Деловая цель в условиях финансового кризиса

Практические советы

Автор:
Источник: Журнал "Ваш налоговый адвокат" №1-2009
Опубликовано: 20 октября 2009

Теме деловой цели в налоговых правоотношениях посвящены многочисленные публикации, в основе которых лежит, как правило, анализ позиции высших судебных инстанций страны, изложенной в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. № 53, а также в Определениях КС РФ от 8 апреля 2004 г. № 169-О и от 4 июня 2007 г. № 320-О-П.

В Определении № 320-О-П Конституционный Суд РФ, сославшись на Постановление № 53, констатировал, что «обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предприниматель ской или иной экономической деятельности. При этом речь идет именно о намерениях и целях (направленности) этой деятельности, а не о ее результате».

Таким образом, основное условие для признания расходов обоснованными — направленность произведенных расходов на получение дохода вне зависимости от полученного результата!

Как известно, в силу ст. 2 Гражданского кодекса РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Отметим, что риск — неотъемлемая составная часть предпринимательской деятельности, входящая в ее определение. Неполучение ожидаемой прибыли и есть следствие подобного риска. И вообще, не надо путать цель и результат. Цель предпринимательской деятельности — получение прибыли, а результатом конкретной сделки или отдельного периода может быть убыток. В этом как раз и проявляется предпринимательский риск.

На это более чем очевидное обстоятельство обратил внимание Верховный Суд РФ в Определении от 28 марта 1995 г. № 56-В97-2:

«Прибыль в результате торгово-закупочной деятельности образуется в результате покупки товара и последующей его продажи по более высокой цене. Такая деятельность является длящимся процессом, начало которого определяется моментом покупки товара, предназначенного для дальнейшей продажи. При наличии неблагоприятных обстоятельств полный цикл торгового оборота может не состояться, в результате чего предприниматель может понести убытки. Вместе с тем наличие этих неблагоприятных для предпринимателя обстоятельств не только не меняет самого характера предпринимательской деятельности, а является одним из составляющих элементов этой деятельности, связанной с различного рода рисками».

Тем не менее эти несомненные выводы налогоплательщикам подчас приходится доказывать в суде, поскольку сотрудники налоговых органов так до сих пор и не адаптировались к работе в условиях рыночной экономики, которой присущи периодические кризисы, заставляющие налогоплательщиков принимать нестандартные решения. Исходя из этого налогоплательщикам приходится более тщательно подходить к формулированию деловой цели в тех случаях, когда она для проверяющих отнюдь не очевидна.

Если по сделке получен убыток

Налоговые органы достаточно часто отказывают в вычетах «входного» НДС в связи с убыточностью деятельности организаций, искренне полагая, что получение убытков противоречит деловой цели предпринимательской деятельности. Ссылаются при этом инспекторы на ст. 2 и 50 ГК РФ, согласно которым целью предпринимательской деятельности коммерческих организаций является систематическое извлечение прибыли.

Например, в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 6 сентября 2004 г. по делу № А56-42818/03 была рассмотрена претензия налогового органа о значительном завышении цены приобретенного налогоплательщиком товара на внутреннем рынке относительно цены реализации этого товара на экспорт. Налоговый орган выдвинул следующий аргумент: убыточные сделки носят характер, противный основам правопорядка, так как организация в нарушение требований ст. 50, 52 ГК РФ и своих уставных задач ведет предпринимательскую деятельность в убыток себе и тем самым преследует незаконную цель — получение из бюджета значительных сумм НДС.

Аналогичная претензия была рассмотрена в Постановлении ФАС Дальневосточного округа от 30 августа 2007 г. по делу № Ф03-А51/07-2/3588: по мнению налогового органа, убыточность финансово-хозяйственной деятельности налогоплательщика подтверждает отсутствие деловой цели заключенных сделок. Суд кассационной инстанции указал, что на конечный результат финансово-хозяйственной деятельности организации оказывают влияние не только доходы и расходы, связанные с продажей конкретной продукции по отдельному договору, но и обстоятельства другого характера. Одним из них является фактор укрепления национальной валюты, который никак не связан напрямую с процессом реализации продукции, но влияет на конечный финансовый результат. Суд установил, что убытки за два года налогоплательщик понес вследствие отрицательной курсовой разницы, образовавшейся из-за изменения курса доллара США по отношению к российскому рублю. ВАС РФ Определением от 31 октября 2007 г. № 14013/07 отказал налоговому органу в передаче дела на рассмотрение Президиума ВАС РФ.

Таким образом, если у организации и есть убыток (как в целом по периоду, так и по отдельным операциям и сделкам), то его получение должно быть объяснено. Необходимо это для последующего отстаивания в суде наличия деловой цели: и для признания затрат по налогу на прибыль, и для обоснованности налоговых вычетов по НДС.

Пример 1. Налогоплательщик в качестве переработчика оказывал заказчику услуги по переработке давальческого сырья и изготовлению шинной продукции, которые в отдельные периоды были убыточными.

По мнению инспекции, у налогоплательщика выявлен факт занижения налоговой базы по налогу на прибыль на сумму расходов, не компенсируемых доходами, полученными от оказания услуг. Налоговый орган акцентировал свое внимание на том, что при оказании услуг по переработке давальческого сырья налогоплательщик руководствовался ценами, утвержденными заказчиком, т.е. тем предприятием, которое прямо заинтересовано в ценах на данные услуги: цены были снижены в мае—сентябре настолько, что в результате налогоплательщик в этот период получил от данного вида деятельности убытки.

По условиям договора процессинга затраты переработчика продукции подлежат компенсации заказчиком: стоимость услуг по переработке должна быть установлена сторонами в фиксированном размере таким образом, чтобы она была компенсирована заказчиком. При работе по договору процессинга налогоплательщик получил убытки от указанной сделки, поскольку при согласовании цен уже было известно, что они ниже себестоимости услуг по переработке давальческого сырья.

Суды всех трех инстанций пришли к выводу об обоснованности формирования налогоплательщиком налоговой базы в пределах отчетных налоговых периодов (месяц) и впоследствии за календарный год с учетом фактической стоимости услуг, определенной в соглашении, и расходов на переработку. И, как следствие, к выводу о законности учета налогоплательщиком убытка, полученного в некоторых отчетных периодах, в следующих периодах.

В своих выводах суды опирались на такую аргументацию самого налогоплательщика:

  • снижение стоимости услуг в некоторые периоды может обеспечить стабильность во взаимоотношениях сторон, так как стоимость конечной продукции заказчика, которая включает в себя стоимость услуг переработки, должна быть конкурентоспособной на рынке;
  • налоговым органом не были исследованы вопросы конъюнктуры рынка готовой продукции, динамики цен на сырье, сезонных факторов спада реализации продукции.

Поскольку переработчик и заказчик входят в один холдинг, то суд дополнительно отметил, что экономическая оправданность указанных действий по взаимному учету интересов обеих сторон объясняется вхождением обществ в единый холдинг.

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа
от 22 октября 2007 г.
по делу № Ф04-7472/2007(39550-А46-26).
Оставлено в силе Определением ВАС РФ
от 14 февраля 2008 г. № 1816/08

Итак, наличие убытка может быть объяснено такой логичной деловой целью, как сохранение конкурентоспособности в условиях финансового кризиса. Заметим, что в приведенном примере речь шла о конкурентоспособности не только отдельного налогоплательщика, но и всего холдинга, в который входит налогоплательщик: он действовал как в собственных интересах, так и в интересах холдинга.

Все ценовые решения целесообразно
оформить в виде маркетинговой политики
(которая упоминается в ст. 40 НК РФ).

Тогда ее положения могут защитить
налогоплательщика в суде от действий
налоговых органов по доначислению дохода

Причинно-следственная связь между расходами (повлекшими убыток) и доходами прослеживается следующим образом: если налогоплательщик не снизит цену своих услуг по переработке давальческого сырья, то заказчик не сможет обеспечить реализацию произведенной из этого сырья продукции на конкурентном рынке.

Следствием же невозможности реализации холдингом готовой продукции (в изготовлении которой на разных стадиях производства задействованы все организации, входящие в холдинг) будет свертывание всего производственного процесса, сокращение рабочих мест. Таким образом, применительно к данному случаю можно говорить о множественности деловой цели.

Итак, если организация и получила убыток, то не он был целью. Он стал лишь следствием той осознанной деятельности, которая имела вполне конкретную деловую цель — сохранение конкурентоспособности налогоплательщика и рабочих мест для продолжения доходной предпринимательской деятельности. Причем не только отдельного налогоплательщика, но также связанных с ним по технологической цепочке организаций!

Убыток лишь следствие, а деловая цель — сохранение конкурентоспособности в условиях финансового кризиса!

Если заемные средства не использованы в деятельности самого налогоплательщика

В чем деловая цель получения кредита или привлечения займа? Наверное, в том, чтобы заемщик использовал деньги в соответствии с условиями кредитного договора или по своему усмотрению (на какие-либо целевые нужды или просто «на пополнение оборотных средств»).

А если заемщик не использовал полученные деньги в своей предпринимательской деятельности, а передал их другой организации в виде беспроцентного займа? Получается, что дохода от использования кредита он не получает, следовательно, расходы по уплате процентов по кредитному договору не связаны с получением дохода и поэтому необоснованны. Именно такой простой логики придерживаются налоговые органы, которые иногда поддерживают и суды. Так, в Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 25 мая 2005 г. по делу № Ф04-2958/2005(11284-А46-15) было признано, что, поскольку сумма полученного кредита была направлена на выдачу беспроцентного и безвозвратного займа, а не на финансирование уставной деятельности организации, расходы в виде процентов по кредиту не отвечают установленным п. 1 ст. 265 НК РФ критериям и не могут уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль.

Однако в Постановлении ФАС СевероЗападного округа от 7 февраля 2005 г. по делу № А26-7069/04-212 была признана экономическая обоснованность процентов по привлеченным кредитам, так как они были направлены на поддержание дочерних организаций, поставляющих организации древесное сырье. В данном случае налогоплательщик доказал, что, передавая сумму кредита другой организации и уплачивая проценты банку, он был заинтересован в решении своей производственной цели: обеспечение стабильного процесса производства за счет повышения стабильности поставок сырья. К аналогичным решениям в схожих обстоятельствах приходят и другие судьи.

Пример 2. Налоговый орган решил, что расходы налогоплательщика на уплату процентов за пользование денежными средствами, полученными по договорам кредита, нельзя признать экономически обоснованными, так как эти средства направлялись налогоплательщиком не на производственные нужды, а на предоставление третьим лицам займов, в основном беспроцентных, что, по мнению налогового органа, свидетельствует о неэффективном использовании обществом заемных денежных средств. При этом налоговый орган отметил, что налогоплательщик выдавал беспроцентные займы своему дочернему обществу (доля участия в уставном капитале которого составляет 92,88%).

Однако суды не согласились с инспекцией по целому ряду причин. Во-первых, потому, что налоговый орган использовал недопустимые принципы:

  • в качестве расчетного периода был принят один месяц;
  • в расчет как необоснованные приняты все выплаченные проценты по всем кредитным обязательствам, действующим в рассматриваемый период (месяц), без привязки к конкретной сумме кредитных ресурсов;
  • не учтены погашения кредитных обязательств в рассматриваемые периоды.

Во-вторых, при получении кредита и при выдаче беспроцентных займов имелась вполне конкретная деловая цель: выдача налогоплательщиком беспроцентных займов третьим лицам обусловлена необходимостью финансовой поддержки организаций, состоящих в длительных хозяйственных отношениях с налогоплательщиком и являющихся поставщиками товаров, услуг по перевозке продукции и покупателями реализуемых налогоплательщиком продукции и товаров. Предоставление финансовой помощи названным организациям позволило налогоплательщику избежать риска потери крупных потребителей продукции и вести в дальнейшем финансовую деятельность на более выгодных условиях, что в конечном счете положительно повлияло на финансовые результаты деятельности заявителя. В спорные периоды у налогоплательщика имелось достаточно денежных средств для предоставления беспроцентных займов за счет выручки, полученной в ходе производственной деятельности.

В итоге суды признали, что налогоплательщик правомерно включил в состав внереализационных расходов суммы процентов, уплаченные за пользование денежными средствами, полученными по договорам кредита.

Заслуживает особого внимания развернутая позиция кассационной инстанции: полученные налогоплательщиком по договорам кредита денежные средства использовались в целях обеспечения его текущей хозяйственной деятельности, направленной на получение дохода. Необходимость получения кредитов обусловлена целью создания налогоплательщиком запасов сырья, стимулирования продаж продукции путем предоставления покупателям отсрочек платежа. Объем денежных средств, привлекаемых по договорам кредита в течение месяца, зависел от неравномерного поступления выручки за отгруженную продукцию и необходимости в соответствии с условиями договоров оплачивать поставленное сырье. Беспроцентные займы выдавались контрагентам для поддержания ритма производственной деятельности, бесперебойного снабжения сырьем и реализации продукции в условиях изменения состояния рынка, прогнозов изменения цен, сезонной потребности в запасах сырья.

Дополнительным свидетельством экономической обоснованности привлечения кредитов и, как следствие, экономической оправданности расходов в виде процентов являются условия кредитования, предоставляемые налогоплательщику как крупному, стабильно работающему клиенту.

Выводы налогового органа, что спорные расходы нельзя признать экономически оправданными, основаны только на сопоставлении сумм полученных и выданных налогоплательщиком заемных средств. Однако налоговым органом не учтены суммы денежных средств, поступившие налогоплательщику в спорные периоды из иных источников, в том числе от реализации продукции, которые значительно превышали суммы выдаваемых им беспроцентных займов.

Не представлены инспекцией и доказательства, опровергающие доводы налогоплательщика, что выдача беспроцентных займов способствовала развитию хозяйственных отношений с получателями этих займов — поставщиками товаров, услуг и покупателями реализуемой заявителем продукции.

Материалами дела подтверждается, что налогоплательщик состоит в долгосрочных договорных отношениях с обществом, которое имеет в собственности специализированные транспортные средства и гарантированно перевозит и экспедирует большую часть производимой заявителем продукции. Предоставление этой организации займов позволяет налогоплательщику получать названные услуги по цене намного ниже средней цены в регионе.

Предоставление займов организациям, с которыми налогоплательщик находится в договорных отношениях, позволило ему увеличить рентабельность за счет увеличения объема продаж, прибыли от продаж.

В ходе проверки налогоплательщик представил в налоговый орган документы, подтверждающие, что кредитные средства, поступившие на его расчетный счет, в полном объеме использованы на пополнение оборотных средств — приобретение сырья. Из этого следует, что полученные налогоплательщиком кредиты не послужили источником выдачи указанных займов.

Приведенные обстоятельства свидетельствуют о том, что привлечение налогоплательщиком заемных средств и выдача займов третьим лицам — это различные по содержанию финансовые операции, но направленные на достижение одной и той же цели — извлечение прибыли.

Постановление ФАС Северо-Западного округа
от 18 декабря 2007 г.
по делу № А56-9257/2007

Рассмотренная в примере 2 ситуация в современных условиях далеко не редкость, что можно проиллюстрировать условным примером.
Организация «Альфа» является поставщиком сырья для организации «Бета», однако «Альфа» испытывает трудности с финансированием своей деятельности и не может получить кредит в банке, из-за чего может сорвать поставки сырья потребителю — организации «Бета».

Организация «Бета» зависит от поставщика сырья, поэтому срыв поставок грозит срывом производственного процесса и неисполнением организацией «Бета» обязательств перед своими потребителями. Однако при этом организация «Бета» может привлечь заемные денежные средства (под процент, разумеется), которые она готова передать своему поставщику — организации «Альфа».

Какая деловая цель у организации «Бета» по привлечению займа? Получение дохода! Но не напрямую, а через организацию «Альфа», т.е.:

  • привлеченный процентный заем передается в форме беспроцентного займа организации «Альфа» (при этом прямого дохода от этой операции организация «Бета» не получает);
  • организация «Альфа» использует сумму полученного беспроцентного займа для пополнения собственных оборотных средств и обеспечивает бесперебойную поставку сырья организации «Бета»;
  • организация «Бета» бесперебойно получает необходимое для ее деятельности сырье, выпускает готовую продукцию, исполняет свои обязательства перед потребителями и получает доход.

Вот этот фактически полученный доход и является деловой целью привлечения заемных средств на возмездной основе! При этом несомненным эффектом будет также недопущение срыва поставок готовой продукции, что для организации «Бета» уже стратегическая цель: сохранение своего стабильного положения на рынке. Побочным эффектом является сведение к нулю риска штрафных санкций от возможного неисполнения организацией «Бета» своих обязательств перед третьими лицами.

Пример 3. Налогоплательщик разместил облигационный заем на условиях обеспеченности привлеченных средств пакетами акций дочерних обществ, владеющих, в свою очередь, контрольными пакетами акций производственных предприятий аграрного сектора российской экономики.

Налоговый орган решил, что налогоплательщик включил в состав расходов, уменьшающих доходы по налогу на прибыль, экономически неоправданные расходы по выплате процентов по облигационному займу, в то время как при предоставлении займов дочерним организациям доходов в виде процентов не получил.

Однако суды не согласились с решением налогового органа. Во-первых, так как налогоплательщик получает доходы в виде распределения прибыли дочерних организаций, то предоставление беспроцентного займа позволяет налогоплательщику-заимодавцу увеличить прибыль посредством исключения необходимости нести дополнительные затраты, связанные с получением займа.

Во-вторых, предоставление беспроцентного займа дочерним обществам в совокупности с получением эмиссионного дохода от его реорганизации в дальнейшем принесло налогоплательщику прибыль от продажи основных средств, что значительно превышает сумму недополученных процентов по предоставленному займу.

Таким образом, затраты, понесенные налогоплательщиком по облигационному займу в рамках инвестиционной деятельности, являются обоснованными и оправданными, поскольку через взаимосвязанные договоры использование привлеченных средств, в том числе через предоставление беспроцентных займов дочерним организациям по завершенным инвестиционным проектам, позволило получить прибыль.

Постановление ФАС Московского округа
от 7 мая 2008 г.
по делу № КА-А40/3538-08

Сколько стоит убыточная организация? Очевидно, что вопрос поставлен некорректно, так как необходимо проанализировать структуру активов и пассивов убыточной организации. Может быть, она вообще ничего не стоит…

А сколько стоит прибыльная организация? Не будем гадать и перейдем к конкретной ситуации.

Собственник пакета акций дочерних обществ хочет продать свои акции, однако они на организованном рынке не котируются, а дочерние общества при этом имеют убытки. Задача собственника — провести своеобразную «предпродажную подготовку» и обеспечить прибыльность дочерних обществ, что несомненно повысит их рыночную стоимость.

Для решения этой задачи собственник акций и привлекает облигационный заем, который передает дочерним обществам в форме беспроцентного займа. Дочерние общества, в свою очередь, будучи обеспечены достаточными оборотным средствами, активизируют свою деятельность и существенно улучшают свое финансовое положение.

В итоге собственник реализует принадлежащие ему пакеты акций по реальной цене, которая с лихвой покрывает неполученные доходы от предоставления беспроцентного займа дочерним обществам.

Деловая цель очевидна: повышение рыночной стоимости актива, что можно образно назвать предпродажной подготовкой актива в условиях финансового кризиса.

Ценовая политика и кризис

В условиях финансового кризиса организации вынуждены резко менять свою ценовую политику, предоставляя скидки и ценовые преференции, имея в виду достижение ряда деловых целей:

  • избавление от товарных запасов, превращение их в денежные средства с целью возвратить заемные средства;
  • увеличение оборачиваемости оборотных средств, вложенных в товары;
  • привлечение новых потребителей;
  • удержание старых потребителей и т.д.

В любом случае все ценовые решения целесообразно оформить в виде маркетинговой политики (которая упоминается в ст. 40 НК РФ). Тогда ее положения могут защитить налогоплательщика от действий налоговых органов по доначислению дохода. Ведь суды при принятии решений учитывают положения маркетинговой политики:

  • суд дал оценку представленному обществом расчету и принял во внимание маркетинговую политику, проводимую налогоплательщиком в целях дальнейшего продвижения товара на новый рынок (Постановление ФАС Московского округа от 19 октября 2006 г. по делу № КА-А40/9955-06);
  • в нарушение п. 9 ст. 40 НК РФ инспекция доначислила налог на прибыль без учета каких-либо условий каждой конкретной сделки, в частности объема переработанного сырья, сроков исполнения обязательств, условий и формы платежа, времени совершения сделок, других условий (особенностей) каждой конкретной сделки за указанный период, т.е. сопоставимость условий при совершении сделок налоговым органом не исследовалась. Вместе с тем исходя из ценовой и маркетинговой политики общество установило гибкие цены на оказываемые услуги (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 25 июля 2005 г. по делу № Ф08-3201/05-1296А);
  • судами рассмотрены доводы сторон относительно затрат, связанных с исполнением договоров комиссии. Суды установили, что в связи с высоким уровнем рентабельности проводимых сделок налогоплательщик объяснил возможность проведения активной маркетинговой политики в форме отказа от компенсации комитентами понесенных банком расходов на оказание комиссионных услуг, и пришли к выводу, что доводы инспекции в данной части не свидетельствуют об отсутствии деловой цели у банка (Постановление ФАС Московского округа от 12 марта 2008 г. по делу № КА-А40/691-08).

Однако следует неуклонно соблюдать простое правило: прежде чем что-то продать или что-то купить, нужно поинтересоваться существующим уровнем рыночных цен и совершить сделку по цене на уровне рыночной.

Вспомним гоголевскую Коробочку из «Мертвых душ»: продав Чичикову мертвые души, помещица заволновалась и, «не поспавши три ночи сряду, решилась ехать в город, несмотря на то что лошади не были подкованы, и там узнать наверно, почем ходят мертвые души и уж не промахнулась ли она, Боже сохрани, продав их, может быть, втридешева». В современных условиях действовать надо с точностью наоборот!

Если же рыночных цен на продаваемое имущество нет, то лучше заказать оценку этого имущества.

Пример 4. При продаже здания в 2002 г. конкурсным управляющим была произведена обязательная оценка объекта недвижимости, в результате которой стоимость реализуемого объекта была определена в 261 500 руб. Организация реализовала данный объект по цене 220 000 руб.

Налоговый орган, руководствуясь выводами экспертизы, сделал вывод, что рыночная цена упомянутого нежилого здания составляет 50 310 000 руб., и доначислил продавцу не уплаченные им налоги.

Организации пришлось доказывать суду, что при проведении экспертизы по заказу налогового органа стоимость объекта недвижимости была определена без учета принципов определения цены товаров, работ или услуг для целей налогообложения, изложенных в ст. 40 НК РФ: отчет эксперта (2007 г.) указывает только на наличие предложения на рынке недвижимости, вопрос об условиях конкретной сделки исследован не был.

Инспекция также в полной мере не учитывала обстоятельства продажи спорного объекта недвижимости по цене, указанной в договоре; не выясняла факторы, которые принимались во внимание сторонами при определении цены здания, в том числе нахождение этого объекта в аварийном состоянии, отсутствие в здании системы отопления, канализации, водоснабжения, электроснабжения, физический износ здания в размере 76%, экономический — 95%, а также то обстоятельство, что все ремонтно-восстановительные работы, в результате которых произошло увеличение стоимости объекта недвижимости, были произведены покупателем после приобретения здания у продавца.

В итоге организация выиграла во многом благодаря отчету оценщика (2002 г.), который оценил состояние здания, в котором оно тогда находилось. А если бы не было такого отчета?..

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа
от 11 марта 2008 г.
по делу № Ф04-1169/2008(1169-А46-19)

Приведенное арбитражное дело не может не удивлять: как можно было определять доход от реализации разрушенного здания, оценивая это здание уже после его восстановления?

По глубокому убеждению авторов, в подобных действиях сотрудников налоговых органов присутствуют явные признаки преступления, предусмотренного ст. 292 Уголовного кодекса РФ, а именно служебный подлог, т.е. внесение должностным лицом, а также государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности.

Никак не мог сотрудник налогового органа не понимать, что оценка в 2007 г. восстановленного здания в сотни раз превышает стоимость здания в аварийном состоянии в 2002 г.! А раз понимал, значит, осознавал, что в акт налоговой проверки вносятся заведомо ложные сведения! А его корыстная цель — это те самые премии, которыми налоговое ведомство поощряет своих сотрудников на подобный произвол! В противном случае не появлялись бы следующие судебные курьезы:

«Суды первой и апелляционной инстанций установили, что общество реализовало все три автомобиля «Ауди А6» по одинаковой цене, а в качестве основы для сравнения налоговым органом использована цена на автомобиль марки «Газель». При этом налоговым органом не доказана сопоставимость легковых автомобилей иностранного производства и автомобиля «Газель» с точки зрения признаков, указанных в пунктах 6 и 7 статьи 40 НК РФ» (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 14 декабря 2005 г. по делу № А56-15195/2005). К сожалению, арбитражные суды не выносят частные определения в адрес инспекторов, допустивших столь вопиющие действия!

Эту проблему блестяще обозначил председатель Конституционного Суда РФ В. Д. Зорькин1: «По-прежнему приходится слышать, что налоговые и таможенные органы выполнили план и «перечислили в бюджет» значительные суммы. Разве государственные органы, а не налогоплательщики уплачивают эти налоги? И как налоговые органы могут «собирать» налоги, если налоги подавляющим большинством налогоплательщиков уплачиваются самостоятельно, а не принудительно? Пришло время обсудить вопрос о критериях оценки деятельности налоговых органов и способах стимулирования их сотрудников» (выделено авт. — Прим. ред.).

Тем не менее, особенно в условиях финансового кризиса, всем налогоплательщикам необходимо быть более бдительными и все свои ценовые решения тщательно обосновывать и защищать!

1Зорькин В. Конституционно-правовые аспекты налогового права в России и практика Конституционного Суда//Президентский контроль. — 2006. — № 3. — С. 13.

Автор: