Без вины не виноватый

Российский бухучет
Источник: Журнал «Расчет» №11 - 2006
Опубликовано: 7 ноября 2006

В Уголовном кодексе есть несколько статей, которые хоть и не относятся к работе бухгалтера напрямую, но косвенно все-таки ее затрагивают. Например, разглашение коммерческой, налоговой и банковской тайны. Или сокрытие активов фирмы, за счет которых должны были взыскать налоги. Существует ли вероятность, что к бухгалтеру применят меры уголовного наказания по этим статьям?

Секреты фирмы

На страже коммерческих, налоговых и банковских тайн стоит статья 183 Уголовного кодекса. За незаконное разглашение «подопечных» секретов эта статья предусматривает следующую ответственность. Штраф до ста двадцати тысяч рублей или в размере зарплаты (или другого дохода) за период до одного года. Кроме этого, нарушившему «обет молчания» также запретят занимать некоторые должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. Также суд может даже лишить болтуна свободы на срок до трех лет. Причем, если докажут, что нарушитель действовал из корысти, или разглашение тайны повлекло ущерб – срок увеличивается до пяти лет.
Бухгалтеры в силу специфики своей работы знают слишком много, чтобы остаться вне подозрений, если вдруг какая-то внутрифирменная информация будет предана огласке. Поэтому давайте рассмотрим по внимательнее все три тайны и разберемся, в каком случае бухгалтера можно обвинить в их «разбазаривании».
Коммерческая тайна как набор фирменных местечковых секретов и ноу-хау есть практически любой компании. Для того, чтобы иметь право требовать наказания за разглашение тайны, необходимо выполнить некоторые требования Федерального закона «О коммерческой тайне» от 29 июля 2004 года № 98-ФЗ. Согласно нему, далеко не каждая информация, которая, по мнению руководителя фирмы, представляет коммерческий секрет, может официально считаться таковым. Закон № 98-ФЗ требует от фирм устанавливать у себя так называемый «режим коммерческой тайны» (п. 2 ст. 10 Закона № 98-ФЗ).
Для этого фирма должна сначала определить перечень информации, которую она считает коммерческой тайной. Затем утвердить порядок обращения с информацией и установить контроль за его соблюдением. Кроме того, в компании должны вести учет лиц, которые имеют право доступа к этой информации. В трудовых или гражданско-правовых договорах с сотрудниками, нужно подробно расписать, как те могут использовать «тайную» информацию. Также компания должна наносить на все «секретные» документы гриф «коммерческая тайна».
«Для правильной квалификации преступления по статье 183 Уголовного кодекса без учета положений закона № 98-ФЗ не обойтись, – говорит Михаил Мухин, начальник управления ФСКН России. – Но как показывает практика, ситуации, когда в компаниях полностью установлен режим коммерческой тайны, встречаются крайне редко».
Но, допустим, что все формальности компанией соблюдены, и бухгалтера по всем правилам включили в число приближенных к фирменным секретам. Какова вероятность, что, например, при появлении в прессе каких-то внутрифирменных сведений, голова бухгалтера полетит в первую очередь? Небольшая. По крайней мере, не выше, чем возможность пострадать у всех остальных, посвященных в фирменные секреты, сотрудников.
«Обязанность хранить коммерческую тайну компании применима в равной мере к каждому работнику организации, не только к бухгалтеру – разъясняет Илья Болотнов, директор по юридическим вопросам компании Грант Торнтон Трид. – Санкция за несоблюдение такой обязанности – специальное основание для увольнения по инициативе работодателя (ст. 81 ТК). Естественно, что в этом случае сам работодатель должен доказывать факт разглашения информации работником, а также, что разглашенная информация в действительности составляла коммерческую тайну. Кроме того, нужно доказать и размер ущерба, который был причинен компании».
Банковская тайна прописана в Федеральном законе «О банках и банковской деятельности» от 2 декабря 1990 года № 395-1. Банки обязаны гарантировать тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов (ст. 26 закона № 395-1). Привлечь банковского специалиста к ответственности можно лишь в том случае, если будет доказана его непосредственная вина.
Что касается налоговой тайны, то разгласить ее бухгалтеры не могут в принципе, так как просто не являются ее носителями. Дело в том, что под налоговой тайной понимают любые сведения о налогоплательщике, которые получают сотрудники налоговых инспекций, органов внутренних дел, внебюджетных фондов и таможенных органов (ст. 102 НК).

Припрятанное добро

Ситуации, когда фирмы, чтобы не платить налоговые долги, за короткие сроки организуют распродажу своего ценного имущества и перебрасывают деньги на «дружественные» компании, встречаются не редко. В бухгалтерском лексиконе эта акция даже получила свое название – вывод активов. Видимо по причине широкой популярности такого приема укрывательства законодатель решил включить в Уголовный кодекс отдельную статью 199.2. Согласно ей, сокрытие денег или имущества, за счет которых должны были взыскать долги по налогам, совершенное в крупном размере (более 250 000 тысяч рублей (ст. 169 УК)), грозит осужденному штрафом от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей. Альтернатива – «изъятие» зарплаты или другого дохода, заработанного за период от восемнадцати месяцев до трех лет. А можно и свободы лишиться на срок до пяти лет. Причем без права в течение следующих трех лет занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.
«Форма, в которой фирма скрыла свои активы, для привлечения к ответственности значения не имеет – говорит Евгений Мосин, адвокат Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права СПбГУП. – Главное, что вместо того, чтобы направить деньги и прочее имущество на погашение недоимки, компания «спрятала» их от налоговых органов или судебных приставов.
Полный список вариантов укрывательства составить затруднительно, ведь изобретательность в этой области неистощима. Поэтому назовем лишь некоторые из них. Фирма:

  • фиктивно оформляет свое имущество на третьих лиц. Например, передает его им в собственность, а чтобы продолжать пользоваться активами, подписывает договор о безвозмездном пользовании или берет имущество на ответственное хранение;
  • скрывает часть выручки от реализации товаров, работ, услуг;
  • использует банковские счета третьих лиц и расплачивается через них с контрагентами, минуя собственный расчетный счет;
  • переводит деньги со своего счета на счета третьих лиц под фиктивные сделки;
  • имитирует уничтожение имущества вследствие преступления, пожара и т.п.;
  • искажает свои бухгалтерские и иные учетные документы, внося в них заведомо ложные сведения».

При этом, согласно статье 199.2 Уголовного кодекса, ответственность за вывод активов лежит как на собственнике или руководителе фирмы, так и на «…ином лице, которое выполняет управленческие функции в этой организации».
Прямое указание на «иное лицо» смущает. Не является ли это «тонким намеком» на то, что и главный бухгалтер входит в круг уголовно наказуемых нарушителей? Ведь он – далеко не последнее лицо в фирме, и имеет достаточно полномочий, чтобы на пару с директором проворачивать нехитрые схемы по выводу активов.
Чтобы разобраться в этом щекотливом вопросе, посмотрим, раскрывает ли Уголовный кодекс содержание понятия «лицо, выполняющее управленческие функции в организации». Так, в примечании 1 к статье 201 («Злоупотребление полномочиями») указано, что в статье 196 и статьях главы 23 Уголовного кодекса лицом, выполняющим управленческие функции в компании, признается лицо, «постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности».
Интересующая нас статья 199.2 находится в главе 22 Уголовного кодекса. Поэтому формальных оснований распространить на нее определение из примечания к статье 201 Уголовного кодекса нет. Тем не менее, по мнению Евгения Мосина, подвести бухгалтера под понятие «управленческое лицо» в целях статьи 199.2 Уголовного кодекса и доказать его вину в сокрытии денег или имущества все-таки возможно. Ведь в пункте 3 постановления Пленума Верховного Суда от 10 февраля 2000 года № 6 сказано, что «организационно-распорядительные функции включают в себя, например, руководство коллективом, расстановку и подбор кадров, организацию труда или службы подчиненных, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий. К административно-хозяйственным функциям могут быть, в частности, отнесены полномочия по управлению и распоряжению имуществом и денежными средствами, находящимися на балансе и банковских счетах…, принятие решений о начислении заработной платы, премий, осуществление контроля за движением материальных ценностей, определение порядка их хранения и т.п.». Как видно из цитаты, многие из перечисленных функций входят в прямые обязанности бухгалтера.
Кроме того, как считает Михаил Мухин, лица, которые могут быть привлечены к ответственности по статье 199.2 Уголовного кодекса, как правило, идентичны нарушителям статей 199 и 199.1 Уголовного кодекса. Так что вполне можно предположить, что привлечь бухгалтера к ответственности за вывод активов, в принципе, получится. Однако, учитывая, что зачастую бухгалтер только подчиняется распоряжениям шефа – директора или собственника – и сам незаконные интриги не затевает, подобные случаи, скорее всего, будут исключением, чем правилом.

Уводят все чаще – ищут все лучше

В Уголовном кодексе статья 199.2 появилась относительно недавно – 11 декабря 2003 года. Так что на фоне действующей уже десять лет и ставшей «популярной» статьи 199 («Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации») статья 199.2, конечно, молодая. Но вот правоприменительная практика по ней нарабатывается быстро и довольно успешно (для правоохранительных органов, разумеется).
«Общее представление о вкладе статьи 199.2 Уголовного кодекса в статистику налоговых преступлений можно получить, если проанализировать данные уголовно-правовой статистики, приведенные на интернет-сайте МВД России – говорит Евгений Мосин. – Всего за первые девять месяцев этого года подразделения по налоговым преступлениям органов внутренних дел выявили одну тысячу шестьсот одно преступление, предусмотренное этой статьей. То есть в среднем 178 преступлений ежемесячно. А по успешному «проведению» через суд статья 199.2, похоже, уже теснит статью 199: за указанный период к уголовной ответственности привлечено восемьсот человек по статье 199 и шестьсот тридцать семь человек по статье 199.2. О чем это говорит? О том, что для бизнеса статья 199.2 статистически примерно столь же опасна, сколь и статья 199. То есть, эффективность «работы» статьи 199.2 высокая и это не случайность, а характерная особенность последнего времени».

Бухгалтеры в силу специфики своей работы знают слишком много, чтобы остаться вне подозрений, если вдруг какая-то внутрифирменная информация будет предана огласке.

Для привлечения фирмы к ответственности за сокрытие активов, форма сокрытия значения не имеет. Главное, что вместо того, чтобы направить деньги и прочее имущество на погашение недоимки, компания «спрятала» их от налоговых органов или судебных приставов.

 

Все статьи цикла «Последстия криминального учета»

(состоит из 3 статей)

Без вины не виноватый (7 ноября 2006)

Высокие полномочия бухгалтера (7 ноября 2006)

Не заплатил налоги? Бессонница гарантирована (7 ноября 2006)