Software

Автор:
Опубликовано: 1 марта 2006

В течение всего 2001 года большинство аналитиков и экспертов, по собственной инициативе или в силу служебной необходимости оценивавшие состояние российской экономики, довольно единодушно признавали: объект изучения развивается. Пусть не слишком бурными и поражающими воображение темпами, но все же – демонстрируя позитивную динамику.

Разумеется, пока рано говорить о «российском экономическом чуде» – увы, предпосылки к этому еще не сложились. Кроме того, процесс оздоровления сопровождается массой факторов, напрямую никак не зависящих от непосредственных операторов рынка – предприятий разных форм собственности: неожиданные «провалы» золотовалютных резервов ЦБ, изменение мировой конъюнктуры на финансовых рынках и – гораздо более важных для России рынках сырьевых, зигзагообразный характер развития законодательства… Но трудно не заметить фиксируемый практически всеми игроками рынка информационных технологий рост интереса российского корпоративного заказчика к новым решениям, позволяющим оптимизировать бизнес, снизить издержки и сделать бизнес более прозрачным. Как минимум – для самих собственников и управляющих. Интерес предприятий к автоматизированным системам управления бизнес-процессами – пока что результат этого «потепления» в российской экономике. Теперь остается ждать обратной связи, когда применение новых технологий начнет приводить к появлению на рынке действительно эффективных предприятий. Ведь собственно из них экономика и состоит…

Одним из результатов антикризисного тренда стало появление у значительной части российских предприятий свободных средств, которые могут быть потрачены на оптимизацию производственного процесса. В результате управляющие высшего звена в течение всего прошлого года проявляли повышенный интерес к одному из базовых классов корпоративных информационных систем – ERP* как средству снижения (по крайней мере, такой эффект обещают все поставщики решений) производственных издержек.

Отчасти же всплеск интереса корпоративных заказчиков к теме ERP можно объяснить постепенными изменениями в стане собственников и наемных управляющих. Обладание собственностью не означает автоматической генерации прибыли. Мало того, владение собственностью порой оборачивается прямыми финансовыми потерями, если собственник неэффективно управляет находящимися в его ведении экономическими структурами. Но непосредственно управляющий собственник – явление редкое. И это значит, что в России постепенно складывается новый класс мотивированных, успешных и эффективных наемных управляющих, задача которых – превращение собственно факта владения ресурсами в прибыль. И если в мировой практике управления корпорациями любых размеров применение информационных технологий и в том числе ERP – стандартный путь снижения издержек и оптимизации управления (а это ключевое условие на пути к экономической эффективности), новый российский менеджмент готов испробовать это магическое средство на себе. Кстати говоря, заказчики первой волны мало чем рискуют. Поставщикам сервисов ИТ, игрокам рынка как воздух нужны сегодня success stories, прецеденты успешных внедрений: только так можно развивать этот рынок и формировать портфель веских аргументов.

В результате к концу 2001 года большинство крупных операторов российского рынка ERP сообщило о довольно бурном росте в этом сегменте решений. Мало того, практически единодушно признан факт, что рост этот продолжится и в ближайшие годы, причем по все более крутой траектории. В результате по крайней мере на период 2001-2006 года делается весьма обоснованный прогноз в части динамичного развития рынка ERP-систем в России. Основными источниками финансирования такого рода проектов должны стать инвестиции крупных финансово-промышленных групп, направляемые в активно скупаемые производственные предприятия (фактически это результат продолжающегося процесса передела собственности), собственные средства предприятий на фоне общего подъема экономики и, наконец, рост платежеспособного спроса на предлагаемые отечественными производителями товары и услуги.

В числе наиболее передовых с точки зрения внедрения систем класса ERP и MRP отраслей сегодня можно выделить нефтегазовую, химическую и нефтехимическую, пищевую промышленность, фармацевтику, сектор телекоммуникаций, значительную часть предприятий машиностроения, также, вероятно, ВПК. Впрочем, «пока следует понимать, что большинство предприятий, готовых к осуществлению проектов по внедрению ERP-систем, сегодня по своим масштабам относятся к категории крупных или, в редких случаях, – средних», – комментирует ведущий консультант департамента консалтинга по информационным технологиям компании

«АйТи» Владимир Баронов. В то же время это нисколько не противоречит тезису о том, что потребность в ERP-системах объективно растет. Так, президент корпорации «Галактика» Николай Красилов оценивает объем российского рынка ERP в 2001 году на уровне 60-65 млн. долларов, в то время как в 2000 году исследовательская компания IDC зафиксировала гораздо меньшую цифру – 47 млн. долларов. Причины роста – все те же. «Заказчики сегодня крайне озабочены повышением эффективности бизнеса. После августовского кризиса 1998 года стоимость рабочей силы, услуг и многих товаров (кроме тех, которые закупались за границей) упала в несколько раз. Сейчас же всё вернулось к докризисному состоянию и руководители предприятий снова начали искать способы снижения расходов. Одним из решений как раз и является внедрение ERP», – утверждает Николай Красилов.

Иной заказчик

Итак, одним из ключевых факторов, обеспечивающих быстрый рост российского рынка систем автоматизации, поставщики считают приход «нового менеджмента» – руководителей, более гибко относящихся к новым веяньям. К этой могут быть отнесены как действительно молодые управленцы, так и пересмотревшие свои взгляды представители «старой гвардии». «Мы отмечаем резкий рост квалификации заказчика: если раньше приходилось долго объяснять, зачем вообще нужны интегрированные системы и, особенно, консалтинговые услуги, то сегодняшний заказчик сам очень хорошо разбирается в информационных технологиях, проектной организации работ, понимает большинство современных управленческих подходов к их выполнению и, главное, обладает большим желанием все это внедрить и активно использовать, – говорит президент компании Columbus IT Partner Владимир Демин. – Сегодняшний заказчик уже не хочет довольствоваться тем, что имеет, или тем, что лежит на поверхности. Его задача – получить максимум пользы от управленческих концепций и возможностей ERP-систем. А это диктует »сдвиг в требованиях« к наличию передовых управленческих концепций (управление цепочками поставок, отношениями с клиентами, знаниями и т. п.), необходимость обеспечения высокого уровня адаптивности систем – возможности быстро и безопасно дополнять или видоизменять рабочие процедуры».

При том, что в течение многих лет представители российского рынка информационных технологий утверждали, что «заказчик не готов» к пониманию роли современных ИТ-решений в структуре своего бизнеса, нынешнее изменение тональности высказываний трудно обойти вниманием. Постепенно к российским топ-менеджерам пришло понимание того, что бизнес должен быть абсолютно управляемым. Маржинальный показатель во многих отраслях балансирует на грани рентабельности и ясно, что контроль расходов – вопрос, от которого напрямую зависит благосостояние компании. Без этого любые «конкурентные преимущества» оказываются по большей части мнимыми.

Наконец, на отношение заказчика к корпоративным информационным системам влияет еще один, до сих пор, правда, весьма противоречивый процесс – вывод бизнесов «из тени». Потребность в автоматизации сложных «серых» схем практически отсутствует, причем происходит это даже в рамках действующих проектов, которые внедрялись во многом для реализации сложных схем оптимизации налогов. Теперь «схемы» оказались ненужными и дизайн бизнес-процессов приходится пересматривать «на ходу». И, кстати говоря, многие предприятия смогли оценить на этом пути как преимущества действительно эффективных решений, так и – ограничивающие маневр недостатки решений, которые в силу недобросовестности (а порой низкой квалификации исполнителя) или неверного определения целей внедрения оказываются скорее тормозом, чем эффективным инструментом развития бизнеса.

Критерии выбора

Строго говоря, большинство «кандидатов на внедрение» обладают достаточными финансовыми ресурсами, однако инвестиции в ИТ для большинства российских предприятий все еще относятся к расходным статьям бюджета или осуществляются по остаточному принципу. Поэтому поиск оптимального соотношения цены и качества остается одним из ключевых вопросов и довольно часто решается в процессе выбора между российскими и зарубежными системами автоматизации. Впрочем, если речь не идет о действительно крупных предприятиях, где выбор делается в пользу одного из гигантов – SAP/R3 или Oracle Applications, то возможных вариантов действительно немало. При этом зарубежные продукты «среднего класса» уже не всегда намного дороже российских разработок, обладая в то же время такими преимуществами, как международный опыт инсталляций, имя поставщика. В свою очередь, отечественные решения славятся более точным соответствием российским деловым обычаям, практике документооборота, отчетности и, что немаловажно, способностью подстраиваться под крайне динамичное местное законодательство.

В любом случае, диалог между лидерами этих двух конкурирующих направлений становится все более содержательным и одновременно напряженным: конкуренция усиливается.

По оценкам Владимира Демина (Columbus IT Partner), «российские ERP-системы все же не могут пока демонстрировать результаты, сравнимые с западными решениями. Речь идет о потенциале, который можно приобрести лишь по прошествии довольно длительного времени. Ведь на Западе системы класса ERP/MRP разрабатываются вот уже несколько десятков лет и ориентированы они в первую очередь на эффективное ведение бизнеса, а не на »обход« налогов, ведение »черной кассы« и т. д. Поэтому западные системы гораздо лучше реализуют »правильную« бизнес-модель. В этом же, правда, заключается и их минус. Западные системы хуже приспособлены к работе со сложными, нелогичными бизнес-моделями, которые могут выжить в России. Требуется существенная локализация этих систем уже в России, что очень долго и дорого». «У иностранных компаний, как мы все знаем, накоплен большой опыт в создании систем ERP, – парирует Николай Красилов (»Галактика«), – вместе с тем существует ряд трудно преодолимых проблем, из-за которых российские компании выбирают российские же решения. Прежде всего, это высокая цена: решения SAP и Oracle считаются дорогими даже на западных рынках, и у нас далеко не все могут себе позволить вложить такие средства. Кроме того, российские решения создавались позже и у нас была возможность учесть некоторые новшества, которых раньше просто не было. Наконец, еще одним преимуществом российских ERP-систем является бОльшая гибкость, оптимизация под российские бизнес-процессы. Очевидно, что любая компания прежде всего учитывает интересы рынка, который приносит ей максимальную прибыль, и в соответствии с этим ранжирует свои усилия. И если Россия приносит от силы 1-2% прибыли, то для зарубежных поставщиков, в отличие от российских, приоритетными будут оставаться зарубежные потребители».

Факторы влияния

Каждый руководитель ИТ-подразделения любой российской компании, вне всякого сомнения, готов изложить свое видение рынка потребления в сфере корпоративных информационных систем. А как видят его поставщики? По оценкам ведущего консультанта департамента консалтинга по информационным технологиям компании «АйТи» Владимира Баронова, существует несколько основных факторов, в той или иной степени определяющих интерес заказчиков к системам ERP.

Прежде всего, это очевидный спад на западных рынках систем ERP (на фоне массового перехода к следующим ступеням развития корпоративного ИТ-хозяйства, включая, например, аутсорсинг) при одновременном росте российского рынка. Результат: в Россию устремилось все большее количество западных поставщиков систем самого разного уровня.

С другой стороны, западные решения до сих пор не в полной мере соответствуют российскому законодательству, что и определяет порой настороженное отношение к ним многих отечественных предприятий и предполагает необходимость локализации или интеграции с отечественными продуктами. Это обстоятельство, на взгляд Баронова, также усиливает преимущества российских поставщиков, которые, в свою очередь, стараются «дорастить» свои решения до функционала «настоящих» систем ERP.

Наконец, это явный рост квалификации руководителей российских предприятий, как в части управления, так и – информационных технологий, что определяет повышенный интерес с их стороны к системам ERP как к наиболее эффективному средству автоматизации.

Наконец, не стоит забывать и о влиянии зарубежных инвесторов с привычным для них стремлением в максимальной степени «подстроить» российский бизнес под привычные международные схемы. «Повышение инвестиционного рейтинга России и общий спад мировой экономики позволяют ожидать притока инвестиций в страну. В свою очередь, инвесторы требуют прозрачности инвестируемых бизнесов и отчетности по мировым стандартам, что эффективно достигается при помощи информационных технологий», – утверждает Андрей Иолтуховский, ведущий эксперт отделения корпоративных систем управления компании IBS.

Добавим, что в этом случае иностранные инвесторы часто требуют использования и знакомых им решений. От западных же поставщиков.

Автор: