И «белые» схемы опасны!

Практические советы
Источник: Журнал «Расчет» №12 - 2006
Опубликовано: 30 января 2007

Привлечь внимание Счетной палаты может и абсолютно внешне «белая и пушистая» компания. Если в цепочки ее взаиморасчетов присутствуют фирмы с признаками схемности. Об одной из таких ситуаций рассказывает Виктор МИШИН, начальник инспекции Счетной палаты.

Подозрительный поставщик

В поле зрения Счетной Палаты оказалась одна из  экспортных компаний Подмосковья. По документом выходило, что компания-экспортер как не крути – «белая и пушистая». Но среди ее поставщиков присутствовало ЗАО ТД «С и М». Эта небольшая российская фирма c персоналом из 4 человек и уставным фондом 5 тысяч рублей. Однако в течение нескольких последних лет она осуществляла по многомиллиардным контрактам, поставку сырья для компании-экспортера. Налоги «С и М», конечно, платила, но, лишь с агентского вознаграждения. Поскольку производством сырья сама не занималась, а закупала его у российской фирмы  ООО «Астра+».

Действовала «С и М» по поручению и на деньги иностранной организации «FrT ltd», зарегистрированной в Республике Кипр и имеющей постоянное представительство в г. Москве. Как показала дальнейшая проверка, «FrT ltd»  также была лишь посредником. Так что налоги в России, она уплачивала только с агентского вознаграждения. Оно составляло 0,05 процента от продажной стоимости товара. А все остальные деньги «FrT ltd» перечисляла другой кипрской компании «GM ltd», которая представительства в России не имела и по российскому законодательству налогов в российский бюджет не платила.

Выходило, что фирма «С и М»  только за 2005 год,  покупая сырье по цене 21,4 тысячи рублей за 1 тонну, продавала его компании-экспортеру с наценкой 10 тысяч рублей за 1 тонну. То есть – накручивала 46,7 процентов. Но в российский бюджет поступали лишь незначительные суммы налогов с агентского вознаграждения:

 – от «С и М» – 443, 2 тысяч рублей, в том числе  НДС 108, 8 тысяч рублей;

 – от «FrT ltd» – 94 тысячи рублей, в том чикле  НДС 34 тысячи рублей.

Братья близнецы

   Не менее «странно» обстояли дела и с фирмой ООО «Астра+», у которой «С и М» по документам якобы закупала сырье для перепродажи. По сути, финансовые взаимоотношения «Астры» с партнерами были похожи на «организацию бизнеса» у фирмы «С и М».

   Сырья «Астра» не производила, а покупала у акционерного общества, расположенного в Сибири, по цене 3,2 тысяч рублей за 1 тонну. Затем делала наценку (почти семьсот процентов) и перепродавала его «С и М» – по цене 21,4 тысяч рублей за 1 тонну.  В бюджет же Астра перечисляла налоги лишь с пресловутых агентских. Например, за 2005 год, эта фирма уплатили всего 128 тысяч рублей, в том числе НДС – 122 тысячи. Оставшуюся  сумму – около 2 миллиардов рублей «Астра» отправила своему поручителю – фирме с Багамских островов «DM Ltd», которая так же была только посредником. И платили налоги в России только со своего посреднического вознаграждения. Московское представительство «DM Ltd», отправляло все деньги (за вычетом вознаграждения) кипрской компании «IzM ltd».

  С иностранной компанией «IzM ltd» складывалась такая же ситуация, что и с «GM ltd». «IzM ltd» не имела постоянного представительства в России и, пользуясь пунктом 2 статьи 309 Налогового кодекса, с полученных доходов от продажи сырья (более 2 миллиардов рублей) налогов в России не платила. Выходит, что из всей этой цепочки в бюджет поступили деньги лишь от Астры – 128 тысяч рублей, да от «DM Ltd» – 102 тысячи рублей, в том числе НДС – 60 тысяч рублей.

Получалось, что по пути от российского производителя (сибирской компании) к российскому потребителю (фирме-экспортеру) стоимость сырья выросла в десять раз. Вся же разница – только за 2005 год она составила более 2 миллиардов – осела на счетах двух иностранных компаний. И налогов со всей операции российский бюджет получил всего 767,2 тысячи рублей – лишь с агентских вознаграждений. Обратите внимание: уход с помощью иностранных посредников от уплаты НДС был возможен только до конца 2005 года. Затем эту лазейку в законодательстве прикрыли.

 В этой схеме было и еще несколько странностей. Например,  ни один из посредников, «физической» транспортировкой и хранением не занимался. Сырье отгружалось производителем – Сибирской кампанией – непосредственно фирме-экспортеру.

Для расчетов все участники сделки использовали только два банка: Норд-Банк – на территории российской федерации, и Банк в Конго – за рубежом (см. схему движения денег).

У «С и М», представительств багамской компаний «DM ltd» и кипрской «FrT ltd» был один и то же юридический адрес в Москве. А компания «FrT ltd» была зарегистрирована в Республике Кипр, по тому же адресу, что и компании «IzM ltd» и «GM ltd».

Веские причины

Что ж у проверяющих, зародились довольно таки серьезные сомнения. Ведь экономической целесообразности в привлечение посредников, кроме как для ухода от уплаты налогов, ни для производителя, ни для покупателя не было. Вероятно, проверка этих фирм и не началась бы. Да дело в том, что конечный покупатель – это компания-экспортер. И по действующему законодательству освобождается от уплаты НДС с экспортируемых товаров, как собственного производства, так и приобретенных, а также с услуг по транспортировке, погрузке, разгрузке, перегрузке экспортируемых товаров (п. 1 ст. 164 НК). И, значит, экспортер может получить возмещение НДС из бюджета – причем «живыми» деньгами. Этим правом компания-экспортер и не преминула воспользоваться.

И только по итогам деятельности за 2005 год, заявила к возмещению из бюджета НДС на сумму 380,5 миллионов рублей. Притом, что сама за тот же период уплатила в бюджет НДС лишь в сумме 6,8 миллионов рублей. Хотя объем реализации продукции за 2005 год у экспортера превысил 4 миллиарда рублей. И выходило, что из-за участия посредников бюджет недополучил налогов на весьма круглую сумму.

Что же, тематика данного контрольного мероприятия ограничивалась только операциями с сырьем. Но у Счетной палаты были основания полагать, что фирмы-посредники проводили и другие операции с применением схем, позволяющих уклоняться от уплаты налогов и уводить денежную выручку за рубеж.

Поэтому, несмотря на то, что на первый взгляд с документами у участников сделки  было все в порядке и претензий ранее они не имели, материалы проверок были направлены в Генеральную прокуратуру и Федеральную налоговую службу. Для проведения дальнейшего расследования и сбора доказательной базы.

По результатам расследования в отношении руководителей компании-экспортера в настоящее время возбуждено уголовное дело. Их обвиняют в мошенничестве, совершенном организованной группой в особо крупных размерах (ч. 4 ст. 159 УК). Ход следствия контролируется Генеральной прокуратурой. В свою очередь налоговые органы провели проверку правомерности возмещения НДС за предшествующие годы. Обнаружили, что выявленная схема действовала и ранее.  Экспортеру доначислили налоги на общую сумму более одного миллиарда рублей. В настоящее время компания-экспортер оспаривает эти претензии в арбитражном суде.

Не все так однозначно

Однако, как показывает практика, арбитры не принимают в качестве оснований для отказа в возмещении НДС его неуплату поставщиками.  Ведь, как отмечено в решениях судов, это не установлено ни одной нормой права, определяющей порядок возмещения указанного налога из бюджета. И организация не может нести ответственность за действия третьих лиц, например, своих партнеров.

Кроме того, судебная практика разрешения налоговых споров «исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики» (постановление Пленума ВАС от 12 октября 2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» – далее постановление № 53). Так что действия фирмы, направленные на получение налоговой выгоды, экономически оправданы. И представление фирмой в налоговую инспекцию всех надлежаще оформленных документов, «в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения» (постановление № 53).

Конечно, единственной целью сделки не может быть уход от налогов. Но экспортер реально продавал товары за границу. И получал от этой деятельности хорошую прибыль. Так что налоговой инспекции придется хорошенько потрудиться, чтобы доказать вину экспортера. Например, подтвердить факт сговора всех участников цепочки. Ведь Высший Арбитражный Суд возложил эту обязанность именно на налоговый орган (постановление № 53).

Оффшоры: практика применения

Станислав Кашулин,ведущий консультант компании «Делойт&Туш»

В мировой финансовой системе оффшорный сектор существует давно. Наиболее известные  оффшоры – это Багамские острова, Кипр. Вот некоторые из направлений их использования российскими предпринимателями:

 Экспортно-импортные операции с товарами. При экспорте товаров российская фирма продает товар по предельно низким ценам оффшорной компании. Затем оффшорная компания перепродает его конечному покупателю по уровню рыночных (мировых) цен. Облагаемая прибыль российского экспортера в этом случае остается минимальной. Разница же между реальной и заниженной ценой при экспорте образует прибыль оффшорной компании. В импортных схемах наоборот, как правило, применяют завышение цены товара. Это позволяет снизить налогооблагаемый доход у российской организации.

 Регистрация имущества. Оффшорную компанию используют в качестве владельца имущества. Это позволяет: защитить имущество от взыскания по обязательствам должника и минимизировать налоговые обязательства (например, налог на имущество).

Передача прав на интеллектуальную собственность. Оффшорная компания становится владельцем объектов интеллектуальной собственности: авторскими правами, торговыми марками и так далее.  И, например, авторские права оффшорная компании может продать или передать в пользование российским компаниям по завышенной цене. Как следствие, большая часть прибыли, будет аккумулироваться в оффшорной зоне с минимальными налоговыми выплатами.

Лизинг. Оффшорную компанию используют в качестве лизингодателя.  На ее средства приобретают имущество, которое затем передают российской компании-лизингополучателю. Для российской фирмы основная выгода состоит в том, что лизинговые платежи можно учесть при расчете налога на прибыль. Кроме того, российская компания получает вполне официальный канал перевода денег за границу.

Совместная деятельность. Российская и оффшорная компании заключают договор о совместной деятельности, оформляя долевые вклады таким образом, что оффшорная компания имеет значительную часть совместного капитала (90-95%). Это позволяет распределить большую часть полученной от совместной деятельности прибыли в пользу оффшорной компании (п. 3 ст. 278 НК).

Инвестиционная деятельность. Оффшорная компания-инвестор привлекает средства учредителей или третьих лиц и вкладывает их в уставные капиталы российских компаний. В этом случае ввоз оборудования в Россию освобождается от уплаты таможенных пошлин и налога на добавленную стоимость (постановление Правительство от 23 июля 1996 г. № 883, п. 7 ст. 150 НК).

Выдача кредитов. Оффшорная компания выдает заем российской фирме. И можно вполне официально переводить деньги за границу и обратно. Проценты по кредиту российская компания может учесть при расчете налога на прибыль.