High-tech малые и средние предприятия: проблемы и решения на опыте Европы

Финансовый менеджмент

Автор:
Источник: Коммерческое использование брошюры запрещено.
Брошюра может свободно передаваться, перепечатываться и публиковаться с обязательной ссылкой на автора и указанием адреса www.finance-dms.com

Опубликовано: 16 мая 2006

Содержание

«Наши предприниматели и менеджеры в области технологий
считают себя достаточно квалифицированными и не
нуждаются в дополнительных знаниях и образовании…»

(… из переписки с одним уважаемым чиновником
одной уважаемой российской государственной
организации, имеющей отношение к политике
в области научно-технологических предприятий.)

Этo утверждение, признаюсь, меня удивило и заставило задуматься над вопросом, неужели в России дела у High-tech предприятий обстоят настолько хорошо, что у них нет проблем, существующих у европейских High-tech предприятий? Тем более, что известна тесная причинно-следственная связь между отдельными проблемами High-tech сектора экономики, например, в проблемной паре «способности менеджмента -доступ к финансированию»?

К сожалению, чётких и измеряемых доказательств их отсутствия в российских публикациях обнаружить не удалось. Разумеется, профессиональнее на этот вопрос смогли бы ответить непосредственно российские предприниматели и менеджеры таких предприятий. Известно, что самая лучшая помощь в нахождении решений и ответов на проблемные вопросы – это результаты объективных исследований и статистические цифры. Данная брошюра базируется на таких результатах и цифрах, правда -европейских. Остаётся только сравнить действительность, в которой приходится работать Вашему High-tech предприятию с европейской реальностью, и сделать соответствующие выводы.

Надеюсь, что брошюра будет полезна при принятии стратегических решений как собственникам и менеджерам High-tech предприятий, так и лицам, занятым разработкой конкретной политики поддержки инновационно-технологической сферы.

Max Hait

вверх

1. Введение

Согласно современной теории роста инновационно-технологический прогресс является главным фактором экономического благополучия, растущего жизненного стандарта, роста производительности и конкурентноспособности. Таким образом, благополучие экономик стран существенно зависит от способности производить новые знания и эволюции собственного технологического позиционирования в мире.

В связи с технологическим развитием могут различаться принципиально два уровня:

  1. Приобретение новых научных познаний, которое часто происходит в специфических (государственных или общественных) исследовательских институтах и служит потенциальной основой для второй плоскости.
  2. Введение в экономику технологических инноваций в форме новых продуктов, услуг и производственных процессов.

В особенности, второй уровень подходит прежде всего частному предпринимательскому сектору ( малым и средним предприятиям или сокращённо МСП, KMU-нем.) народного хозяйства. Также европейская экономическая политика последовательно распознала и установила, что те МПС, которые принимают на себя эту задачу и называемые «High-tech KMU» (далее используется нем. вариант сокращения), являются мотором роста и занятости в Европе.

В то же время различные исследования указывают на то, что хотя Европа в области научных исследований (первый уровень) в сравнении со своими главными конкурентами имеет отличные результаты, в отношении инноваций и разработок (нем. F&E – Forschung und Entwicklung, исследования и развитие), проводимых предприятиями, имеет отставание. Воплощение новых научных знаний в новые коммерческие продукты и процессы, а также экономические результаты испытывает определённые затруднения. Этот феномен известен также под названием «европейский парадокс». Дополнительно к этому, лишь немногие High-tech KMU показывают очень быстрый рост, что оказывает соответствующее воздействие на общее производство3. Эти слабости и неясность, конечно же, считаются в европейской экономической политике весьма важными и возбуждают особое внимание к общим условиям и препятствиям на пути развития High-tech KMU.

Эта брошюра, в первую очередь, должна послужить идентификации и пониманию барьеров и факторов развития европейских High-tech KMU, усложняющих вывод новых технологий на рынки. Упор при этом сделан на достигаемость определённых ресурсов, которые являются для High-tech KMU весьма важными, а именно, финансовые средства, квалифицированный менеджмент и знания. Поставленные вопросы звучат так:

  • Насколько указанные ресурсы представляют собой фактор «узкого места»?
  • Какие конкретно признаки указывают на эти факторы?
  • Какие имеются возможные решения?

Содержащаяся в брошюре информация базируется на анализе литературы, статистике и примерах 15 стран Европейского Союза, Исландии, Лихтинштейна, Норвегии и Швейцарии.

вверх

2. Что такое High-tech малые и средние предприятия?

Сразу нужно заметить, что ни в науке, ни в экономической политике не существует общепризнанного определения High-tech KMU. Связанное с High-tech KMU представление, как правило, обозначается различными терминами, имеющими схожее или родственное значение. В качестве примеров можно привести следующие:

  • базирующиеся на новых технологиях фирмы (англ. – new technology-based firms (NTBFs) нем. – neue technologiebasierte Unternehmen);
  • инновативные малые и средние предприятия (нем.-innovative KMU);
  • базирующиеся на знаниях предприятия (нем.-wissensbasierte Unternehmen)
  • предприятия, ведущие интенсивные исследования и разработки (нем. – F&E – intensive Unternehmen)
  • предприятия специфических отраслей, например, IT или био-технологические предприятия (нем. – IT – oder Biotechnologie – Unternehmen).

Тем не менее, два определения используются наиболее часто:

  1. Инновационное предприятие – это предприятие, которое вводит технологически новые или технологически существенно улучшенные продукты и процессы.
  2. Предприятие является High-tech или F&E – интенсивными, если его расходы на исследования и разработки в отношении объёма производимой продукции превосходят определённый порог. Это определение базируется на интенсивности исследовательско-конструкторских работ, но установление однозначного «порога» весьма затруднительно.

Простое сравнение обоих определений показывает, что первое существенно шире второго и включает в себя также предприятия, развивающие инновации без проведения F&E. В особенности многие малые предприятия могут быть вполне инновационными даже тогда, когда они не вводят высокие технологии или не проводят F&E. И наоборот, не существует практически предприятий, которые проводя F&E не являлись бы инновационными, так как частное проведение F&E всегда направлено на создание новых продуктов и процессов. Таким образом, F&E-интесивные предприятия могут рассматриваться как подгруппа инновационных. Помимо этого, в рамках и целях эмпирических исследований используются различные, конкретные измерительные индикаторы инновационности, вносящие дополнительный вклад в понятийную путаницу. В Таблице 1 приводится обзор таких индикаторов.

Табл.1. Наиболее часто применяемые индикаторы для измерения High-tech -ориентирования на уровне предприятий

Вид индикатора Индикатор Преимущества и недостатки
Внутренний инновационный индикатор ( Innovationsinput – Indikator ) Расходы F & E (напр. % от оборота) Применяется в многих статистиках Искажение в пользу больших предприятий
Персонал F & E (напр. % от общего персонала) Легко измеряемы Не учитывает фактический расход раб. времени Не учитывает передачу F & E третьим организациям
Интенсивность F & E (напр. человеко-лет к общему) Учитывает факт. раб. время F&E – персонала В разных статистиках определяется неоднознач
Промежуточный инновационный индикатор ( Innovationsdurchsatz – Indikator ) Число патентов Не учитывает размеры предприятия Ограничивается быстро растущими патентными классами Влияем склонностью к патентованию в различных отраслях Не все инновации являются патентоспособными
Внешний инновационный индикатор ( Innovationsoutput – Indikator ) Доля инноваций в обороте Охватывает все виды инноваций, не только базирующиеся на F & E Даёт указание на экономический успех инноваций Неточен
Доходы от продажи патентов, лицензий, ноу – хау Указывает на экономический успех инноваций Прост в измерении Не учитывается многими статистиками
Подсчёт инноваций (напр. Собственные данные о инновациях) Прост в измерении Неодназначность, что следует считать инновацией Не указывает на значимость инноваций

вверх

3. Главные ресурсы для High-tech KMU

Как и для любое другое частное предприятие, High-tech KMU для эффективного выполнения своей экономической функции по введению инноваций и новых технологий нуждается в доступе к различным ресурсам или же, так называемым Inputfaktoren*. High-tech KMU, конечно же, занимаются новыми производственными технологиями, изготовлением новых товаров и оказанием услуг и усовершенствованиями и изменениями в целом, что, в свою очередь, выражается в новых и изменённых требованиях к используемым ресурсам. С другой стороны, рыночное предложение этих ресурсов не всегда «настроено», особенно в краткосрочном плане, на новые потребности High-tech предприятий. Такая ситуация предъявляет ресурсам требование адаптации к потребностям High-tech KMU, а также ставит перед рыночным предложением задачу создания наиболее подходящих Inputs.

В этой брошюре рассматриваются три вида ресурсов, которые выделяются как узкие места для развития High-tech KMU: финансовые средства, менеджмент и знания. Будет обсуждено, насколько эти ресурсы представляют собой узкие места, какие признаки указывают на эти факторы и как могут выглядеть возможные решения этих проблем.

вверх

Доступ к финансированию

3.1.1. Специфические барьеры для High-tech KMU

Недостаточная доступность финансовых средств ограничивает возможности предприятий в инвестировании, расширении деятельности и этим использование рыночных шансов. Уже с теоретической точки зрения обнаруживаются следующие признаки специфично-тяжёлой ситуации High-tech KMU в связи с привлечением капитала через традиционные каналы:

  • Неуверенность в ожидаемых денежных потоках: хотя финансисты и знают как обходиться с рисками, однако не со скрытой неуверенностью в результатах проводимых High-tech KMU инновационных проектов.
  • Доходы от какой-либо инновации не могут быть полностью защищены от «подражаний»: возможности защиты High-tech KMU ограничены, а разделение доходов с «подражателями» означает уменьшение рентабельности.
  • Для финансирующих институтов тяжело разделить инвестиционный портфель предприятия на различные проекты с соответственно подобранными источниками финансирования. Эти институты также и не предлагают достаточно дифференцированных опционов финансирования.
  • Временные периоды разработки и «разгона» проектов являются относительно длинными.
  • Большая значимость нематериальных ценностей по сравнению с материальными: идеи, результаты исследований, права предприятий на технологии, техническая компетенция или доступ к рынку оценить значительно сложнее, чем другие материальные обеспечения. Вообще, правовые рамочные условия для оценки нематериальных активов развиты ещё недостаточно.
  • Инвесторы видят проблемы в оценке своих инвестиций, что часто вызывает переоценку ими риска.

Эмпирические обследования показали, что европейские финансовые рынки в общем сильно фрагментированны и размеры самой проблемы, а также значение доступа к финансированию в отдельных странах имеет различные пороговые величины. Например, финансирование инноваций в Дании является существенной проблемой. В Ирландии доступ к капиталу кажется представляет проблему лишь для малого количества национальных Software -предприятий. Некоторые европейские страны, как Дания и Австрия отличаются своей традиционно сильной банковской системой, которой свойственно ставить определённые границы при финансировании инноваций.

Во-вторых, сила проблемы, разумеется, зависит от вида High-tech KMU или инновационного проекта. Например, био-предприятия часто проводят долгосрочные и интенсивные в расходах F&E -проекты и требуют большого начального капитала при учреждении. В то же время, инвестиции при учреждении других видов базирующихся на знаниях предприятий могут быть относительно малы. Одно шведское исследование показывает, что предприятие, нацеленное на вывод на рынок новой технологии, имеет большие проблемы с привлечением инвесторов, чем другие High-tech KMU, и при этом не только в ранней фазе развития, а также позднее. Одна исследовательская работа в Великобритании пришла к результату, что недостаток капитала прежде всего представляет узкое место для роста технологически прогрессирующего предприятия.

Из этих исследований могут быть сделаны следующие выводы:

  • чем сложнее и/или рискованнее является проект, тем труднее привлечение капитала;
  • обработка новых рынков (означает – завоевание новых клиентов) рассматривается как особенно рискованное, и инвесторы весьма сдержаны при рассмотрении таких проектов.

В-третьих, релевантность финансирования в значении «узкое место» варьируется также через жизненный цикл предприятия, что в свою очередь отражается на потребности в капитале. Не только для обычных предприятий фаза учреждения является тем отрезком пути, на котором приобретение адекватных финансовых средств является самым трудным. В одном немецком исследовании две трети High-tech KMU рассматривают фазу учреждения в отношении привлечении капитала как самую трудную, в то время, как только для 42% из них финансирование роста представляет существенную проблему. Голландское Министерство экономики отмечает доступ к финансовым средствам как одно из важнейших «узких мест» для технологических предприятий. Причины лежат в том, что развитие продукта занимает длительный промежуток времени, и очень многие финансовые институты на основании, связанных с учреждением предприятия высоким риском и неуверенностью «уклоняются» от инвестиций.

В Швейцарии представляются особенно трудными возможности финансирования предприятий в фазе между учреждением и достижением предприятием точки окупаемости.

3.1.2 Источники финансирования для High-tech KMU

вверх

3.1.2.1 Привлечённое финансирование (Fremdfinanzierung)

В финансировании High-tech KMU банки также продолжают играть важную роль. Конечно же, базирующееся на кредитовании финансирование в случае High-tech KMU, в целом, кажется менее подходящим, что объясняется вышеуказанными специфическими признаками инновационных проектов и следующими размышлениями:

  • Во-первых, банковская система обладает лишь ограниченной способностью «обращаться» с высокими рисками. Высокий риск принципиально означал бы высокие процентные ставки по кредиту, что в свою очередь не могло бы быть принято инновационным рынком.
  • Во-вторых, сотрудники банков не в состоянии основательно оценить инновативный инвестиционный проект и его риски.
  • В-третьих, выходом инвестиций часто являются новые знания, планы, документация, квалификации или другие нематериальные результаты, которые мало подходят в качестве обеспечения в сравнении с материальными инвестициями и имущественными ценностями.

Эмпирические исследования подтверждают эти размышления: итальянские High-tech KMU даже возлагают на банки такие «грехи», как недостаточное понимание предпринимательской деятельности и неспособность корректно оценить шансы роста High-tech KMU. Дополнительно к этому, расходы по обслуживанию кредитов воспринимаются ими как слишком высокие.

Чтобы улучшить доступ к финансированию, внимание High-tech KMU должно быть обращено также на другие, не базирующиеся на кредитах источниках.

вверх

3.1.2.2 Венчурный капитал и бизнес-ангелы

Исходя из специфической характеристики в связи с финансированием High-tech KMU, собственный капитал – в особенности венчурный и бизнес-ангелы – считается более подходящим, чем кредитное финансирование. При этой форме финансирования инвесторы проводят подробные анализы и оценку проектов, прямо участвуют в шансах и рисках и вопросы обеспечения для них не являются важными.

Таблица 4.1 даёт обзор европейского рынка частного и венчурного капитала в 2000 -2001 годах. В 2001 году общие инвестиции понизились более чем на 30%. Это снижение явилось результатом как уменьшения числа финансируемых предприятий, так и более низкой средней величины инвестиций в одно предприятие, причём второй фактор отражает также некоторую «нормализацию» в оценке предприятий. Разумеется, должно приниматься во внимание, что инвестиционная активность в 2000 году была чрезвычайно высока. Но инвестиции в High-tech KMU сжались даже ещё сильнее (-38 %), что можно связать с общими проблемами IT – отрасли. Внутри High-tech – области сравнительно благоприятно развивались в этот период био-технологические предприятия.

В общем это могло сигнализировать о переломе имеющегося тренда возрастания доли высоких технологий в инвестициях. Некоторые инвестиционные компании уже перешли к чёткому исключению из своих стратегий финансирования New Economy* -предприятий. Всё же на долю High-tech – секторов пришлась доля почти 30 % европейского рынка собственного капитала. В качестве географической особенности можно указать, например, Ирландию, в которой на долю High-tech -отраслей пришлось 54 % рынка собственного капитала.

2000 2001 2000/01 (%)
Всего инвестиции (млрд.евро) 35.0 24.3 -30.5
Число предприятий 10440 8104 -22,4
Средняя инвестиции (млн. евро) 2.7 2.3 -14.8
Инвестиции в High-tech* области (млрд.евро) 11.0 6.8 -37.5
Компъютерная область (млрд.евро) 4.7 3.0 -35.8
Область био-технологий (млрд.евро) 1.0 0.8 -17.1

Хотя рынок венчурного капитала США в период 2000/01 годы испытал ещё большее снижение, чем европейский, однако продолжал оставаться с 37,7 млрд. долл. как и прежде самым большим. С другой стороны, Европа ведёт в числе профинансированных предприятий (3 224 предприятия в США). Средняя инвестиция в предприятие, разумеется, выше в США. Также доля High-tech -инвестиций в общей сумме инвестиций значительно выше в США, чем в Европе. Однако и внутри самой Европы существуют значительные различия в значении частного, собственного капитала в общей инвестиционной картине. Измеренное как процентное отношение объёма инвестиций к внутреннему валовому продукту в 20001 году, это значение для Швеции составило (0,87 %), Великобритании – (0,65 %) и Нидерландов – (0,44 %), что существенно выше среднеевропейского(0,25 %), тогда как Австрия (0,07 %), Греция (0,08 %) и Португалия (0,09 %) показали наинизший уровень.

Некоторые исследования указывают на то, инвесторы в ранней фазе жизненного цикла High-tech KMU очень нерешительно предоставляют капитал. Например, в Испании инновативные и High-tech KMU в фазе учреждения на основании низкой рентабельности не представляют практически интереса для рынка венчурного капитала. Голандские венчурные капиталисты предпочитают для своих инвестиций фазу роста предприятия фазе учреждения. На австрийском рынке венчурного капитала в фазе учреждения особую, доминирующую роль играет государственный сектор. Фактически данные для 2001 года показывают, что суммы венчурного капитала, предоставленные в фазе роста почти в два раза выше сумм, предоставленных в фазе учреждения. Те предприятия, которые сумели получить венчурный капитал, весьма высоко оценивают эту форму финансирования. Согласно исследованиям почти 95% респондентов рассматривают венчурный капитал как жизненно необходимый для учреждения, дальнейшего существования и роста предприятия, и 60% указали на то, что предприятия без этого финансирования не состоялись или не существовали бы сегодня.

Тогда как под New Economy часто подразумеваются предприятия (в большинстве случаев -малые и средние), в широком смысле производящие или базирующиеся на High-Tech и нередно котирующиеся на Neuen Markt или Nasdaq, система Old Economy чаще указзывает на предприятия, которые уже долго занимают рынки традиционных отраслей как, например, машиностроение, электротехника или автомобилестроение. На рынке капитала их акции находятся, как правило, в DAX или Dow Jones.

Предприятия высоко ценят также предоставленную не-финансовую поддержку, например, стратегический консалтинг, доступ к сетям, инновативные идеи или обработку финасово-бюджетной информации. Эти не-финансовые источники во многих случаях служат предпосылками для роста и успеха.

Business Angels

Из вышесказанного, разумеется, можно сделать вывод, что венчурный капитал доступен только лишь для очень малой «элиты» предприятий. Дополнительно к этому, требуемые для очень малых High-tech – предприятий объёмы финансирования, в особенности в фазе учреждения, часто слишком малы с точки зрения венчурных фондов и компаний.

Business Angels или бизнес-ангелы (богатые люди с большим отраслевым и предпринимательским опытом, инвестирующие собственные средства в предприятия) представляют собой неформальный источник финансирования. В сравнении с фондами собственного капитала они сильнее втягиваются в бизнес и вопросы управления предприятием. Соответственно этому, а также шведскому исследованию High-tech KMU, Business Angels, наряду с клиентами и поставщиками, классифицируются также как «ключевые персоны» для предприятия. К сожалению, надёжная информация и результаты исследований о количественной значимости Business Angels в финансировании High-tech KMU практически не доступны. Объективный охват активности Business Angels среди прочего труден потому, что они часто предпочитают не афишировать свою деятельность, а также тяжело идентифицируемы. Всё же некоторая информация, например из Финляндии, показывает, что неформальные инвесторы для учреждения предприятий предоставляют капитал в 5 раз больше, чем венчурные компании.

Несмотря на то, что теоретический потенциал финансирования Business Angels, в общем, оценивается высоко, всё же существуют некоторые факторы, препятствующие его реализации:

  • Во-первых, как раз в области High-tech присутствует недостаток таких инвесторов, так как в молодых, только возникающих отраслях экономики (например, биотехнология) естественно имеется только незначительное количество людей с отраслевым опытом и достаточными финансовыми средствами.
  • Во-вторых, что касается спроса, многие предприниматели не испытывают большого желания привлекать Business Angels из-за опасения потерять свою независимость. Так одно исследование показывает, что внешний собственный капитал ассоциируется итальянскими KMU с потерей власти и контроля над предприятием. Эта установка в High-tech KMU в отношении финансирования ведёт к следующим преференциям: на первом месте стоит самофинансирование, затем кратко – или долгосрочное привлечённое финансирование (кредитование) и только на последнем месте стоит, если необходимо, внешний собственный капитал. Финское исследование подтверждает этот результат, установив, что High-tech KMU предпочитают общественный капитал (государственные поддерживающие программы) частному собственному капиталу, так как ожидают от общественного поставщика капитала меньшего влияния, чем от частного. Также исследование 50 европейских технологических предприятий пришло к результату, что венчурный капитал воспринимается как необходимое «зло», и предприятия стараются как можно «дальше» отодвинуть фрагментацию собственного капитала и потерю контроля. Интересным образом оказывается, что самыми успешными оказались предприятия, сохранившие свою финансовую независимость.

Так как поддержка через Business Angels, в сравнении, например, с банковским кредитом, ни в коем случае не представляет собой стандартизованную услугу, развитие формального и хорошо функционирующего рынка для них представляется весьма тяжёлым. Следствием этого является посредническая проблема, которая кажется более сложной для малых, чем для больших народных хозяйств.
Следующий пример из Швеции (Пример 1) наглядно раскрывает некоторые обозначенные выше пункты, как, например, релевантность и содержание нефинансовой поддержки через венчурных капиталистов; проблема (не-) достаточности делового опыта и знаний со стороны инвестора в случае высоко инновационных отраслей; трудности и расходы при объединении и процессе выбора.

Пример 1:
Фирма Idonex Ltd, http://www.idonex.se/, состояние на 11.7.2001
Idonex начинала как Spin-off от университета Linkoping в 1993 году. Фирма разрабатывает и продаёт Интернет-технологии, в которых базовым продуктом является программа Webserver (Roxen). В 1998 г. фирма решает вывести Roxen на мировой рынок, для чего, однако, требовался внешний капитал. Предприятие начало поиск наиболее подходящих венчурных инвесторов. При этом, кроме предоставления финасовых средств, к потенциальному инвестору были предъявлены следующие требования: оперативная сеть и стратегический консалтинг для процесса интернационализации, значительные и специфические знания IT – и Интернет-технологий или же Software, поддержка при рекрутинге ключевых персон, роль в качестве посредника в контактах с клиентами и стратегическим сетями. Партнёр должен был также организовать выведение фирмы на биржу. Высший приоритет в процессе выбора отдавался быстроте и гибкости венчурного инвестора.
Процесс поиска венчурного капитала занял много времени и ресурсов, так как предприятие обладало недостаточными сведениями о существующих инвесторах, и инвесторы были не в состоянии быстро провести проверку, так как не понимали бизнес-идею. Потом фирма выиграла конкурс «Guldmusen» в категории «Лучшие Software», а также подобный приз на Comdex – профессиональной выставке – осенью 1998 года. К этому времени фирма была почти банкротом.
Отчасти из-за внимания, которое фирма возбудила в прессе, в конце-концов наметился успех в привлечении капитала. Выбранный инвестор хотя и сделал фирме не самое лучшее в финансовом смысле предложение, но обладал требуемой компетенцией. Причём венчурному инвестору для быстрого и профессионального принятия инвестиционного решения потребовались солидные знания отрасли и проведение хорошо структурированного процесса оценки.
Случай Idonex показывает, что имеет смысл включения посредников в качестве «информационного фильтра», как например бизнес-консультантов с опытом в привлечении венчурного капитала. Idonex продолжает действовать на турбулентном IT-рынке,

вверх

3.1.2.3 Роль рынка акций в финансировании High-tech KMU

В прошедшие годы на многих европейских национальных биржах акций были организованы, так называемые, листинги «NM-Listings» (New Market, Neuer Markt, Nouveau Marche, Nuovo Mercato, Nuevo Mercado). Их особая цель – привести на биржу High-tech KMU и заинтересованных в них инвесторов. Европейские рынки были открыты во второй половине 1990-х годов, тогда как старейший рынок этого вида -NASDAQ Stock Market в США – начал торговлю уже в 1971 году и в 1994 году впервые превзошёл New York Stock Exchange по годовому объёму торговли.

Хотя NM-Listings фактически «притянули» некоторые предприятия, однако их использование остаётся до сих пор относительно низким. Таким образом, привлечение капитала через биржу ни в коем случае нельзя считать распространённым путём для High-tech KMU, что также подтверждается различными национальными обследованиями. Согласно одному обследованию среди 300 руководителей технологических предприятий в Швейцарии на бирже котируется только 4% High-tech KMU, и только 8% имеют планы превращения в открытые акционерные общества посредством первого выпуска акций (Initial Public Offering; IPO). В отрасли электроники это доля несколько выше (12 %). Этот факт находится в созвучии с относительно низким числом 47 IPOs, проведённых европейскими венчурными инвесторами в 2001 году в качестве формы выхода из инвестиций. Число IPOs в период 2000 – 2001 г.г. значительно уменьшилось.

После биржевого бума в 2000 г. развитие технологических акций было особенно негативным. «Закалькулированные» в цене акций прогнозы прибыли и оборотов в данных условиях рынка далеко не смогли быть достигнуты. После определённого периода переоценки High-tech KMU и предприятий New Economy, в котором возможно было даже слишком легко привлечь инвесторов и капитал, тренд развернулся в противоположную сторону, и для High-tech KMU стало весьма сложным привлечь финансовые средства (прежде всего в области New Economy). Дополнительно к этому торговля ценными бумагами потребовала от молодых, инновативных, растущих предприятий соответствия высокому стандарту транспарентности, чтобы суметь привлечь потенциальных инвесторов. Правила, предписания и условия допуска к торговле, а также оформление отчётов – это необходимые условия для функционирования механизма доверия на рынке капитала. Современный тренд указывает на ужесточение этих требований. Интересным образом одно американское исследование показывает, что венчурный капитал при превращении в публичное общество может быть весьма ценным, так как улучшает профиль «выживания» предприятия в рамках IPO. Венчурные инвесторы оказывают влияние на действия менеджмента, инвестиционных банков и аналитиков и привлекают институциональных инвесторов. Это указывает на то, что приём венчурного капитала может быть также благоприятным, если предприятие намеревается выйти со временем на биржу.

вверх

3.1.2.4 Самофинансирование

Если внешнее финансирование является, без сомнения, необходимым для развития High-tech KMU, тогда также естественно, что капитал учредителей и финансирование через Cash-flow имеют большое значение как источники финансирования. Это особенно касается южно-европейских стран, в которых эти источники часто представляются единственной или, как минимум, главной формой финансирования. Например, из 46-и итальянских High-tech KMU 73% были учреждены исключительно через личное имущество предпринимателей, и только одно предприятие использовало внешний источник финансирования. Большая часть (76%) опрошенных считают опасным в фазе учреждения принимать внешнее финансирование, так как это может негативно сказаться на будущем росте предприятия. Большинство испанских технологических предприятий самофинансируются, хотя 63% из них считают, что предприятия их отрасли не имеют достаточных средств для самостоятельного развития технологий. В ранней фазе развития малые, независимые португальские предприятия в областях IT и электроники финансируются в существенном через собственные средства предпринимателей и предприятий. Учредители являются важнейшим поставщиком капитала также для французских учреждений High-tech KMU (56%). Естественно, внесённые учредителями в предприятия денежные средства имеют не только количественное, но и большое качественное значение. Они действуют также как важнейший сигнал для внешних инвесторов и прежде всего – в фазе учреждения. Разумеется, они не должны и не могут быть единственным источником финансирования. Собственные средства учредителей в большинстве случаев весьма ограничены, что также действительно для Cash-flow предприятий в ранней фазе.

вверх

3.1.3 Менеджерские способности в High-tech KMU

Деловое окружение High-tech KMU в отношении рыночного развития, новых продуктов, процессов и организации предприятия характеризуется более высокой динамикой, чем для обычных предприятий. Также связанные с бизнесом риски значительно выше у High-tech KMU. Кроме того, успех привлечения внешнего финансирования во многом зависит от качества менеджмента. Эти условия предъявляют высокие требования к компетенции менеджмента предприятий. Поэтому отличные менеджерские способности приобретают важнейшее значение для приведения инновационного предприятия к успеху. Разумеется, многие малые High-tech KMU учреждаются лицами, обладающими хорошим образованием и большим опытом в какой-либо специфической научной области, у которых однако отсутствуют достаточные знания в управлении предприятием.

Это доказывается рядом эмпирических исследований. Одно из исследований о финских био-технологических предприятиях показывает, что технологические и научные компетенции менеджмента находятся на высоком уровне, но также присутствует значительный недостаток менеджерских качеств, что представляет самую большую угрозу существованию и перспективам предприятия. Согласно одного немецкого исследования отсутствующие знания и опыт менеджмента играют значительную роль в части возникающих проблем с финансированием почти во всех находящихся в фазе учреждения технологических предприятиях. Также и в Италии недостаток в компетенции менеджмента рассматривается как барьер для роста High-tech KMU. Многие голландские учреждения технологических предприятиятий обладают слишком низкими знаниями и опытом в областях менеджмента, организации предприятия и маркетинга. В этих предприятиях была установлена повышенная потребность в профессиональной поддержке в смысле информации, консалтинга и тренинга. Данные из Португалии показывают, что все активные технологические предприятия имеют недостатки в менеджменте, маркетинге и персональной политике. В этой связи предлагается ученым, инженерам и изобретателям, учреждающим предприятие, приобретать дополнительное предпринимательское образование или включать в учредительскую команду соответствующий менеджмент.

Недостаточная компетенция в управлении предприятием представляет собой существенную проблему для европейских High-tech KMU. Она является угрозой существования и существенным барьером для роста и развития предприятия, препятствует переводу научно-технологических достижений в реальную экономику. Не вызывает удивления то обстоятельство, что инвесторы опасаются вкладывать средства в предприятия с недостаточно подготовленным менеджментом.

К критическим проблемам причисляются сбор и обработка информации о рынке, введение новых продуктов, маркетинг, рекрутинг персонала, включение в сети и понимание потребностей клиентов. Последнее находится в согласии с тем фактом, что ориентация на клиента является основным фактором успеха. К этому следует добавить, что в ранней фазе развития жизненно важным является умение управлять ликвидностью. Из вышеприведённого следует, что существует неотложная потребность в программах дальнейшего образования и развития персонала в особенности для учредителей, не обладающих деловым опытом. Для удовлетворения этой потребности по всей Европе образованы различные бизнес-инкубаторы. Вот только некоторые из специфических тем, которые считаются необходимыми для изучения в образовательных программах для технологических предприятий:

  • Анализ рынка существующих и будущих продуктов и услуг
  • Менеджмент персонала в быстрорастущем предприятии
  • Финансовый менеджмент
  • Менеджмент научных работ
  • Совместная работа техников и менеджмента
  • Развитие технических решений в рыночный продукт
  • Менеджмент патентования, бизнес с Know-how, трансфертом и лицензиями.

Вызов в оценке будущих рынков для High-tech KMU состоит в том, чтобы определить спрос на ещё не существующие продукты от потребителей, которые эти продукты ещё не знают. Дополнительно к этому существует неуверенность в степени технологического развития, а также в скорости, с которой рынок может акцептировать эти продукты. В этих условиях традиционные методы анализа рынка не подходят. Поэтому для оценки рынков могут иметь смысл такие действия, как эксперименты, исследования скрытых потребностей и анализ трендов.

вверх

4. Доступ к знаниям

Хотя на первый взгляд может казаться, что инновации и новые технологии создаются в таких малых, ограниченных системах как, например, группа лиц или предприятие, изобретатель, нельзя не видеть, что инновация является, в конечном счёте, результатом большого числа других результатов и действующих лиц вне этих систем. Любая инновация базируется на обширном фонде уже существующих знаний и извлекает пользу из многих, возникающих во всём обществе идей и стимулов.

Изобретатель, команда изобретателей или заявляющее патенты предприятие в этом смысле может пониматься как центр кристаллизации в инновационном процессе, который в свою очередь вносит вклад в следующую, кристаллизирующуюся в другом месте инновацию. В этом можно также видеть основание для того, почему так называемые инновационные системы имеют высокую ценность для повышения инновационного уровня народного хозяйства в целом. С позиций отдельных предприятий этот инновационный уровень существенно зависит от доступа и отношений к важным, внешним знаниям и их носителям. Формулируя по другому: чем больше и лучше «вращаются» важные научные знания в High-tech KMU, тем вероятнее становится его преобразование в «центр кристаллизации» успешных инноваций.

Знания появляются в различных системах и сохраняются различными организациями и их носителями. Например, необходимые знания могут быть приобретены через новых сотрудников. В следуюших разделах будут обсуждены два дальнейших специфических и важных аспекта приобретения знаний High-tech KMU:

  1. Роль университетов и исследовательских институтов
  2. Значение сетей

Менеджерские способности, как специфический вид знаний, были обсуждены выше.

вверх

4.1 Роль университетов и исследовательских институтов

Университеты и исследовательские институты располагают и создают огромный резерв знаний. Разумеется, эмпирические исследования показывают, что кооперация и обмен знаниями между ними и High-tech KMU, в особенности малыми, развиты весьма слабо, и значение первых как источника знаний для вторых очень ограничено:

  • Согласно результатам исследований «2. Community Innovation Survey» в 1996 году в EU только около 10% инновативных предприятий имели соглашения о кооперации с университетами или государственными исследовательскими институтами.
  • Немецкие предприятия, получившие собственный капитал из ориорентированных на технологию поддерживающих программ, оценивают трансфер технологий от государственных исследовательских институтов только как умеренно эффективный.
  • Практически отсутствует какое-нибудь итальянское High-tech KMU, которое считает университеты важным источником знаний. Это можно интерпретировать таким образом, что итальянские предприятия недооценивают потенциал и предлагаемые университетами или государственными исследовательскими институтами знаниями.
  • В Швейцарии систематическая F&E – кооперация между университетами или государственными исследовательскими институтами и High-tech KMU весьма редка.

Слабо развитые отношения между университетами и экономикой выражаются также в в малом числе университетских Spin-offs. В общем число учреждений Spin-offs в 1990 годы в Северной Америке было в 3-4 раза выше, чем в большинстве европейских стран OECD (Организация для совместного экономического сотрудничества и развития). В Австрии только 14% опрошенных университетов назвали учреждение новых предприятий через Spin-offs аттрактивной формой взаимодействия с экономикой.

Также в Дании установлены недостаточность университетских Spin-offs и низкая готовность исследователей к учреждению предприятий. Причиной этого, во-первых, является предпринимательский климат в стране, что означает отсутствие предпринимательского духа и традиций, а также, во-вторых, отсутствие возможностей долгосрочного финансирования. Также и в Исландии Spin-offs из университетов являются редкими, что рассматривается менеджерами инновативных предприятий как «убыток» для инновационной деятельности в собственных предприятиях и экономики в целом.

Главные причины для слабо выраженного сотрудничества между университетами и экономикой можно видеть в следующих факторах:

  • Сознание/Оценка качества: малые High-tech предприятия не осознают потенциал университетов, не понимают спектр их конкретной деятельности и поэтому не воспринимают возможную пользу для предприятия, или не ценят качество знаний. Это возможно происходит из-за следующих причин:
  • Разные цели: университеты и исследовательские институты преследуют научные, а не практические результаты исследований, в то время как High-tech предприятия стремятся к обратному
  • Различные организационные структуры: эти структуры сщественно различны в предприятиях и университетах. Университеты считаются неспособными мыслить по предпринимательски, а предприятия – по научному. Далее существуют различия в «языке», оценке фактора времени, а также в отношении требуемых финансовых средств.
  • Непрозрачность структур университетских и исследовательских систем: с точки зрения предприятий большое число высокоспециализированных малых единиц и отделов, из которых состоит университетская система, ведёт к запутыванию. Это также действительно для многочисленных государственных, полугосударственных и частных исследовательских организаций.
  • Недостаточность ресурсов KMU: некоторые обследования указывают на то, что в рамках кооперации с университетами для предприятий потребовались бы значительные ресурсы (научный персонал, деньги, техническое оснащение), которыми часто малые предприятия не обладают.

Те случаи, в которых High-tech KMU эффективно используют университетские знания, демонстрируют некоторые центральные предпосылки для плодотворного сотрудничества между экономикой и университетами. На базисе норвежских и португальских примерах кажется, что размещённые в научных парках предприятия находятся в состоянии лучше использовать исследовательские институты. Это может также быть от того, что эти предприятия часто сами являются Spin-offs, что подтверждается также в случае немецких био-технологических предприятий. Фактически большинство успешных отношений покоится на личных связях. Это можно видеть на одном австрийском примере (Пример 2), чётко показывающем способность также малого предприятия принимать на себя риск. При этом кажется, что «физическая» близость и личные отношения являются базовыми предпосылками для возникновения эффективного обмена между университетами и предприятиями.

Пример 2:
Фирма Sanochemia Pharmazeutika AG, Вена, Австрия
Фирма с 1961 года продаёт медикамент под маркой Nivalin, действующий против дисфункции периферийной нервной системы. Главную проблему представляла экстракция сырья в субстанцию высокой частоты, что в конце приводило к проблемам с поставками. Также цены и качество сырья не могли быть обеспечены. Относительно малый размер рынка для нишевого продукта представлял также проблему для будущего оборота.
Один сотрудник технического отдела начал исследовать возможность многократного использования субстанции и завязал первые контакты с учёным, бывшим товарищем по учёбе в университете. В то же время в международных журналах появились публикации с обещающими успех результатами в отношении применения синтетических субстанций для лечения Alzheimer. Также одно мультинациональное предприятие заинтересовалось идеей, что привело в дальнейшем к общим исследовательским работам. Однако, как только были получены первые недостаточно успешные результаты, концерн прекратил своё участие в исследованиях.
С новым сотрудником из одного швецарского университета, другим учёным и связанным с ним сотрудником, фирма организовала исследовательскую лабораторию и экспериментальное производство. В связи с недостаточностью собственных ресурсов было принято решение через контакты одного из учёных наладить сотрудничество с местным университетом. Университет был ответственен за фундаментальные, а фирма – за прикладные исследования. С прогрессом проекта расходовалось всё больше и больше ресурсов. В конечной фазе в проект работало около 30 человек.

В результате концентрации усилий удалось выстоять против двух конкурентов. Один из них из Великобритании подал заявку на патент с аналогичным решением с опозданием в четыре месяца. Сейчас Sanochemia ожидает рост годового оборота в примерно 7,27 млн. евро.
Важной предпосылкой для успеха проекта явилась финансовая поддержка австрийского фонда «Поддержка исследований для экономики» (FFF), который сделал возможным совместную работу с университетом. Внутрифирменными факторами успеха стали, в первую очередь, поддержка менеджмента в отношении проекта, а также социальные отношения между партнёрами по исследованиям, что создало большую заинтересованность всех партнёров.

Рассмотренные выше противоречивые цели и организационные структуры предприятий и университетов указывают также на некоторые основополагающие структурные слабости европейской университетской системы. Сравнение с системой в США, где «обменные» отношения между экономикой и университетами развиты более сильно, позволяет распознать следующие различия:

  • Организация университетов в США сильнее децентрализована и позволяет большую гибкость в исследования
  • Университетская система в США отмечена более высокой «внутренней» дисциплиной
  • В США сильнее развита конкуренция между исследовательскими организациями
  • Институционные рамочные условия создают возможности для повышенной личной мобильности между наукой и экономикой
  • В целом эти факторы приводят к лучшей способности университетской системы кооперировать с экономикой.

В общем становится понятным, что для лучшего использования такого богатого источника знаний и новых технологий как университеты и исследовательские институты необходимы мероприятия для усиления связей между ними и KMU. Среди прочего существует потребность обновления традиционного восприятия роли университетов последними.

4.2 Значение сетей

Систематический доступ к другим предприятиям и организациям – той же отрасли, комплементарной и родственной, пре – и последующей отраслям или общественной области – может быть обеспечен в форме сетей. На основании возрастающей комплексности технологических решений и разнообразия необходимых ресурсов инновационные проекты всё больше развиваются, управляются и выводятся на рынок в сети предприятий, чем выполняются отдельными людьми или предприятиями. Сети дают возможность разделения риска и высоких расходов на проведение F&E. Значение построения сетей на основании успеха в плоскости предприятий кажется поддаётся измерению. Исследования по High-tech KMU в Дании и Швейцарии показывают, что внешние связи и распределение знаний позитивно коррелируют с успехом инновации и облегчают доступ к финансированию. Конечный эффект построения сетей может привести к возникновению такого феномена, как например Silicon Valley.

вверх

4.2.1 Распространение сетей и партнёры сети

Вообще, кооперация и сетевая активность среди High-tech KMU проявляются уже относительно часто. Ниже обзорно представлены соответствующие результаты исследований:

  • В одном всеевропейском обследовании среди 351 технологических предприятий 75% опрошенных указали, что участвуют минимум в одном стратегическом альянсе. Такие альянсы дают возможность разделения расходов на F&E, использовать дополнительные мощности и вступать на новые рынки.
  • В одном исследовании среди 3000 предприятий в EU, которое не концентрировалось исключительно на High-tech KMU, сетевая деятельность между инноваторами классифицировалась 63%-ми KMU (20-249 занятых) как важная или очень важная для собственного предприятия.
  • В Австрии важнейшими кооперационными партнёрами в инновационной деятельности являются поставщики материалов, компонентов и технических услуг, а также клиенты, хотя заметно прибавляется сотрудничество с исследовательскими организациями.
  • Также в Италии поставщики оборудования и материалов для KMU во всех секторах представляют собой важнейшие каналы доступа к знаниям и технологиям.
  • Сравнительное исследование для Италии и Португалии показывает, что семья и друзья, а также неформальные отношения с клиентами для молодых технологических предприятий особенно важны.
  • В Люксембурге почти половина всех предприятий, проводивших работы в области F&E в 1992 году, с этой целью заключили соглашения о кооперации с другими предприятиями. Предприятия той же отрасли, а также поставщики и клиенты при этом находились на переднем плане.
  • Согласно данным из Голландии почти половина молодых, малых и инновативных IT – предприятий кооперируются в рамках своей инновативной деятельности и, прежде всего, с предприятиями своего сектора. Многие учреждения High-tech -предприятий опираются на вертикальные сети, и контакты вне этих сетей возникают, в большинстве случаев, случайно и незапланированно.
  • В Испании почти половина KMU указывают, что свои инновационные результаты они достигли через кооперацию с поставщиками и клиентами. Разумеется, только 15% KMU работают исключительно таким методом.
  • Интенсивность кооперации со специализированными институтами является очень низкой.

В целом, результаты показывают, что клиенты и поставщики служат наиболее частыми сетевыми партнёрами для High-tech KMU. Также сотрудничество с предприятиями своей отрасли имеет большое значение, но рапространенно видимо меньше, чем первая форма. Кооперация с специализированными институтами встречается относительно редко, что находится в связи с обсуждённой выше в Главе 4 проблематикой. Но если большое число High-tech KMU сотрудничают в рамках сетей и коопераций, имеется всёже ряд предприятий, в особенности очень малых, которые вообще не проявляют активность такого рода.

вверх

4.2.2 Барьеры в построении сетей

Исследования о барьерах в построении сетей и кооперации в области High-tech KMU установили ряд факторов, утяжеляющих такое построение. Многие из этих барьеров действуют в целом для малых и средних предприятий, например, различные цели и ожидания между партнёрами и различия в культуре предприятий.

Также наличие или отсутствие координатора, например, большого ведущего предприятия или агентства имеет значение для построения сети среди High-tech KMU. Принятие на себя такой координатионной функции является сегодня распространённым полем деятельности для экономической политики. Ниже будут обсуждены два аспекта, имеющих специфическое значение для High-tech KMU, или же в которых малые инновативные предприятия отличаются от больших технологических предприятий. Эти факторы иногда привносят негативную установку предприятий относительно кооперации.

Во-первых, кажется, что малые и большие High-tech предприятия имеют разные мотивы для построения сетей: для High-tech KMU главный мотив состоит в быстром достижении доступа к рынкам и достоверности. Поэтому с точки зрения High-tech KMU сети являются необходимостью. Для больших High-tech предприятий к важным мотивам, прежде всего, относятся доступ к конкурентноспособным F&E и технологиям. Для больших High-tech предприятий сети представляют всего лишь шанс, чем прямую необходимость, что вытекает также из наличия у них больших внутренних ресурсов. Таким образом сети могут рассматриваться или как источник ресурсов или как источник учения (знаний), и High-tech KMU скорее всего видят их в качестве первого.

Эти принципиально различные подходы означают, что малые предприятия имеют установку на краткосрочные и конкретные результаты. High-tech KMU ожидают, что проекты должны быстро найти дорогу на рынок и как можно скорее принести выручку. Конечно же, построение сети часто требует обширной и интенсивной по времени коммуникации и других усилий, прежде чем появятся конкретные результаты, и нередко преимущества сразу не видны. Однако для High-tech KMU тяжело жертвовать временем и мириться с промедлениями. Одним из следствий из этого является то, что KMU предпочитают двухстороннее сотрудничество кооперации между группами предприятий. Вторым следствием является, например установленный существенный барьер у французских KMU, выраженный в трудности нахождения равновесия между защитой определённой информацией и необходимостью обмена ею для функционирования сети. Так английские KMU в биотехнологии воспринимают кооперацию с большими предприятиями как «обоюдоострый меч»: распространённая стратегия больших предприятий – это использование сети для «наблюдения» за малыми партнёрами. Поэтому, в особенности, малые биотехнологические предприятия видят в кооперации также риски и должны своевременно обеспечивать защиту через патенты.

Это само собой разумеется, что права на интеллектуальную собственность имеют большое значение для сохранности доходов от инноваций. Также надо учитывать, что более тяжёлым делом представляется репродукция и имитация внутренних процессов успешной F&E – организации, чем специфичных продуктов, покидающих лабораторию.

вверх

4.2.3 Интернационализация

Для малых High-tech предприятий интернациональная направленность является решающим фактором для роста и долгосрочной жизнеспособности. Установленно, что малые технологические предприятия должны интернационализироваться уже в ранней фазе, так как технологические рыночные ниши, в которых они специализируются, могут быть весьма ограничены. Доходы на отечественном рынке часто недостаточны для амортизации инвестиций в F&E.

Фактически High-tech KMU показывают большую степень интернационализации, чем обычные предприятия таких же размеров. Исследование среди High-tech KMU в 10 европейских странах подтверждают высокий масштаб интернационализации: 65% предприятий действуют интернационально и доля экспорта в обороте составляет 19%. Для сравнения: доля экспортёров внутри европейских KMU в целом составляет только 20% и доля экспорта в общем обороте только 13%.

Также исследование среди 100 малых технологических предприятий в Великобритании показывает, что большая часть этих предприятий входит в международные сети или находится в процессе интернационализации, касающегося рынков, кооперации в исследованиях, подбора персонала, отношений собственности и размещения производства. Как и для KMU в целом, размеры High-tech предприятий и склонность к интернационализации коррелируются позитивно. Это показывают исследования из Испании и Швейцарии. Одно финское исследование среди 60 предприятий идентифицировало три разъясняющих фактора успешной интернационализации:

  1. Чем моложе предприятие к началу интернационализации, тем сильнее его рост, достигаемый через экспорт
  2. Самый сильный рост экспортных объёмов добиваются те предприятия, чьи главные технологии легко поддаются имитации. Этот удивительный результат может быть объяснён через лучшее развитие соответствующего рынка и акцептирования этих технологий. Чем выше технологическая интенсивность предприятия, тем выше рост экспорта.
  3. Исследование по интернационализации High-tech предприятий в Финляндии, Франции и Канаде пришло к выводу, что ранний профессиональный опыт предприятия во внешней торговле имеет влияние на успех интернациональной активности. Дополнительно, важнейшими факторами успеха являются мотивация, ангажемент и личные амбиции.

вверх

5. Политические поддерживающие мероприятия

Значительные доходы в народном хозяйстве, а также недостаточно функционирующая координация рынка оправдывают и требуют общественного вмешательства в область High-tech предприятий или инновационную область в целом. Как на уровне государств – членов EU, так и на уровне EU уже имеется большое число политических мероприятий по поддержки инноваций и High-tech предприятий. Эти мероприятия покрывают широкий тематический спектр:

  • систему патентования и защиту прав на интеллектуальную собственность в целом, процессы управления и юридические,
  • финансирование инноваций,
  • налоговые мероприятия,
  • трансфер технологий от государственных и общественных исследовательских организаций предприятиям,
  • консалтинговые услуги,
  • научные парки и технологические центры,
  • первичное и дальнейшее образование

Что касается финансирования, то здесь можно назвать различные инициативы Европейского инвестиционного фонда и Европейского инвестиционного банка в области финансирования инноваций и, в особенности, в венчурном капитале (например, ETF, CREA, I-TEC). Дополнительно к этому EU поддерживает развитие сети бизнес-ангелов.

Доступ к знаниям поддерживают такие сети как Relay Centres и Business and Innovation Centres. Аналогично работают в пользу поддерживаемых регионов такие инновационные инструменты как RIS и RITTS. Пилотные акции «Механизмы упрощения учреждения и развития инновативных предприятий» охватывают, среди прочего, укрепление сетей, стимулирование трансфера знаний и разработку бизнес-планов. Европейский Социальный Фонд и Программа Leonardo предлагают поддержку в области дальнейшего образования и повышения квалификации.

Число мероприятий в отношении High-tech предприятий и инноваций на уровне EU и, прежде всего, стран EU слишком многочисленны и их развитие слишком динамично, чтобы в этой брошюре можно было представить их полный и актуальный обзор. Но актуальные тренды развиваются в направлениях интенсификации сотрудничества между исследованиями, университетами и предприятиями, поддержки построения сетей и, так называемых, «Компетентных сетей» и «Technolgie-Valleys». Дополнительно к этому финансированию инноваций будет и дальше отдаваться высший приоритет.

Анализы подтверждают, что эти программы успешно помогают снижать трудности, с которыми конфронтируют High-tech KMU при доступе к главным ресурсам. Естественно, политические мероприятия в большинстве нацелены на несколько проблемных полей, так как эти поля часто в значительной степени связаны между собой. Например, можно принять, что поддержка сотрудничества между High-tech KMU и исследовательскими организациями также позитивно влияет на доступ к квалифицированным специалистам и человеческим ресурсам.

Автор: