Кредитная дипломатия

Корпоративное управление

Автор:
Источник: &.ФИНАНСИСТ
Опубликовано: 20 сентября 2010

Продуманная кредитная политика и высокий рейтинг позволили ДТЭК привлекать финансирование даже во время кризиса

ДТЭК удалось избежать типичных ошибок, которые допускали отечественные компании в работе с финансовыми институтами в период кризиса. Это дало ей возможность не только продолжить реализацию инвестиционных проектов, но и придерживаться ранее принятой стратегии развития в целом.

В ТЕКУЩЕМ ГОДУ УКРАИНСКИЕ компании столкнулись с серьезными проблемами в привлечении финансирования. Юрий Рыженков, директор по финансам компании ДТЭК, уверен, что даже в условиях кризиса соблюдение основных правил работы с финансовыми институтами существенно повышает шансы компании на получение кредита. Об этом он рассказал в интервью журналу &.ФИНАНСИСТ.

Каким образом сегодня меняются условия работы с привлеченным финансированием?

Интерес инвесторов к Украине начинает восстанавливаться. Они понимают, что местный рынок вслед за мировой экономикой пойдет на подъем, и стараются поймать «дно». Деньги, вырученные от продажи ценных бумаг в период поспешного ухода с развивающихся рынков за первые два квартала этого года, не были израсходованы, но развивающиеся рынки по-прежнему остаются одним из пунктов диверсификации инвестиционных портфелей. За последнее время произошло несколько выходов на внешние публичные рынки российских компаний, и еще больше было непубличных сделок. В Украине пока значительных сделок не было, но подготовка к ним ведется. Первая ласточка уже есть — недавно состоялось частное размещение акций одной из отечественных компаний аграрного сектора на $13 млн. Начинают выходить на внешние рынки и банки.

Однако внешние заимствования все еще очень дороги для украинских компаний. Причин тому несколько. Непонятно, как быстро Украина начнет выходить из кризиса вслед за остальным миром. Не совсем ясно, начала ли уже восстанавливаться экономика развитых стран. Ну и, конечно, наша политическая ситуация — инвесторы все еще считают, что выборы могут радикально повлиять на бизнес и экономику государства. Ожидания отечественного бизнеса от выборов, как правило, позитивны — мы всегда надеемся, что новое правительство что-то сделает: проведет реформы и т. д. Инвесторы же часто смотрят на политику, как на негативное явление — придет новое правительство и начнется переформатирование рынка.

Как строилась ваша кредитная политика на протяжении текущего года?

В начале года западные финансовые рынки для нас, как и для других отечественных компаний, оказались закрытыми, и мы сконцентрировались на трех основных источниках привлеченного финансирования — финансирование под гарантии экспортных агентств, перекредитование существующих займов и привлечение новых кредитов в банках, которые рефинансировало государство. В последнем случае речь идет прежде всего о российских Сбербанке и Проминвестбанке, а также об отечественном Ощадбанке. Они получили государственную поддержку и смогли, несмотря на финансовый кризис, достаточно эффективно работать с бизнесом.

Очень активно в этот период мы сотрудничали с экспортными агентствами, поскольку банк предоставляет кредит на лучших условиях при покупке оборудования у предприятий своей страны, если есть дополнительные гарантии агентств. Особенно развита деятельность экспортных агентств в Германии, Италии и Чехии. Этот инструмент был доступен нам в конце прошлого — начале этого года.

Второй инструмент, который был доступен весь 2009 год, — кредиты российских банков, недавно вышедших на украинский рынок. Ранее на нашем рынке доминировали дочерние предприятия западных финучреждений, но в текущем году российские Сбербанк и Внешэкономбанк (основной акционер Проминвестбанка) начали достаточно активно кредитовать украинский бизнес. Интересы этих финансовых институтов почти такие же, как и у экспортных агентств. Им необходимы экономические связи с Украиной, взаимодействие украинского и российского биз-несов, обеспечение своих компаний заказами из нашей страны. Поэтому они преимущественно кредитовали проекты, которые так или иначе связаны с Россией. Это закупка их оборудования, комплектующих, энергоносителей и другой продукции российских компаний.

Заемными деньгами мы финансировали в основном капитальные затраты. Несмотря на кризис, нам удалось реализовать четыре достаточно серьезных проекта по покупке импортного оборудования для объединения «Павлоградуголь» и шахты «Комсомолец Донбасса». А также мы практически единственные из энергогенерирую-щих компаний Украины продолжили масштабную реконструкцию блоков на станциях «Востокэнерго». С оборотными средствами у нас не возникало критических ситуаций, поэтому мы смогли довольно спокойно рефинансировать краткосрочные кредиты.

С какими сложностями в работе вам приходилось сталкиваться в каждом из перечисленных направлений привлечения финансирования?

В работе с экспортными агентствами основные сложности заключались в наших достаточно небольших объемах закупок оборудования за пределами Украины. Девальвация гривни сильно подорвала конкурентоспособность заграничных производителей. В результате было сложно выбрать подходящие предложения, под которые можно было привлечь финансирование. Мы остановились на некоторых из них, но, если бы национальная валюта была стабильна, то смогли бы сделать гораздо больше.

Если говорить о перекредитовании, то основная проблема состояла в том, что капитал работающих в Украине банков уменьшался вместе с падением гривни, невозвратами кредитов, ужесточением правил Национального банка, усилением контроля по отношению к Украине материнских структур банков с иностранным капиталом. Очень часто наша задача заключалась даже не в убеждении местного менеджмента этих банков, что они должны работать с нами. Больше усилий прилагалось для того, чтобы вместе с руководителями украинских представительств убедить менеджмент головных банков, что дела в Украине не настолько плохи, чтобы все бросить и бежать из страны. Я могу сказать, что с этой задачей мы справились достаточно неплохо.

В ситуации с получением новых кредитов в отечественных финансовых учреждениях основными сложностями были нестабильность в предоставлении правительством помощи банкам, а также их загрузка под кредитование государственных компаний. Широко известен пример кредитования через оптовый рынок электроэнергии государственных генерирующих компаний для расчетов с государственными угледобывающими предприятиями. На эти цели было израсходовано большое количество средств, направленных на рефинансирование Ощадбанка. Таким образом финансировались и многие другие проблемные отрасли экономики государственного сектора, но, по моему мнению, происходило это не совсем эффективно. Наблюдалось достаточно сильное вмешательство властных структур в деятельность финансовых институтов, и как следствие — банки руководствовались принципом политической необходимости, выбирая не самых лучших и надежных клиентов.

В чем заключались ваши преимущества в построении взаимоотношений с финансовыми учреждениями в условиях кризиса?

Думаю, нам удалось избежать типичных ошибок, которые допускали отечественные компании в работе с финансовыми институтами. Самое главное, что они забывали делать, — постоянно общаться со своими кредиторами. Это надо делать не за день до выплаты кредита, когда нужно срочно обсудить, как его не платить (хотя и этого многие не делали — в начале не платили, а потом разбирались). Необходимо регулярно общаться с финансовыми учреждениями. Банкиров больше всего пугает неизвестность. Когда им не понятно, что происходит в Украине в целом и с определенным бизнесом в частности, у них начинается паника, они завышают риски и видят все в черных тонах. Исправить это можно только одним способом — общаться с ними, рассказывать, что происходит в экономике страны, как это влияет на конкретную компанию, и что она собирается делать для преодоления возникших трудностей. Тут главное — откровенно говорить о существующих проблемах, о том, как они будут решаться. Даже если такое решение подразумевает договоренности с банком о реструктуризации долгов, задержке выплаты процентов и т. д. Лучше об этом сказать заранее. Так банку будет гораздо проще продолжать с вами работать.

Понимая важность постоянного общения с банками, мы регулярно это делали. На такие серьезнее меры, как реструктуризация, нам, к  счастью,  идти  не  пришлось.  Мы вовремя выполнили все свои обязательства. Но, несмотря на это, как минимум раз в три-четыре месяца объезжали все основные финансовые институты, с которыми работали, и рассказывали им о сложившейся ситуации, как мы собираемся преодолевать те сложности, с которыми приходилось сталкиваться. Одно это достаточно сильно успокаивало банкиров. А в некоторых случаях, вместо того чтобы рассказывать о наших трудностях и как мы планируем с ними бороться, мы говорили о ситуации в Украине и положении дел в различных индустриях. Иногда нам казалось, что в переговорах с иностранными банками мы в большей мере выступали эмиссарами Украины, чем ДТЭК.

Второе правило, которое многие компании не считали необходимым соблюдать в условиях кризиса, — это выполнение своих обязательств в согласованные сроки. Компании, попытавшиеся воспользоваться ситуацией, чтобы вынудить банки пойти на уступки, в итоге проиграют. Их репутация заемщика однозначно будет сильно подмочена. И хотя у инвестиционного рынка достаточно короткая память, некоторые вещи он все же не забывает. И невозврат долгов — одна из них.

В чем особенности работы с различными финансовыми учреждениями, с которыми вам приходилось столкнуться в этом году?

Если речь идет об экспортных агентствах, то ничего особенного в таких сделках нет. Главное отличие в том, что это целевые деньги. Нужно иметь конкретный проект, где задействован конкретный поставщик, которого страна хочет поддержать. Также необходимо понимать, какие местные производители им интересны, что они хотят развивать, и подстраиваться под них. Если эти условия соблюдаются, то дальнейший процесс оформления сделки не отличается от привлечения обычного кредита. Те же документы, такой же порядок взаимодействия, как и для любых других финансовых институтов: решающее значение для них имеет наличие понятной и прозрачной информации о компании. Да, они страхуют стра-новой риск, но тем не менее для них важно понимать, кто заемщик. Еще одна особенность — оплата комиссии агентства при заключении сделки. Эти расходы являются львиной долей эффективной ставки по проекту, но они с точки зрения финансовой теории — приемлемый вариант.

С банками России, как и с экспортными агентствами, основным критерием выбора заемщика нередко были наши отношения с российскими компаниями — мы кредитовали закупку их оборудования.

Что касается рефинансирования, необходимо сказать, что большая часть кредитов, выданных нам украинскими банками, краткосрочные. Фактически это и есть кредиты на оборотный капитал. Процесс их рефинансирования достаточно стандартный, и в докризисное время в течение года мы точно так же эти кредиты рефинансировали. Правда, если раньше в банках был достаточно хороший доступный капитал, и они старались максимально использовать потребности клиентов в кредитовании, то в этом году материнские структуры многих иностранных банков ограничивали их возможности выдавать кредиты в Украине. Или как минимум не стимулировали работу по увеличению кредитного портфеля, а во многих случаях даже подталкивали к снижению объема выданных кредитов. Так что в этом году нашей задачей было не только убедить банкиров в том, что у нас хороший бизнес, но и что из всех клиентов мы являемся одним из лучших, и с нами стоит сохранить отношения, несмотря на общее уменьшение кредитного портфеля. Для этого мы использовали разные аргументы. Самый сильный эффект давало регулярное общение с банками, предоставление им прогноза развития ситуации и наших действий. Банку, как я уже говорил, важно понимать, когда и как клиент будет возвращать свои долги.

Весомым аргументом в переговорах с финучреждениями была возможность предоставлять нам другие банковские услуги — аккредитивы под банковские гарантии, расчетно-кассовое обслуживание, зарплатные проекты. Мы полностью украинская компания, в состав которой входят крупные предприятия с большим количеством сотрудников, и потенциал работы с нами в данных направлениях достаточно высокий. Это давало возможность банкирам убедить свое руководство в материнских структурах, что ДТЭК именно тот клиент, который им нужен.

Если речь шла о получении новых кредитов, то особой разницы во взаимоотношениях с кредиторами не было. Точно так же решался вопрос долгосрочности взаимовыгодных отношений, поиск направлений, в которых эти отношения могли развиваться, вопрос их потенциала.

Какие различия в построении отношений с финансовыми институтами разных стран вы для себя отметили на протяжении кризисного года?

От иностранных банков, кредитовавших нас за пределами Украины, в 2009 году мы привлекли около 40% финансирования. Остальное — кредиты банков, работающих в Украине, в том числе и «дочек» иностранных банков. Из этой доли около 20% — финансирование, привлеченное от дочерних структур российских банков, еще 20% — кредиты отечественных банков, и оставшиеся 20% — кредиты дочерних структур зарубежных (нероссийских) банков. Основные требования финучреждений не сильно отличаются от страны к стране, так же как не отличается и банковский бизнес. Бизнес-модели у всех практически одинаковые, подходы очень схожи. Все банки заняты одним и тем же — ищут такой микс из инструментов кредитования и других банковских услуг, который позволит им получить максимальный возврат на капитал.

Должен отметить и отсутствие существенных культурологических особенностей в общении с банковскими служащими в разных странах. Профессионально работают и российские, и украинские банкиры, практически не заметна разница между ними и их коллегами из Лондона или Вены. Вместе с тем хорошие взаимоотношения с определенным сотрудником в определенном банке помогают в наших странах прорваться через бюрократические заслоны. Но не более того. Личные симпатии могут помочь ускорить прохождение бюрократической лестницы, но пройти ее все равно необходимо. Объем предоставляемой информации и требования к ней практически не изменяются.

Основные различия находятся в плоскости законодательного регулирования банковской деятельности. В Украине требования Нацбанка, законодательная база очень сильно ограничивают свободу банков при кредитовании. Они крайне регламентированы, и этим значительно отличаются от своих западных коллег. С иностранными банкирами компания с международными рейтингами может договориться о беспроцентном финансировании или других необычных для украинской практики инструментах, к примеру, с выплатой процентов в начале или конце срока кредитования. С отечественными финансовыми институтами так не получится, поскольку они сильно ограничены процедурами резервирования. У ДТЭК сейчас рейтинг практически на уровне государственного, но все равно в отношении нас действуют достаточно жесткие требования по резервированию. В зарубежных банках требования к капиталу обычно являются функцией кредитного комитета самого банка, а в Украине к требованиям этой структуры добавляются еще и требования НБУ. Они могут существенно ограничить возможности кредитования заемщика, и в результате сделать сделку невозможной, даже если банк считает ее выгодной.

Какие ваши планы по работе с привлеченным финансированием в конце этого — первом полугодии следующего года?

Нас, естественно, интересует оживление финансовых рынков, которое сейчас наблюдается. Мы изучаем существующие возможности и, вполне возможно, предпримем определенные шаги в данном направлении. Какие инструменты будут использоваться прежде всего, я пока не готов сказать. Все зависит от того, как именно будет складываться ситуация. Основная наша задача остается фактически такой же, как и до кризиса, — удлинение портфеля, изменение его структуры, то есть замена одних инструментов на другие. Снова становится актуальным вопрос замены краткосрочных обязательств на долгосрочные инструменты, такие как CLN, евробонды. Мы продолжим развивать сотрудничество с украинскими банками и работу над доступностью краткосрочных займов, даже если будем снижать наши кредитные заимствования. Продолжаем работать по экспортному финансированию. Одним из долгосрочных ориентиров компании остается IPO. Мы не отказываемся от этого плана, и как только ситуация улучшится  настолько,  чтобы  его  реализовать,  сделаем  это.

Строить такие прогнозы — дело неблагодарное, но все же, я думаю, что в течение ближайших пяти лет появится достаточно возможностей выйти на зарубежные фондовые площадки.

Если нас настигнет вторая волна кризиса, которую многие предрекают, тогда придется вернуться к практике этого года. Продолжим работать в том же духе.

Что вы можете порекомендовать финансовым директорам других компаний?

Активность в сфере привлечения финансирования зависит от возможностей каждой компании и необходимости в финансировании. Если у вас есть возможность в связи с падением мирового рынка приобрести подешевевшее оборудование или активы, а привлечение финансирования даже по сегодняшним высоким ставкам все равно оправдано, тогда, конечно, привлекайте ресурсы. Если же такой необходимости нет и компания предпочла, к примеру, потратить время на внутреннюю реструктуризацию, не требующую серьезных финансовых затрат, это тоже неплохой вариант. Многие так поступают, и потом выходят на рынок в обновленном виде. Общего рецепта нет. Нужно смотреть на каждую компанию, ее возможности, состояние, в котором она находится.

Большинство компаний нацелены сейчас на менее рискованный и менее дорогой вариант привлечения финансирования через капитал. Когда впереди царит полнейшая неопределенность, и не исключено, что Украина еще какое-то время будет находиться в рецессии, отсутствие фиксированного процента действительно позволит компаниям спокойнее себя чувствовать в краткосрочном периоде.

Как вы оцениваете потребности компании в заемном финансировании?

Мы оцениваем потребности исходя из стратегии развития компании, просчитываем и сравниваем стоимость собственного и заемного капитала и соответственно рассчитываем наши потребности в заемных средствах.

В нынешнем году, например, привлекали дополнительные средства под инвестиционные проекты, так как эти деньги было выгоднее использовать, чем собственные средства компании. Мы также провели серьезную работу по оптимизации кредитного портфеля. Заключение сделок SWAP позволяло оперативно менять валютную структуру кредитного портфеля для уменьшения курсових рисков.

Однако четко спланировать процесс привлечения кредитов даже на год вперед удается далеко не всегда, тем более на таком нестабильном рынке. Необходимость в дополнительных средствах может также возникнуть, к примеру, если в поле зрения компании появляется предприятие, интересное с точки зрения возможного M&A.

Как вы выбираете структуру финансирования?

При определении структуры кредитного портфеля мы стараемся быть достаточно гибкими в выборе инструментов и источников финансирования, валюты займа. При этом тщательно изучаем возможные риски — концентрации, колебания курса, кассовых разрывов. Принимая решение о привлечении валютного кредита также важно понимать сроки поступления и объемы валютной выручки.

Структуру сделки разрабатывает департамент корпоративных финансов, согласовывает правление, а если речь идет о крупной сумме, то утверждение сделки проходит на заседании наблюдательного совета компании. 



Автор: