Банковская отчетность: конкуренция стандартов

Банковский бизнес в России и зарубежом

Автор:
Источник: Финансовый Директор ISSN 1680 – 1148
Опубликовано: 12 февраля 2007

Мир не стоит на месте. По прогнозам ВТО, в ближайшие несколько лет %/ VI/ объем мировой торговли будет расти каждый год на 7,5%, а это – вер­ный признак ускорения темпов глобализации, ставящей перед мировой фи­нансовой системой качественно новые задачи. Одной из таких задач являет­ся унификация стандартов отчетности.

СТРОИТЕЛЬСТВО ВАВИЛОНСКОЙ БАШНИ

Сама по себе идея Международных стандартов финансовой отчетности (МСФО) проста: заставить говорить бухгалтеров и финансистов из разных стран на одном языке, унифицировав финансовую отчетность, и сведя до ми­нимума разницу между национальными стандартами. Идею впервые решили воплотить в 1973 г. Именно тогда был образован Международный Комитет по Стандартам Бухгалтерской Отчетности (International Accounting Standards Committee, IASC) как независимый орган частного сектора, созданный в ре­зультате соглашения между профессиональными бухгалтерскими организа­циями из США, Австралии, Канады, Франции, Германии, Японии, Мексики, Нидерландов, Великобритании и Ирландии. С момента создания количество ассоциированных и полноправных стран-членов IASC росло на глазах, одна­ко, толку от этого было мало. В деятельности IASC всегда особую роль играли банки. Вскоре после создания IASC, в 1976 г. в Лондоне управляющие десяти крупнейших банков решили помочь Комитету и профинансировали разра­ботку банковских стандартов. А в 1980 г. Комитет впервые в дискуссионном порядке опубликовал рекомендации о раскрытии банковской отчетности.

Процесс признания проходил постепенно. В 1979 г. IASC заинтересова­лись в ОСЭР. В 1984 г. на IASC обратила внимание Комиссия по Ценным Бума­гам и Биржам США (SEC), в 1987 г. к консультативной группе IASC присоеди­нилась Международная Организация Комиссий по Ценным Бумагам (IOSCO). Лишь в 1999 г., когда МВФ и совет Министров Финансов стран Большой Се­мерки рекомендовал стандарты, выпущенные IASC к применению, идея МСФО действительно стала близка к своему воплощению.

На сегодня около 40 стран объявили о полномасштабном переходе на МСФО. Но вот, например, Китай объявил о том, что МФСО будет обязателен только для публично торгуемых компаний, а Германия, Дания и Нидерланды разрешили компаниям корпоративного сектора выбирать между стандарта­ми I.A.S и U.S. GAAP. И хотя IASC в мае 2000 г. реорганизовали в Международ­ный Совет по Стандартам Бухгалтерской Отчетности (International Accounting Standards Board, IASB), а в МСФО попытались влить новую жизнь, уже к 2002г. в мире действовало несколько стандартов отчетности, которые претендовали на звание международных.

ТАМ, ГДЕ ДЕНЬГИ!

Верховенство стандартов I.A.S или U.S. GAAP переросло в политическую плоскость и уже зависело от того, в каких стандартах требовали финансовую отчетность эмитен­тов Биржи. Последние, в свою очередь, зависели от решений регуляторов, которые час­то не хотели отказываться от национальных стандартов отчетности, хотя и частично признавали I A.S. Большинство экспертов сходятся во мнении о том, что камнем претк­новения для распространения МСФО от IASB стала SEC. Хотя США и участвует в IASB, a SEC признала ряд стандартов I.A.S., она фактически блокировала распространение I.A.S. в США и Европе, требуя от эмитентов, ценные бумаги которых торгуются в США, отчетность в стандартах U.S. GAAP. Поэтому страны ЕС просто не могут заставить своих эмитентов вести отчетность исключительно в I.A.S., ведь тогда банкам и компаниям не­банковского сектора, акции которых торгуются на американских биржах, придется вести отчетность и в U.S. GAAP, и в I.A.S., что весьма дорого. Для всех эмитентов не из США и Канады, претендующих на прохождение листинга на любой американской бир­же, SEC предусматривает усиленную форму годового отчета – 20-f. Например, немец­кий банк, желающий получить «добро» от SEC на выпуск своих депозитарных расписок, должен ознакомить потенциальных инвесторов не только со своей финансовой отчет­ностью в U.S. GAAP, но и с особенностями регулирования своей деятельности в стране регистрации.

И хотя IOSCO активно рекомендовала SEC либерализовать процедуру подачи фи­нансовой отчетности иностранными эмитентами, американский регулятор оставался непреклонным. А поскольку американский рынок в 90-е годы рос с переменным успе­хом, а значит, был привлекательным для эмитентов из Европы и Азии, U.S. GAAP заслу­жили звание международных стандартов естественным путем, так как все больше и больше компаний были вынуждены вести отчетность в U.S. GAAP. Видимо поняв, что за плечами у американского регулятора железный аргумент в виде фондового рынка с 10 триллионной капитализацией, IASB решил заняться миссионерством на Востоке, ведь еще в 1999 г. Евразийская Ассоциация Бухгалтеров и Аудиторов объявила о своих планах адаптировать МСФО (I.A.S.) в странах СНГ. Так МСФО попал на просторы бывше­го СССР.

Таким образом, не сопротивляясь навязыванию I.A.S., мы не облегчим жизнь укра­инским компаниям и банкам, которые торгуются на американских биржах, они вынуж­дены будут продолжать вести учет в двух стандартах. Вот почему вопрос о том, к каким именно МСФО должны быть приближены национальные стандарты, является очень сложной проблемой стратегического выбора. Впрочем, из украинских компаний и бан­ков, которые выпустили депозитарные расписки (а на сегодня их около 50), еще ни од­на не торгуется на американской бирже, и потому разницы между U.S. GAAP и I.A.S. они не ощущают, у них просто нет потребности формировать отчетность в одном из об­щепринятых международных стандартов.

ДЕЛО ПРИНЦИПА БОИТСЯ

Как ни парадоксально, между I.A.S. и U.S. GAAP нет принципиальных отличий. За го­ды взаимного проникновения отличия остались лишь в тонкостях отображения и рас­чета тех или иных показателей. Основной принцип, который соблюдается в МСФО всех типов,- отчетность должна быть доступной для понимания инвесторами и прочими сторонними пользователями. Особенно это касается изначально сложной банковской

отчетности. Простота понимания западных стандартов отчетности достигается за счет структурирования самой отчетности. В результате, даже слабо разбирающийся в бух­галтерии инвестор может без труда отыскать в банковской отчетности интересующую его информацию.

В общем виде структура банковской отчетности имеет два уровня. Первый уровень представляет собой четыре обязательных финансовых отчета: отчет о доходах, балан­совый отчет, отчет об изменениях в акционерном капитале и отчет о движении денеж­ных средств. В большинстве своем перечисленные отчеты имеют утвержденную и агре­гированную форму. Но на втором уровне практически каждая строка баланса, отчета о доходах, о движении денежных средств, об изменении в акционерном капитале дета­лизируется в примечаниях. И если в агрегированном балансе можно увидеть, сколько в целом банк вкладывал в кредиты, сколько – в корпоративные ценные бумаги и т. д., то в примечаниях можно ознакомиться с детальными характеристиками того или иного портфеля активов.

Описанный ранее принцип разделения отчетности на уровни существует везде: и в I.A.S., и в U.S. GAAP, и даже в U.K. GAAP. Конкуренция стандартов привела к тому, что их создатели стремились сделать саму отчетность как можно более понятной, однако соз­дали системы, основанные на немного отличающихся учетных принципах.

Тем не менее, камнем преткновения для I.A.S. и U.S. GAAP стал принцип отображения доходов. В европейских банках, использующих I.A.S. или U.K. GAAP, отчет, в котором банк демонстрирует свои доходы и расходы, называется отчетом о прибылях и убытках и в конечном итоге, сводя доходы с расходами, банк подсчитывает чистую прибыль, при этом обязательно разделяет показатели прибыли до налогообложения, до отчисле­ния амортизации нематериальных активов и просто чистую прибыль. В U.S. GAAP ком­пании вынуждены подсчитывать чистый доход, который является аналогом чистой прибыли I.A.S., однако, по методологии расчета все же значительно отличается от чис­той прибыли.

Когда в 2001 г. Deutsche Bank Group объявил о том, что переходит с МСФО на реги­ональные стандарты, претендующие на звание МСФО,- U.S. GAAP. Причина банальна – необходимость предоставления отчетности в SEC. В 2001 г. группа была вынуждена пе­ресчитать данные 1999 и 2000 гг. с I.A.S. в U.S. GAAP, разница стала очевидной. Чистая прибыль банка по I.A.S. за 2000 год оказалась на уровне 801 млн. евро, а чистый доход по U.S. GAAP 13 513 млн. евро, столь большая разница была зафиксирована из-за разного принципа учета процентных доходов и затрат. Однако такие отличия негативно влия­ют на анализ финансовой отчетности инвесторами, которые часто начинают путать стандарты. Сами же крупные международные финансовые холдинги, начиная с 2000 го­да, часто дают одни и те же результирующие показатели в разных стандартах отчетнос­ти с тем, чтобы показать их динамику инвесторам из разных юрисдикций.

Желание SEC стандартизировать свое регуляторное поле вполне объяснимо: не до­пустить на американском фондовом рынке винегрет из разных типов финансовой от­четности, чтобы лишний раз не дезориентировать инвесторов.

И все же «иностранные стандарты» пробились на рынок США и, прежде всего, в фор­ме U.K. GAAP. Компаниям из Великобритании разрешено подавать годовой отчет (форма 20-f) в собственных национальных стандартах. По-видимому, именно это и обеспечи­вает долгожительство U.K. GAAP. Частично этому способствовали оффшорные ворота бывшей королевы морей. Британские островные территории, которые находятся у бе­регов Северной Америки получили право проходить листинг на американских биржах, не выпуская депозитарных расписок, автоматически принеся на американский рынок U.K. GAAP. Интересно, что, несмотря на то, что между британской и американской от­четностью нет стандартных языковых барьеров, одни и те же термины или слова могут нести в себе разную смысловую нагрузку.

ФАКТОР «Х» ДЛЯ U.S. GAAP

Несмотря на разницу в стандартах отображения финансовых результатов, величи­ны активов, кредитного портфеля и прочих показателей работы банков, вся финансо­вая отчетность банка на развитых рынках подлежит обязательному раскрытию, если конечно банк зарегистрирован в форме корпорации. Традицию полного раскрытия банковской финансовой отчетности ввела SEC, которая не разделяла своих подопечных на банки и не банки, и все, что должно было быть отображено в U.S. GAAP, подлежало публикации. Именно SEC ввела поквартальный стандарт раскрытия информации и единые для всех правила раскрытия. Важно, что в США годовой отчет банка сопровож­дается не только финансовой отчетностью банка с примечаниями, но и разделом, где менеджмент банка поясняет изменение тех или иных параметров финансовой отчет­ности, и иногда даже дает прогнозы на будущее. Интересно, что SEC требует от амери­канских банкиров освещать свои проблемы, заставляет наглядно демонстрировать непосредственно в финансовой отчетности банка, каким образом будет меняться сто­имость рабочих активов банка в зависимости от изменения внешних факторов. Кроме того американских банкиров, равно как и топ-менеджеров компаний нефинансового сектора, SEC заставляет рассказывать о том, в каких судебных процессах участвует банк в момент составления отчетности, и как эти процессы повлияют на его финансовый ре­зультат. Также полному раскрытию подлежат структура административных расходов, и святая святых в СНГ – доходы топ-менеджеров банка.

Мода на полное раскрытие быстро перекинулась в Европу и Азию, однако, из-за стремления многих банков со Старого Континента и Японии попасть на фондовый ры­нок США, SEC по-прежнему остается главным информационным центром планеты, где раскрывается финансовая отчетность банков. На сайте SEC в интернет (http://www.sec.gov), начиная с 90-х годов, действует виртуальная система раскрытия информации эмитентами, ценные бумаги которых торгуются в США,- EDGAR. Банко­вские отчеты становятся доступными, как только они попадают в SEC. В настоящий мо­мент в электронной базе данных собрано более полумиллиона отчетов банков и фи­нансовых компаний из США и более 30 стран мира, начиная с 1994 г.

Как ни печально, но в Японии и ЕС нет единого информационного центра, где бы эмитенты раскрывали свою финансовую отчетность. Тамошние регуляторы возложили хлопоты по публикации финансовой отчетности эмитентов на фондовые биржи, кото­рые выдвигают соответствующие требования к эмитентам. Биржи предоставляют дос­туп к такой отчетности не всем желающим, а как правило, своим участникам, от кото­рых она потом попадает к брокерам и их клиентам. При работе с небольшими базами данных теряется фактор комплексности, и поэтому источником номер один финансо­вой отчетности в мире остается SEC. Наверное, поэтому стандарты МСФО (I.A.S.) так долго не могут стать едиными для бухгалтеров и финансистов во всем мире.

I.A.S НУЖНЫ БАНКАМ

По-сути Международная Организация Комиссий по Ценным Бумагам (IOSCO) в ко­торый раз вмешивается в конкурентную борьбу между I A.S. и U.S. GAAP, ратуя за дальней­шее распространение I.A.S. В мае 2004 г. IOSCO опубликовала результаты совместных исследований рабочей группы, созданной в июне 1999 г. совместно с Базельским Коми­тетом, Международным Банком Расчетов и Международной Ассоциацией Страховых Регуляторов. Рабочая группа в свое время получила название «Фишер 2». Прежде чем ог­ласить результаты своих исследований в банковской сфере, она изучила годовые отче­ты 66 финансовых институтов за 2002 г. Было собрано много замечаний к отчетности банков (в т. ч. и в МСФО), которые были обнародованы на презентации результатов ра­боты группы, и в первую очередь, доведены до сведения рейтинговых агентств.

Задачей рабочей группы стало исследование раскрываемой банками комплексной информации, в т. ч. и финансовой отчетности, на предмет правильности отображения риска в пяти плоскостях: риск ликвидности, страховой риск, кредитный риск, общеры­ночный риск и торговый риск. Используя свои давние связи с IOSCO, Международный Совет по Стандартам Бухгалтерской Отчетности взялся разрабатывать стандарты по результатам исследований Комитета. В результате в мае 2004 г. Базельский Комитет и IOSCO предложили национальным регуляторам Старого Света принять на вооружение пока в дискуссионном порядке результаты исследования рабочей группы «Фишер 2», и автоматически заложили на будущее большое конкурентное преимущество I.A.S. пе­ред U.S. GAAP, так как в них уже будут учтены результаты исследований рабочей группы комитета «Фишер 2». В частности, предполагается изменение примечаний в финансо­вой отчетности банков и страховщиков, касающихся отображения риска. Сегодня в IOSCO утверждают, что рабочая группа «Фишер 2» уже учла все пожелания американс­ких регуляторов в отношении отображения рисков в финансовой отчетности, а значит, устранена еще одна разница в сегментах между U.S. GAAP и I.A.S., по крайне мере для компаний финансового сектора.

Таким образом, введение в мире единых стандартов МСФО выглядит, по меньшей мере, проблематичным. Рынки ЕС, США и Великобритании еще слишком отличаются друг от друга, равно как и требования регуляторов на этих рынках. Каждый из распро­страненных стандартов финансовой отчетности весьма неплох и имеет право на суще­ствование, поскольку за ними стоят богатые финансовые традиции (как в Великобрита­нии), солидные международные организации (как в случае с I.A.S.) или самый мощный в мире рынок акций (как в случае с U.S. GAAP). Вот почему проблема выбора стандартов финансовой отчетности все более склоняется к проблеме выбора направления даль­нейшей интеграции.

Автор: