Бухучет и отчетность: время требует адекватных стандартов

Российский бухучет

Автор:
Источник: Журнал «Аудитор» №5 - 2006
Опубликовано: 29 августа 2006

Недостатки закона № 129-ФЗ очевидны

В настоящее время отношения в сфере бухгалтерского учета и финансовой отчетности регулируются Федеральным законом от 21 ноября 1996 года № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами. Недостатки действующего закона детально проанализированы в Концепции проекта федерального закона «О бухгалтерском учете» (новая редакция), одобренной Комиссией Правительства РФ по законопроектной деятельности 17 октября 2005 года, а также отражены в Концепции развития бухгалтерского учета и отчетности в РФ на среднесрочную перспективу, одобренной Приказом Минфина России от 1 июля 2004 года № 180. По мнению многих серьезных аналитиков, главными недостатками являются следующие.
1. Предметом правового регулирования действующего закона является методология бухгалтерского учета, что было оправдано в условиях плановой экономики. В условиях же рыночной экономики, когда приобрело особую важность отражение в финансовой отчетности реального экономического положения хозяйствующих субъектов, требуется сосредоточить внимание соответствующего закона не на методологии, а на создании системы регулирования, гарантирующей защиту прав всех заинтересованных лиц на получение объективной информации.
2. Действующий закон не подразумевает участия профессионального сообщества в регулировании отрасли. В то же время международный опыт показывает, что именно саморегулирование отрасли профессиональным сообществом позволяет достичь адекватных результатов.
3. Действующий закон терминологически привязан к понятийному аппарату гражданского законодательства, что не позволяет реализовать один из основополагающих принципов Международных стандартов финансовой отчетности (МСФО) – приоритет экономического содержания над юридической формой.
4. Качество МСФО выше качества существующих российских положений по бухгалтерскому учету, однако закон не позволяет применять в национальных стандартах принципы МСФО. Многие положения действующего закона, в частности, правила оценки имущества и обязательств, противоречат принципам МСФО.
5. Действующий закон содержит чрезмерно детальные требования к процессу бухгалтерского учета, в частности, устанавливает обязательные формы первичных учетных документов. Это существенно ограничивает возможности организаций в выборе эффективной технологии обработки учетной информации, усложняет автоматизацию учетных процессов.
6. Действующий закон не закладывает фундамент для создания системы контроля качества бухгалтерской отчетности. В настоящее время имеет место массовое несоблюдение действующих положений по бухгалтерскому учету из-за неэффективности контроля и отсутствия действенных санкций за их нарушение.

Авторы законопроекта «О регулировании бухгалтерского учета и финансовой отчетности» полагают, что этот правовой документ, внесенный ими в Государственную Думу, позволит решить указанные выше проблемы. При этом есть смысл обратить внимание на следующее.
Первое. Предметом правового регулирования законопроекта являются правоотношения, возникающие в связи с регулированием официального бухгалтерского учета и ведением его хозяйствующими субъектами. Вопросы методологии бухгалтерского учета и финансовой отчетности будут являться предметом подзаконных актов, что позволит своевременно обеспечивать их соответствие российской деловой практике и МСФО.
Второе. Концепция законопроекта состоит в определении (на уровне закона) системы регулирования бухгалтерского учета и финансовой отчетности. Проекты нормативных правовых актов будут разрабатываться негосударственным органом регулирования, а затем одобряться или мотивированно отклоняться уполномоченным государственным органом. Президент РФ в своем Послании Федеральному собранию РФ от 25 апреля 2005 года отметил, что современный российский чиновник обязан учиться разговаривать с обществом не на командном жаргоне, а на современном языке сотрудничества, языке общественной заинтересованности, диалога и реальной демократии. В законопроекте реализованы новые требования к системе регулирования бухгалтерского учета и финансовой отчетности, позволяющие формировать качественную нормативную базу: независимость, профессионализм, открытое обсуждение и прозрачность принимаемых решений, эффективность процедур, участие в международном процессе стандартизации, обеспечение суверенитета РФ в регулировании, единство стандартов в различных отраслях экономики. Международный опыт показывает, что выполнение этих требований возможно только в случае участия в системе регулирования негосударственного органа, объединяющего составителей, аудиторов, пользователей финансовой отчетности и ученых. Соблюдение интересов государства в процессе установления стандартов учета и отчетности будет обеспечиваться правом Правительства РФ на основании законодательно установленных критериев назначать негосударственный орган регулирования и правом вето государственного уполномоченного органа в отношении разрабатываемых негосударственным органом нормативных правовых актов.
Законопроект соответствует Концепции административной реформы в РФ в 2006-2008 годах, одобренной распоряжением Правительства РФ от 25 октября 2005 г. № 1789-р. В соответствии с этой Концепцией, на 2006 год намечена разработка и принятие нормативных правовых актов, упраздняющих избыточные и дублирующие функции, осуществляемые органами исполнительной власти, и позволяющих передавать ряд государственных функций саморегулируемым организациям. Концепция упоминает законопроекты о передаче саморегулируемым организациям государственных функций в области финансового аудита и оценочной деятельности. В сфере бухгалтерского учета и финансовой отчетности саморегулирование оправдано даже в большей степени в силу высокого общественного интереса и готовности профессионального сообщества к саморегулированию, вызванных значимостью финансовой отчетности для принятия экономических решений.
Определение Правительством государственного регулирующего органа в законопроекте не является произвольным, а основано на функциях соответствующего органа. В частности, не допускается совмещение в одном органе функций регулирования налогообложения с регулированием финансовой отчетности. Это позволит Минфину (ФНС) принимать более эффективные решения по вопросам налогообложения, поскольку их принятие не будет обременено непрофильными целями финансовой отчетности. В свою очередь, качество стандартов финансовой отчетности не будет искажаться требованиями расчета налогов. Ближе всего по своим функциям к государственному органу, контролирующему принятие нормативных актов по бухгалтерскому учету и финансовой отчетности, – Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) и Минэкономразвития, ответственные за обеспечение защиты прав инвесторов.
Третье. Законопроект закрепляет независимость понятийного аппарата бухгалтерского законодательства. Это позволит применять в подзаконных актах понятийный аппарат МСФО, который, отражая принцип приоритета содержания над формой, является в большей степени общеэкономическим, чем юридическим.
Четвертое. Законопроект устанавливает, что отечественные стандарты финансовой отчетности разрабатываются исходя из практики применения международных стандартов финансовой отчетности в той степени, в которой это отвечает интересам российских пользователей.
Пятое. Общественное значение имеет финансовая отчетность, которую использует как рынок, так и государство для принятия экономических решений. Бухгалтерский учет является процессом, а не результатом и, таким образом, представляет собой внутреннее дело каждой организации. Тем не менее, в силу традиций российской школы бухгалтерского учета и ст. 71 Конституции РФ, относящей официальный бухгалтерский учет к ведению РФ, законопроект предполагает принятие положения по бухгалтерскому учету. Данный документ зафиксирует такие базовые требования к бухгалтерскому учету, как применение двойной записи на счетах, необходимость оформления первичных учетных документов. Эти требования должны быть сформулированы на уровне подзаконного акта с тем, чтобы обеспечить возможность их оперативного изменения по мере совершенствования информационных технологий обработки учетной информации.
Шестое. Законопроект содержит комплекс мер, направленных на усиление ответственности за качество финансовой отчетности. В частности, он вводит гражданско-правовую ответственность организации и ее аудитора перед пользователями финансовой отчетности и конкретизирует обстоятельства наступления административной ответственности за бухгалтерские нарушения.
Седьмое. Законопроект устраняет многочисленные методологические недостатки действующего закона за счет отказа от излишне детального регулирования бухгалтерского учета и финансовой отчетности. В то же время законопроект устраняет и излишние бюрократические требования к бухгалтерской отчетности. Как отметил в послании «О бюджетной политике в 2006 году» Президент РФ, «налоговый учет и отчетность остаются неоправданно усложненными, что особенно чувствительно для малого и среднего бизнеса». В полной мере это относится к бухгалтерскому учету и отчетности. Законопроект предусматривает освобождение организаций малого бизнеса, за исключением общественно значимых организаций, от представления финансовой отчетности, сохраняя их обязанность вести бухгалтерский учет с целью имущественной идентификации юридического лица. Финансовую отчетность предлагается представлять по принципу одного окна в орган государственной статистики.

Мнение депутата Государственной Думы А.В. Буренина

В интервью корреспонденту журнала член Комитета ГД по бюджету и налогам, председатель правления Фонда «Национальная организация по стандартам финансового учета и отчетности» (Фонд НСФО) А.В. Буренин выразил надежду на то, что в конечном счете представители государства и бизнеса сумеют найти оптимальный вариант правового регулирования сферы бухучета и отчетности.

— Какие же именно причины правового характера побудили Вас, Андрей Викторович, внести в парламент законопроект «О регулировании бухгалтерского учета и финансовой отчетности»?

— Основная причина заключается в том, что действующий институт финансовой отчетности абсолютно неадекватен сегодняшнему состоянию развития экономики. Финансовая отчетность — это важнейший информационный элемент системы инвестирования. На ее основе инвесторы, собственники принимают решение, куда вкладывать деньги. Если этот инструмент отсутствует или он неадекватен существующим реалиям, т.е. не отражает реального финансово-экономического состояния хозяйствующих субъектов, то соответственно инвестиции делать либо сложно, либо невозможно, либо они будут использованы нерационально. Поэтому, когда мы говорим об общегосударственных задачах удвоения ВВП, обеспечения качественного и устойчивого экономического роста, то понятно, что все это достижимо только в том случае, если механизм инвестирования средств работает эффективно. А это в принципе невозможно без объективной финансовой отчетности. Наша финансовая отчетность, составленная на основе ПБУ, задачу отражения реальной ситуации в компаниях не выполняет. Поэтому принимать на ее основе инвестиционные решения, по сути, весьма рискованно. И мы едва ли найдем сегодня в нашей стране инвесторов, которые готовы только на основании прочитанного финансового отчета принять решение и вложить деньги в тот или иной проект, как это делается, например, в США.

— На какие моменты вашего законопроекта есть смысл особо обратить внимание?

— Первый и основной момент — это предмет самого закона. Если действующий законо бухучете касается в большей части технических, методологических и прочих технократических элементов бухгалтерского учета и финансовой отчетности, то предмет нашего законопроекта – это система регулирования.
Почему мы пошли по такому пути? Дело в том, что в процессе подготовки законопроекта, который длился примерно год и сопровождался весьма серьезными обсуждениями, экспертное сообщество пришло к выводу, что все предыдущие реформы в сфере финансовой отчетности и бухучета не привели к успеху по той простой причине, что велась борьба с последствиями, а не с первопричинами проблем. Плохие стандарты или неадекватное их исполнение — это лишь последствия. Первопричина лежит в неадекватности системы регулирования отрасли. И пока мы не устраним первопричину, говорить о нормальных стандартах в принципе не приходится.
Прежде всего, надо исходить из того, что за последние 15-20 лет произошли системные изменения в обществе и экономике. Они, безусловно, не могли не затронуть и сферу финансовой отчетности. Как известно, во времена плановой экономики финансовая отчетность нужна была государству для того, чтобы оно, как собственник, регулировало деятельность предприятий. По сути, это был внутрисистемный контроль. Теперь же роль государства в отношении финансовой отчетности должна быть совсем другой. Сегодня есть коммерческие организации, желающие привлечь инвестиции, есть коммерческие организации, желающие размесить инвестиции. И роль государства заключается не в том, чтобы указывать им, «какими чернилами заполнять платежки». Оно должно создать эффективную систему стандартов и, самое главное, – обеспечить правовые условия для их выполнения.
Словом, в условиях рыночной экономики роль государства меняется, а система регулирования до сих пор остается у нас почему-то прежней. В этой системе скрыто множество противоречий, которые не позволяют финансовой отчетности развиваться в соответствии с требованиями времени. К примеру, у нас все, что касается бухгалтерского учета и финансовой отчетности, регулирует Министерство финансов.
Оно имеет все права по нормотворчеству в этой сфере, но, к сожалению, не несет никакой ответственности за эффективность функционирования финансовой отчетности. Поскольку Минфин не отвечает ни за создание инвестиционного климата, ни за биржевую торговлю, ни за защиту прав инвесторов. Получается, что то, для чего предназначена финансовая отчетность, по сути, никакого отношения к Минфину не имеет. Такая ситуация просто противоречит здравой управленческой логике.
Кроме того, действующей системе присущ еще один существенный недостаток: она игнорирует необходимость полного отделения финансовой отчетности от налоговой, хотя эти два вида отчетности строятся на абсолютно разных принципах и предназначены для разных субъектов. Например, с точки зрения логики налоговой отчетности, важно занизить доходы или стоимость имущества, чтобы меньше платить налогов. С точки зрения финансовой отчетности, выгодно эти показатели завысить, чтобы привлечь больше инвестиций. Вполне понятно, если эти две отчетности совмещаются, то бухгалтер руководствуется исключительно налоговыми соображениями, поскольку дело касается экономии средств уже завтра, а с инвестициями, как говорится, еще можно подождать. Поэтому для того, чтобы в финансовой отчетности отражалась реальная ситуация на предприятии, она должна быть полностью отделена от отчетности налоговой.
У нас, к сожалению, это не так. Более того, Минфин – орган, который выполняет фискальные функции, – регулирует и финансовую отчетность. Каждый день от Минфина требуют контроля за поступлением доходов. А что делается в части финансовой отчетности, не вызывает у него особого интереса, ибо это не оказывает сиюминутного влияния на положение дел. Обычно в сфере инвестирования между действием и его последствиями довольно долгий промежуток времени. Понятно, что любые действия Минфина в отношении финансовой отчетности обусловлены, в первую очередь, налоговой логикой. Именно поэтому у нас налоговая отчетность полностью задавила финансовую. По большому счету, отчетность на основе ПБУ делается исходя из фискальных интересов предприятия, а не из желания показать реальную финансовую ситуацию.
В своем законопроекте мы предлагаем пересмотреть роль государства и пойти по пути наиболее развитых стран, опыт которых доказывает, что стандарты должны создаваться не государственными органами, а экспертным сообществом.

 – Как это может выглядеть на практике?

 – На взгляд экспертов Фонда НСФО, целесообразно законодательно определить негосударственный орган регулирования в лице некоммерческой организации. Причем в законе следует четко прописать, по какому принципу отбираются эксперты в этот орган регулирования, как обеспечивается их независимость, прозрачность принимаемых ими решений. Роль экспертов — разрабатывать проекты стандартов, давать интерпретации, постоянно следить за изменяющейся ситуацией. Что касается роли государства, то и она, безусловно, должна оставаться в условиях нашей страны достаточно весомой, поскольку наш бизнес еще не готов к тому высокому уровню саморегулирования, который присущ бизнесу наиболее развитых стран. Должен быть орган государственного регулирования, имеющий правоодобрить или не одобрить проекты стандартов, которые разработал негосударственный орган регулирования. Естественно, таким государственным регулятором должен быть однозначно не Минфин. Им должен быть тот орган, который отвечает за инвестиционный климат, за ценные бумаги, за защиту правинвесторов (например, Федеральная служба по финансовым рынкам в США).
Такая система с четко прописанной ответственностью ее субъектов, с механизмами принятия решений, разрешения конфликтов сможет убрать основные барьеры на пути к разработке качественных стандартов. Словом, создав по-настоящему эффективную систему регулирования, мы тем самым откроем реальные возможности для создания нормальных стандартов.

Но стандарты, даже самые продуманные, действенны только в том случае, если их исполняют.

— Так оно и есть. Именно поэтому второй важной задачей законопроекта мы считаем создание условий для исполнения стандартов. Обеспечить исполнение стандартов должно государство. Сегодня у нас сложилась уникальная ситуация. Мы говорим, что требования ПБУ нас не устраивают, что они далеки от международных стандартов. Но парадокс заключается в том, что и действующие национальные стандарты у нас не исполняются в должной мере. То есть реальная правоприменительная практика еще дальше от международных стандартов, чем те же самые ПБУ.
Кстати, разрыв между требованиями ПБУ и международных стандартов не так уж велик и во многих случаях носит чисто технический характер. Естественно, возникает сомнение: если мы завтра создадим прекрасные стандарты, не факт, что все будут их исполнять, если сегодня даже их упрощенная версия не исполняется так, как положено. Чудес на свете не бывает. Именно поэтому государство должно 90% своих усилий в части финансовой отчетности и бухучета посвящать созданию системы исполнения стандартов. Причем эта система включает в себя не только внешний аудит, но и принципы корпоративного управления: принципы формирования совета директоров, внутреннего аудита, информационной прозрачности, а также систему санкций.
К сожалению, приходится констатировать, что, по сути, опыт пресловутого Эн-рона нас ничему не научил. На Западе поняли, что отсутствие контроля со стороны государства приводит к системным финансовым кризисам. У нас же сегодня системы обеспечения исполнения стандартов нет вообще никакой. Есть несколько норм в административном и уголовном праве, которые привязаны больше к нарушениям налогового характера, чем к искажению в отчетности финансового состояния компании. Если ситуацию не исправить, то рано или поздно мы получим свои «энроны». Только вот ждать этого не нужно. Государству необходимо уже сейчас сконцентрироваться на основной своей функции в этой деликатной сфере – на контроле за исполнением стандартов, а не пытаться на микроуровне контролировать, как предприятия нанимают и обучают главных бухгалтеров. Все это рынок прекрасно сделает и без усилий со стороны государства.

 – А каково отношение разработчиков законопроекта и в целом возглавляемого Вами Фонда «Национальная организация по стандартам финансового учета и отчетности» к переходу на МСФО?

 – Минфин в своем законопроекте «О консолидированной финансовой отчетности» предлагает просто взять свод стандартов на английском языке, перевести и потребовать их выполнения компаниями. Мы же придерживаемся иного мнения. В ходе различного рода исследований и обсуждений в Фонде мы пришли к выводу, что для России такой путь не является оптимальным. Если уж изменять систему регулирования бухгалтерского учета и финансовой отчетности, то никто не мешает нам разработать абсолютно нормальные, соответствующие текущему уровню развития мировой экономики национальные стандарты, которые в то же время будут полностью соответствовать принципам международных стандартов, если мы выбираем их в качестве эталона на текущем этапе развития.
Да, не надо изобретать колесо – возьмем за основу признанные в мире лучшими МСФО. Но при этом напишем стандарты языком, который свойственен нашей правоприменительной практике, поскольку у нас совершенно другая юридическая система, другой понятийный ряд. Мы привнесем в систему учета и отчетности свои элементы, учитывая нашу специфику, нашу научную школу. В результате мы сохраним за собой суверенитет, поскольку вполне возможна в будущем ситуация, когда наши интересы и интересы разработчиков МСФО будут расходиться по принципиальным вещам, например, по оценке газовых месторождений. Скорее всего, разработчики Лондонского комитета не будут заинтересованы,скажем, чтобы капитализация Газпрома была высокой, они вполне могут обыграть этот вопрос в своих интересах. Во всяком случае, такие прецеденты случались много раз. Поэтому «суверенитет» здесь не пустое слово. Не конфликтуя в основных содержательных моментах с международными стандартами, тем не менее, разрабатывая национальные стандарты, мы должны оставлять возможности для тактического маневра.
Я уж не говорю о многом другом, например, о защищенности международных стандартов авторскими правами. Этот вопрос до сих пор не решен. Невозможно гарантировать, что года через три, когда мы полностью перейдем на МСФО и не сможем повернуть назад, никто не предъявит нам счет за оплату услуг по пользованию этой интеллектуальной собственностью.
Есть много и других вопросов технического характера, которые привели нас к пониманию того, что страна должна двигаться в направлении разработки национальных стандартов, в максимально возможной степени приближенных к стандартам международным. Именно такой курс, на наш взгляд, позволит достичь главной цели — привлечение инвестиций. Причем мы здесь говорим не только и не столько о международных инвестициях, а, в первую очередь, об инвестициях российского происхождения, поскольку наши собственные инвесторы заинтересованы в отчетности, позволяющей им принимать адекватные решения. И если нам удастся для собственного бизнеса создать эффективный, прозрачный информационный механизм, который бы позволил принимать решения без лишних транзакционных издержек, при полной защищенности инвестиций – это станет огромным шагом вперед. Именно такой шаг в среднесрочной перспективе институционально даст значительно больший толчок для развития экономики, чем игры с налоговыми ставками.

 – Интересно, кто участвовал в разработке законопроекта?

 – Очень многие эксперты. Лично меня проект интересовал не только с точки зрения бухгалтерского учета и финансовой отчетности, но и с гуманитарной точки зрения. Что я имею в виду? Есть проблема в обществе. Проблема, которая тормозит развитие экономики, поскольку препятствует формированию нормальных инвестиционных потоков. Все понимают, что сложилась неадекватная ситуация. Для этого достаточно прочитать концепцию реформирования отрасли, которую подготовил Минфин. Там очень четко описаны все недостатки ситуации в отрасли, однако нет ответа на вопрос: что же нужно делать? Между тем для решения существующих проблем совершенно не был задействован интеллектуальный потенциал профессионального сообщества. Естественно, организаторы, к которым я отношу и себя, обеспечивали только инфраструктуру для экспертного поиска. А вот разобраться в том, где мы находимся, куда нужно двигаться, как это делать, предстояло именно специалистам-профессионалам, которых мы консолидировали вокруг темы в работе по подготовке законопроекта.
Законопроект рождался не на пустом месте. Только за первые полгода работы были подготовлены четыре крупных аналитических материала, в которых исследовались разные направления и разные срезы тематики реформирования системы регулирования бухгалтерского учета и финансовой отчетности. На основе этих материалов, которые мы обсудили в разных аудиториях, полностью открытых для участия любых заинтересованных лиц, и был разработан соответствующий законопроект. Причем мы не стали торопиться с внесением его в парламент. Документ еще примерно полгода обсуждался. И только после этого попал в Государственную Думу. Как видите, автором законопроекта является не депутат, а большой коллектив экспертов, можно сказать даже – экспертное сообщество.

 – Как реагировал на законопроект Минфин?

 – Для Минфина все, что не разработано им самим, априори плохо. Хотя в наше время многие министерства, ведомства, да и само правительство демонстрируют другой подход, стремятся создавать общественные экспертные советы, привлекать независимых специалистов, учитывать разные точки зрения.

 – Вас не смущает то обстоятельство, что правительство пока не поддержало законопроект?

 – Откровенно говоря, мы и не рассчитывали сразу на поддержку с его стороны. Не часто случается, чтобы депутат даже на самый хороший законопроект получил положительное заключение правительства.
Однако мы продолжаем работу над законопроектом. И позиция Минфина нас не смущает. Мы не приемлем силовых административных методов. Ставка нами делается на информационную прозрачность и вынесение идей на широкое обсуждение. Этим мы отличаемся от представителей Минфина, которые зачастую не готовы озвучивать свою позицию, поскольку, видимо, она иногда исходит из ведомственных интересов, а не из общегосударственных.

 – Вы можете получить поддержку думского Комитета по бюджету и налогам?

 – Поддержку Комитета Государственной Думы по налогам и бюджету надо больше рассматривать как поддержку партии, имеющей большинство в парламенте и доминирующей в комитете. На мой взгляд, в «Единой России» сейчас, к счастью, понимают, что далеко не каждое действие исполнительной власти — это действие продуманное, взвешенное и оптимальное. К настоящему времени образовалось немало инструментов в рамках «Единой России», которые позволяют доносить до партийного руководства альтернативные точки зрения, и во многих случаях они находят понимание. Поэтому я верю в успех, и первые шаги, уже сделанные нами, позволяют надеяться на то, что поддержка фракции «Единая Россия» у нас будет.

 – Вы не могли бы более обстоятельно рассказать об этих первых шагах?

 – В начале текущего года Фонд НСФО проводил бухгалтерский конгресс, в работе которого принимали участие представители как экспертного сообщества, так и государственной власти. В ходе выступлений, прозвучавших на этом конгрессе, всем стало ясно, что Минфину в споре по проблемам учета и отчетности противостоят не только те или иные конкретные лица, не только Фонд НСФО и экспертное сообщество, но и ряд органов государственной власти, заинтересованных в реформе бухучета и финансовой отчетности. А это уже серьезный повод задуматься, что, возможно, именно в позиции Минфина и кроется основная проблема, препятствующая реформированию системы.

— Какой Вы видите дальнейшую судьбу правительственного законопроекта «О консолидированной финансовой отчетности»?

— Мне сложно что-то предсказывать. Начнем с того, что законопроект, внесенный правительством, «висит» в парламенте между вторым и третьим думскими чтениями уже больше года. Это ситуация неординарная. Она свидетельствует о том, что в законопроекте «зашиты» серьезные конфликты. И сегодня сама государственная власть, похоже, не может оценить все «за» и все «против» предложенной системы. Поэтому законопроект и не отклоняется, и не продвигается вперед.
На мой взгляд, законопроект «О консолидированной финансовой отчетности» целесообразно отклонить. Предпринятая Минфином попытка ускорить реформу путем принятия закона по данной узкой теме в преддверии разработки нового комплексного правового акта о бухучете явно не удалась. Сегодня Минфин уже и сам в своих планах предусматривает еще до конца 2006 года внести в Думу фундаментальный законопроект о бухучете. Зачем же тогда клоч-кообразными правовыми документами реформировать законодательство? Давайте, действительно, отзовем весьма спорный законопроект о консолидированной финансовой отчетности, а те идеи, которые мы наработаем совместно в части внедрения международных стандартов, внесем отдельной главой в комплексный закон о бухучете. Только так мы сможем получить нормальный единый правовой акт, который будет эффективно регулировать сферу бухгалтерского учета и финансовой отчетности.

Автор: