Как инвесторам пережить финансовый кризис

Личные финансы

Автор:
Источник: Ценные бумаги
Опубликовано: 21 ноября 2008

Основные причины финансового кризиса

Странно в нашем мире происходит. Никто не прогнозировал кризиса, и всем было хорошо. Общая эйфория в умах многих инвесторов: зачем думать о плохом. Ведь всё хорошо, всё классно. Финансовый сектор в последние годы приносил небывалую прибыль, особенно в англоговорящих странах. Долгий период быстрого роста, низкой инфляции, низких процентных ставок и высокой макроэкономической стабильности раздул самомнение и породил готовность рисковать. Стабильность привела к нестабильности. Инновации (секьюритизация, внебалансовое финансирование и все прочее) сыграли в этом существенную роль.

Беспрецедентный избыток ликвидности уже много лет является глобальной проблемой, которая до сегодняшнего дня более или менее консервировалась сказочным ростом спекулятивных активов. Неприлично перегреты практически все фондовые рынки мира – европейские, китайский и многие азиатские, российский, латиноамериканские.

Причём, если ажиотаж на российском и китайском фондовых рынках – это детская болезнь, вроде диатеза от переедания конфет, то, например, пузыри на основных европейских рынках, как и на рынках США, надувались десятилетиями и очень основательно.

Федеральная резервная система США, Европейский Центробанк и Банк Англии выдали краткосрочных кредитов на сотни миллиардов долларов как традиционным банкам, так и сложным, нерегулируемым «инвестиционным банкам».

Поскольку все спекулятивные пузыри не имеют никакого отношения к реальному состоянию национальных экономик и держатся только на фанатичной жадности спекулянтов, у которых сорвало тормоза, то подрыв одного крупного пузыря послужил сигналом всем спекулянтам, что сказка закончилась, и они начали закрывать свои позиции на всех остальных рынках. Поэтому, практически синхронно с американскими рынками, на волне спекулятивной паники, начали падать все рынки Европы.

В странах с развитой экономикой – не только в США, но и в Западной Европе, Японии, Канаде часть людей самостоятельно играет на бирже или владеет акциями своего предприятия и получает по ним дивиденды. Очень многие имеют вклады в ПИФах или их аналогах. До последнего времени заметная часть населения получала дополнительный доход от инвестирования в рынок жилья. Это касается не только тех, кто продавал инвестиционное жильё, но и тех, кто сдаёт его в наём. Наконец, в фондовые рынки и производные инструменты от рынка жилья вложены практически все деньги частных пенсионных фондов и страховых компаний, в т.ч. медицинских.

Ипотечный кризис, поколебавший в августе финансовые рынки мира, поражает воображение широтой круга вовлечённых в него сторон. Это и простые американские домохозяйки, которые поддались на агрессивную рекламу и взяли неподъёмные кредиты. И крупнейшие американские банки, без колебаний выдававшие кредиты ненадёжным заёмщикам. И инвестиционные банки, которые в огромных масштабах превращали пакеты сомнительных кредитов путем секьюритизации в облигации и тем самым перекладывали долги и, соответственно, риски ипотечных клиентов на инвесторов, которые покупали облигации таких банков. И рейтинговые агентства, без зазрения совести присваивавшие этим бумагам наивысшие кредитные рейтинги. Это коллективное безумие извратило сам смысл ипотечного кредитования и повлекло за собой и банковский кризис.

Параллельно с упрощением условий предоставления кредита банкиры озаботились и проблемой снижения собственных рисков. Традиционно до 2000 г. банки выдавали кредит заёмщику и держали его «на балансе» до полного погашения. Но после 2000 г. ситуация изменилась – с тех пор банки и ипотечные компании начали активно продавать займы инвестиционным банкам, которые, в свою очередь, переуступали их в виде облигаций, обеспеченных долговыми обязательствами (CDO – collateralized debt obligation) крупным инвесторам – пенсионным фондам, хедж-фондам, центробанкам и т. п.

В процессе подобной секьюритизации ипотечных долгов возник классический конфликт интересов – банки оказались заинтересованы в сокрытии истинного качества выданных кредитов. Хотя обыкновенно CDO представляет из себя смесь ипотечных кредитов разного качества – как стандартного (кредиты, выданные надёжным заемщикам), так и субстандартного, облигационному выпуску в итоге мог быть предоставлен наивысший кредитный рейтинг ААА. Для сравнения: обязательства России, чьи резервы многократно превышают сумму государственного долга, имеют рейтинг BBB+, который существенно хуже.

Пикантной особенностью этого процесса является то, что рейтинговым агентствам, присваивающим облигациям кредитный рейтинг, платили выпускающие эти же облигации инвестиционные банки, что во многом объясняет и завышение истинного кредитного качества бумаг, и наплевательское отношение банков к реальной платежеспособности заёмщиков.

Учитывая гигантский объём вторичного ипотечного рынка, секьюритизации подверглись более 75% всех кредитов, можно с уверенностью предположить, что текущие проблемы не являются временным эпизодом.

Финансовая система США в настоящее время засорена огромным количеством «токсичных» секьюритизированных ипотечных кредитов, которые не будут погашены с выполнением всех условий и в срок. Т.е. чрезмерная вера в нерегулируемый рынок обернулась ловушкой.
Резко возросшая волатильность на фондовых рынках показывает: инвесторы с большой тревогой относятся к любым негативным новостям с кредитных рынков, а их поток этих неприятностей пока только нарастает. В ситуации неопределённости с держателями CDO и иных похожих финансовых инструментов риски более или менее равномерно распределяются по всей глобальной финансовой системе, выходя за пределы Уолл-Стрит и лондонского Сити. Так, из-за операций с CDO ощутимые потери в начале августа понёс Commerzbank, и это, как оказалось, была только первая ласточка.

Стали испытывать большие сложности и другие крупные ипотечные компании, такие, как Countrywide Financial, IndyMac Bancorp, Accredited Home Lenders, Impac Mortgage Holdings.

После этих известий кредитный рынок накрыла форменная паника, невиданная со времён азиатского кризиса 1997–1998 гг. Чтобы сбить резкий и пугающий рост ставки межбанковского кредита и хоть как-то успокоить рынки ЕЦБ и ФРС вынуждены были прибегнуть к колоссальным денежным вливаниям, которые в разы превысили временную помощь, оказанную Центробанками рынкам после 11 сентября 2001 г. Но эти попытки сдержать кризис увенчались успехом лишь частично.

Особенности финансового кризиса в России в 2008 г.

Ипотечный кризис в США затронул также и российский фондовый рынок. Российский фондовый рынок начал падать синхронно с американскими и европейскими рынками. Такая синхронность обусловлена как выводом спекулятивных иностранных капиталов, так и фиксацией прибылей и сокращением рисков российскими спекулянтами.

С начала 2008 г. шла коррекция фондового рынка в сторону снижения цен на акции. Особенно обострилась ситуация после военного конфликта с Грузией. На нашем рынке преобладали нерезиденты, которые после этого конфликта стали забирать деньги с российского фондового рынка. У нас долго говорили, что кризиса на российском фондовом рынке нет. Можно считать, что он, наконец докатился до нас. Конечно, дефолта как было в 1998 г. нет, но признаки кризиса на лицо. Очень уж большая коррекция фондового рынка произошла в 2008 г. Деятельность паевых фондов (акций и смешанных) практически парализована. Многие клиенты забрали свои паи.

Российский фондовый рынок в сентябре 2008 г. испытал самые большие за последние несколько лет трудности. Российский рынок просел под продажами, которые вели западные инвесторы. Ведущие российские компании и банки в сентябре потеряли до трети своей рыночной стоимости. Эксперты считают, что в течение последних семи лет во всех сегментах российского финансового рынка происходило постепенное накопление рисков. Например, опережающими темпами рос внешний долг российских банков и нефинансового корпоративного сектора. Такое накопление массы внешнего корпоративного и банковского долга свидетельствует о быстром росте экспозиций на кредитный, процентный и валютный риски, обращённые в экономике России.

Из-за испуга западных контрагентов даже кредитоспособные участники российского рынка оказались не в состоянии получать деньги для своих операций под залог ценных бумаг. Это привело к тому, что наши участники рынка ценных бумаг остались без денег. Поэтому отсутствиеиностранного фондирования послужило краткосрочным фактором обвала.

Кроме того, многих участников рынка подвёл рынок РЕПО, который таил в себе много скрытых рисков. С экономической точки зрения РЕПО – это получение денежных средств под залог ценных бумаг. Это механизм десятки лет использовался во всех странах мира, в том числе и в России.

В какой-то момент в условиях падающего рынка участники рынка перестали исполнять ранее заключённые сделки, платить по обязательствам, в том числе и по сделкам РЕПО. Дальше это пошло по цепочке и стало нарастать как снежный ком. Ты перестаешь платить, потом твой контрагент, который должен получить от тебя денежные средства, тоже начинает испытывать проблемы. Стоимость ценных бумаг в портфеле падает, а если ты не можешь ещё перереповаться, ты вынужден продавать бумаги из портфеля. Всё это сплелось и привело к паническим настроениям.

В нынешнем году российский фондовый рынок потерял в цене более 50%. Несмотря на лёгкий подъём, отмеченный в конце сентября, финансовая система страны дрогнула. Кризис в США, заразивший большую часть экономик мира, сказывается и в России (и влияет на её миллиардеров), особенно сильно затрагивая банки, которые во многом опирались на доступ к зарубежным ликвидным средствам.

Так, например, журнал Forbes опубликовал список потерь, понесённых 11 богатейшими россиянам в сентябре по сравнению с ситуацией годичной давности. Так, например, у Владимира Лисина,основного владельца НЛМК (Новолипецкий металлургический комбинат) рыночные потери составили 11,21 млрд. долларов, у Вагита Алекперова («Лукойл») рыночные потери – 5,13 млрд. долларов, у Алексея Мордашова («Северсталь») рыночные потери – 4,49 млрд. долларов, Алишера Усманова («Газпром») рыночные потери – 1,25 млрд. долларов. Богатые тоже плачут.

Одним из методов, которые используют сейчас сами компании для того, чтобы оставаться на плаву – это так называемый buy-back, т.е. приобретение компанией собственных акций, находящихся в свободном обращении на рынке и продающихся по низким ценам. Так, например, основные акционеры – руководители «Лукойла» Алекперов и Федун потратили около 100 млн. долларов на покупку таких акций.

Кризис затронул как банки, которые заняли деньги за рубежом и в России, выпустили секьритизированные облигации, так и компании, цены на продукцию которых упали, а также компании, которые выпустили акции и не смогли их продать по планируемым цена, и граждан, которые купили паи ПИФов, акции и облигации – и не смогли продать их из-за низкой цены.

Но вину за происходящее нельзя целиком свалить на Уолл-стрит. В июле, когда премьер-министр Владимир Путин раскритиковал сталелитейную компанию «Мечел», обвинив её в завышении цен внутри страны, на рынке начался обвал. После российского вторжения в Грузию в августе спад усилился. А хаос в конце сентября, когда рынок закрывался трижды – наблюдался в основном из-за мирового кредитного кризиса. Страна оказалась беззащитна перед глобальными рыночными силами из-за зависимости от цен на сырьё.

В этой ситуации возникает самый острый вопрос – нужно ли государству приходить на помощь финансовым системам, испытывающим недостаток капитала. Оказалось что как в США, на западных рынках так и в России без помощи государства в таких экстремальных ситуациях не обойтись.

Кризис финансового рынка стал первой, но возможно не единственной проверкой готовности российских властей к кризисному управлению.

Российским правительством были приняты некоторые стабилизационные меры для прекращения паники на финансовом рынке. Правительство через государственные банки выкупило акций некоторых российских компаний. Кроме того, через госбанки – Газпромбанк, Сбербанк на финансовый рынок стали поступать денежные средства чтобы поддержать ликвидность. Госбанки начали кредитовать участников рынка под залог портфелей ценных бумаг. После этих мер, а также, серии положительных новостей из США у рынка появилась возможность восстановиться.

ЦБ РФ получит право выдавать кредиты коммерческим организациям без залога. Такая практика уже реализуется Минфином в отношении 28 банков.

Центробанк также получит право заключать соглашения с некоторыми банковскими организациями по возмещению части убытков при кредитовании других кредитных организаций, если таковые убытки возникнут.

Ещё одной такой мерой станет выдача кредитов российским банкам и компаниям, получающим кредиты за рубежом. По словам премьера, Внешэкономбанк (ВЭБ) предоставит таким организациям кредиты общим лимитом не более 50 млрд долларов.

Он напомнил, что всего на поддержку фондового рынка в 2008–2009 гг. правительство выделит 250 млрд. рублей.

Регулятор рынка – ФСФР также принимала некоторые меры: несколько раз приостанавливала торги на биржах, чтобы успокоить участников рынка, временно запрещала короткие сделки и маржинальную торговлю. ФСФР предлагает сделать регулируемым внебиржевой рынок, где у инвесторов должны быть чёткие механизмы защиты интересов, а также создать механизм компенсации потерь розничных инвесторов на фондовом рынке.

Со стороны может создаться впечатление, что именно государство покрывает убытки на фондовом рынке и всех спасает. Но это не так. Государство не убытки покрывало, а предоставляло через госбанки ликвидность для того, чтобы расшивать цепочку неплатежей. То есть сейчас может возникнуть неприятная ситуация, когда неподготовленная публика рванёт на рынок с мыслью «налетай – подешевело». Но рынок-то есть рынок, гарантии постоянного роста рынка никто не даёт. Поэтом тема финансовой грамотности и финансовой культуры должна выдвигаться сейчас на первый план.

Но это все меры краткосрочного характера. В перспективе, если принята стратегия на создание мирового финансового центра, то необходимы долгосрочные меры, включающие в себя меры по совершенствованию правил биржевой торговли, более качественной оценки финансового состояния участников торговли, меры по повышению финансовой грамотности и финансовой культуры населения и другие меры.

Кроме частных инвесторов в неприятной ситуации оказались российский Минфин и Центробанк, которые вложили деньги фонда национального благосостояния в ценные бумаги американских компаний.

По итогам первого полугодия 2008 г. Америка только по своим государственным обязательствам была должна РФ 2,5% всего своего госдолга, или $65,3 млрд. Это совокупные средства из Фонда национального благосостояния, Резервного фонда и золотовалютных резервов (ЗВР) нашей страны, инвестированные только в государственные облигации США.

Известно, что некоторая часть российских денег инвестирована в облигации американских ипотечных корпораций Fannie Mae и Freddie Mac, спасая которые от банкротства правительство США выкупила активы этих корпораций Доля этих облигаций в портфеле нацфондов составляет 3,6%, или порядка 5,5 млрд рублей (примерно $220 млн). Банк России вложил в Fannie Mae и Freddie Mac около $100 млрд. Кроме того, российские средства размещены на счетах крупнейших американских банков По некоторым данным, всего в американские активы вложено около 49% совокупных средств из российских «заначек».. А ведь эксперты предупреждают: американская экономика больна, долговая ситуация в стране – критическая и предлагали перестать увеличивать долг Штатов перед РФ и начать направлять деньги в российскую экономику.

Получается, что Россия тоже подверглась массовому гипнозу, суть которого состоит во внушении, что США, как бы им тяжко не было, не кидают. А в условиях обострения событий на Кавказе или других ситуациях высока вероятность присвоения американцами российских денег. США может в любой момент отказаться платить по облигациям и заморозить российские счета в своих банках.

Хочешь стабильности, готовься к кризису

По мнению специалистов чтобы кризисы не были неожиданностью, финансовый регулятор (ФСФР) должен иметь чрезвычайные планы действий, содержащие стратегии по разрешению критических сценариев и включающие процедуры по покрытию дефицитов денежных средств и преодолению чрезвычайных ситуаций. В этих антикризисных планах должны участвовать соответствующие министерства и федеральные службы.

Кроме того, ученые считают, что России просто необходима система макроэкономического мониторинга. Ее главная цель – «ранее оповещение» страны о нарастающих рисках финансового кризиса, вызванных внутренними и внешними факторами.

Что же делать инвесторам в условиях настоящего кризиса

Россияне задаются вопросами: насколько этот кризис опасен для их сбережений, которые они хранят в банках, как поведут себя «народные IPO», подорожают ли кредиты и можно ли будет их вообще получить?

Мнения специалистов на этот счёт разделились. Одни советуют переждать пик кризиса и обещают, что ситуация должна выровняться, другие призывают активно использовать сложившееся положение.

Некоторые считают, что сейчас меньше всего поводов для волнений у обладателей рублёвых вкладов в российских банках: у банков с учётом новых объёмных вливаний со стороны правительства достаточно денег, а снижение стоимости их акций на биржах не имеет к денежным запасам никакого отношения, к тому же курс рубля относительно стабилен на фоне фондовых встрясок.

То есть, если у вас деньги в государственных банках или огосударствленных, то для вас никаких проблем.

Конечно, могут обанкротиться некоторые банки, которые вложили свои активы в ценные бумаги и не смогут расплатиться по долгам. Но в этом случае будет действовать система гарантирования вкладов, которая защищает вклады до 100 тысяч рублей и люди с такими, относительно небольшими, вкладами могут быть спокойны.

Сегодня долларовые депозиты снова становятся привлекательными. Выиграли те, кто не поддался панике в начале лета и не «сбросил» слабеющий доллар. Точно так же не стоит сегодня суетиться обладателям валютных счетов.

Что касается держателей акций «народных IPO», то, продав акции или паи Сбербанка, ВТБ и «Роснефти», можно «приобрести» только потери. Акции этих компаний, которые составляют основу российской экономики, рано или поздно всё равно двинутся вверх. За ними стоит государство.

Произошедшее снижение котировок акций российских компаний делает их привлекательными для стратегического инвестирования, поскольку в дальнейшем, по законам рынка, они обязательно будут демонстрировать рост. Но необходимо правильно выбрать момент, когда рынком будет достигнуто дно, и инвестировать средства в акции напрямую либо, что лучше, через ПИФы. Эксперты советуют вкладывать деньги в ПИФы, которые работают с акциями, только в последнюю очередь. И не менее двух третей своих сбережений оставлять в консервативных финансовых инструментах – облигациях промышленных корпораций, которые восстанавливают свою стоимость в первую очередь, и в банковских вкладах.

Покупать стоит также и паи ПИФов облигаций, смешанных и индексных фондов. Инвестирование в ПИФ – долгосрочное вложение, в длительном горизонте (3–5 лет) российский рынок выглядит крайне привлекательно. Отечественный рынок акций сейчас существенно недооценён даже в сравнении с остальными развивающимися площадками, не говоря уже о сравнении с развитыми рынками. Вероятно, в течение ближайших месяцев наш рынок ожидает довольно длительный (до полугода) период консолидации, который приведёт к росту фондового рынка.

Делать это нужно очень грамотно, используя стратегию долгосрочных инвестиций, которая рассчитана на 5, 10 и более лет. В этих масштабах, безусловно, рынок вырастет. Если, не спеша инвестировать в акции каждый месяц, то финансовый результат, в конечном счёте, будет положительный, ведь впервые за несколько лет люди получили возможность купить акции дешево.

При инвестировании конечно можно ориентироваться на рейтинги прибыльности компаний или инвестиционных фондов, но надо иметь в виду: их составляют не государственные эксперты, а живые люди из частных фирм, которые могут ошибаться. Учитывая, что на дворе мировой финансовый кризис, никто не даст вам абсолютно верного прогноза не только на 3 года вперед, а на ближайшие полгода. И даже если мнения всех самых титулованных экспертов совпадают, это всего лишь рекомендации, а не гарантии. Если вложения не принесут ожидаемой прибыли, никаких обязательств составители рейтингов или прогнозов не несут.

Большинство экспертов рекомендуют при таких низких ценах на бумаги начать их покупать. Перспективы же роста рынка сегодня настолько велики, что подобной ситуации для покупки может не возникнуть в течение многих лет. Что касается конкретных рекомендаций, что покупать, то лучше избегать фондов облигаций, особенно тех, в составе активов которых много облигаций второго–третьего эшелонов. Уникальность текущей ситуации сегодня состоит ещё и в том, что с точки зрения рисков фонды акций сегодня как никогда близки к фондам облигаций и для большого числа эмитентов долговых инструментов текущий кризис ликвидности может оказаться последним. Что же касается акций, то для угрозы бизнесу компаний первого эшелона рынка практически нет. Поэтому в такой ситуации можно порекомендовать индексные фонды, а также те фонды, которые не имеют большого количества акций компаний второго эшелона и не специализируются на них. Их время придёт несколько позже, когда «оживут» основные индексные фишки.

Тем, кто готов не следить за котировками несколько месяцев, чтобы сохранить собственные нервы, стоит купить уже сейчас, более осторожным инвесторам можно дождаться стабилизации финансового рынка.

Что касается объектов вложений ПИФ-ов, в период консолидации рынка самые быстрые результаты покажут бумаги, в отношении которых государство определило свои приоритеты (это госструктуры плюс основной источник бюджетных доходов – нефтегазовые компании). В то же время, потенциал роста по некоторым бумагам второго эшелона в целом даже выше, чем по многим «голубым фишкам», и если самые ликвидные бумаги уже начали его сокращать, бумаги второго эшелона всё ещё предоставляют уникальную возможность входа в рынок по низким ценам. Инструменты с фиксированной доходностью, которые предпочитают наиболее консервативные инвесторы, в текущих условиях также обещают довольно высокую доходность – в 20–30% годовых, причём, по бумагам высокого кредитного качества.

Сейчас на рынке ПИФ-ов нет панических настроений, российские инвесторы обычно не продают паи во время падения, а ждут отскока. Проблем можно будет ожидать только в случае, если роста рынка не будет достаточно продолжительное время, что представляется нам маловероятным. Поэтому вход в рынок на нынешних уровнях, мы считаем, вполне оправданным, особенно для целей долгосрочного инвестирования. Финансовый сектор РФ будет развиваться с учётом глобальных тенденций.

Учитывая привлекательность ценовых уровней, как по акциям, так и по облигациям, покупать паи сейчас стоит. При этом надо отдавать себе отчёт в существующих рисках, спокойно реагировать на возможную волатильность в будущем и инвестировать на длительный срок. В настоящий момент интересны как фонды акций, так и фонды облигаций. Причём в последних риски меньше, а ожидаемая доходность существенно увеличилась за последнее время. Естественно, надо обращать внимание на надёжность управляющей компании, т.к. в условиях кризиса некоторые УК могут испытывать объективные трудности.

Очевидно, что российский фондовый рынок получил хороший урок – невозможно что-либо прогнозировать, когда инвесторы начинают действовать под влиянием психологических факторов, забывая о законах рынка и расплачиваясь за это собственным кошельком.

Финансовое положение России сейчас действительно выглядит намного более прочным, нежели это было при предыдущих банковских кризисах – длительный период высоких цен на нефть позволил накопить значительные резервы, которые сегодня многим кажутся достаточными для преодоления любых трудностей. Валютный кризис и дефолт российского государства в настоящее время выглядят маловероятными.

В любом случае кризис всё расставил по своим местам. UFG Asset Management оптимистично оценивает российский рынок акций до конца года, по оценке экспертов, рост может составить 20% от текущих уровней. Многое будет зависеть от волатильности мировых рынков, в частности от дальнейшего развития ситуации в американском и европейском финансовом секторе. Основными факторами, определяющими дальнейшее поведение фондового рынка, будут налоговая либерализация, глубина мирового финансового кризиса. Если глобальная рыночная конъюнктура будет негативной, мы не увидим роста и на российском рынке Эксперты ожидают до конца текущего года и в следующем году консолидацию как финансового сектора, так и сектора коллективных инвестиций. Мелкие игроки будут вынуждены уйти из-за проблем с ликвидностью и нерентабельности.

Долго ли продлится этот кризис, чего ожидать теперь?

Несомненным последствием кризиса будет и уже появившееся ужесточение условий выдачи ипотечных (и не только) кредитов заёмщикам и рост ставок по этим кредитам для компенсации возросших рисков. Всё это ведёт к снижению спроса на сами кредиты и, соответственно, на недвижимость, что опять-таки предопределит дальнейшее падение цен на неё и углубление рецессии в строительном и смежных с ним секторах американской экономики.

Вполне возможно, эпоха дешёвых денег действительно подходит к концу и в таком случае в ближайшие месяцы следует ожидать «сдутия» переоценённых рынков, среди которых наибольшие риски коррекции будут нести рынки недвижимости и фондовые рынки.

Первоначально основной удар могут принять на себя страны с перегретыми фондовыми рынками (особенно уязвим банковский сектор) и большими дефицитами торгового баланса, а также некоторые переоценённые региональные рынки недвижимости. Россия в определённой степени защищена от возможных неурядиц всё ещё высокими пока ценами на сырьё, однако в случае развития полномасштабного глобального кризиса ликвидности полностью сохранить иммунитет к общемировым проблемам ей не удастся. К тому же всё более ясно просматривающаяся перспектива рецессии в США может привести к охлаждению мировой экономики и, как следствие, к падению спроса на «черное золото».

Помимо этого следует ожидать ухудшения условий предоставления кредитов для заёмщиков и в глобальном масштабе, что уже доказывается проблемами с ликвидностью, необходимой для слияний и поглощении.

Негативная обстановка на рынке корпоративного долга уже вынудила Банк Москвы и «Роснефть» отложить размещение облигационных займов на внешних рынках до лучших времён. Вероятно также и дальнейшее усиление коррекции перегретого российского рынка недвижимости в результате реакции на общемировую тенденцию снижения стоимости недвижимости. Российские банки, вероятно, будут более тщательно проверять кредитоспособность заёмщиков и отложат внедрение более рискованных ипотечных программ. Американский рынок послужит хорошим примером того, какой не должна быть ипотека.

Возможно, если грядущий кризис действительно ударит по центробанкам стран Азиатско-Тихоокеанского региона, это заставит их граждан задаться вполне логичным вопросом: «Сколько же еще можно финансировать американских заёмщиков?» Это может стать катализатором бегства от долларовых активов, что усугубит проблемы экономики США.

Наш финансовый рынок является частью глобального финансового рынка и говорить о полном прекращении проблем в России, пока они не закончатся в мире, мы не можем. Тем не менее, сейчас Центробанк и Минфин сглаживают наиболее острые моменты, которые происходят на российском финансовом рынке.

Какие же уроки должны извлечь для себя финансовые институты?

В незарегулированной финансовой системе кризисы просто неизбежны, как землетрясение в зоне сейсмической активности. Неизвестен только срок. В любом случае в ближайшие годы необходимо ужесточение регулирования на финансовом рынке, даже с учётом того, что оно не сразу будет совершенным.

После периода подъёма, в течение которого сектор финансовых услуг увеличился почти вдвое, некоторое сокращение естественно и нормально. Проблема высокорискованных ипотечных кредитов вызвала спад в ключевых видах деятельности некоторых финансовых учреждений, особенно в их непрозрачных, но чрезвычайно выгодных сделках с производными ценными бумагами. Некоторое сокращение размеров отрасли неизбежно.

Пришло время признать, что мировой финансовый сектор претерпевает фундаментальные изменения, а не просто является жертвой спекулятивной паники. Конечно же, более эффективное регулирование – это часть ответа в долгосрочном плане, но это не панацея. Сегодняшние акционеры финансовых фирм и владельцы облигаций скорей всего понесут на себе основное бремя кризиса, но иначе они вряд ли будут вести себя более ответственно в будущем.

Последствия кризиса для банковской системы: обанкротятся некоторые банки, а затем аналогичная реакции в крупных компаниях на других рынках.

Исходя из вышеизложенного, эксперты предполагают следующий сценарий поведения российских бирж. К концу 2008 г. начнётся синхронное частичное восстановление российских и мировых бирж, которое продлится примерно до января 2009 г.

Поскольку возможность нового Мирового Финансового Кризиса, аналогов которому ещё не знала мировая история, лишь вопрос времени, то для инвесторов не нужно впадать в панику, а можно рассмотреть и выбрать для себя некоторые сценарии развития подобных кризисов, предлагаемых ведущими экономистами разных стран.

Предупрежден – значит вооружен

Лучше быть готовим к кризису и делать на этом кризисе деньги, чем быть к кризису не готовым и деньги на нём терять. При этом не надо дергаться раньше времени, а надо ждать подходящего момента.

Однако на фондовом рынке имеются и приятные перспективы. Хотя российский фондовый рынок (как и рынки других стран) пока находится не в лучшем положении, но руководство страны поддерживает создание в будущем в России Международного финансового центра.

Наличие самостоятельного финансового центра в стране – один из важнейших признаков конкурентоспособности экономики, роста влияния в мире, обязательное условие экономического и политического суверенитета, считают в ФСФР.

По мнению ФСФР необходимо будет объединить локальные биржевые площадки в вертикально интегрированный холдинг, в капитале которого будут банки, компании, государство и, возможно, иностранные институты. Площадки могут быть специализированные, а стандарты обмена данными, заключения сделок и расчёты должны быть унифицированы, говорится в тексте обновлённой стратегии.

Биржа – ядро финансового рынка и потому у бирж должны быть и преференции, и дополнительные обязательства. В частности, биржи могут допускать бумаги к торгам без госрегистрации выпуска и отчёта, следить за тем, чтобы не происходило манипулирование ценами и не использовалась инсайдерская информация, следить за раскрытием информации, контролировать уровень и качество корпоративного управления и т. п.

Ну а всё же будем надеяться, что резких колебаний на российском фондовом рынке в дальнейшем будет происходить меньше.

Автор: