Кризис и мошенничество в банковской сфере (ч.2)

Банковский бизнес в России и зарубежом

Автор:
Источник: Ценные бумаги
Опубликовано: 24 июля 2009

Во время финансового кризиса мошеннические схемы со стороны банков, давно известные на банковском рынке, приобретают массовый характер. Агентство по страхованию вкладов (АСВ) обнаружило, что руководители ряда  банков (например, «Премьер» и «Евразия-центр»), лишившихся лицензий за последние время, перед самым отзывом рекомендовали клиентам-юрлицам переоформить средства на своих счетах как депозиты частных лиц (в основном сотрудников компаний-клиентов банка), на которые распространяется закон о страховании вкладов. В этих банках число частных вкладчиков и общая сумма их вкладов заметно выросли перед отзывом лицензии, а объемы средств на счетах юрлиц значительно уменьшились Таким образом, банкиры перекладывали выплаты клиентам на АСВ. В случае отзыва лицензии у банка страховое возмещение по вкладам, не превышающим 700 тыс. рублей, АСВ выплачивает в течение нескольких недель. Если выявленные АСВ факты станут тенденцией, фонд страхования вкладов может стать дефицитным, а госбюджет — понести дополнительные расходы.

Действия руководства банков «Премьер» и «Евразия-центр» в АСВ сочли мошеннической попыткой переложить исполнение собственных обязательств перед корпоративными клиентами на АСВ. Такие действия банков подпадают по статью 159 УК «Мошенничество» При этом не исключено, что недобросовестные менеджеры банков, пытаясь заработать на панических настроениях, действовали небескорыстно.

Мошенничество со стороны заемщиков

 В период кризиса довольно много случаев мошенничества также со стороны клиентов и заемщиков.

Например, недавно крупнейшие российские банки столкнулись с мошенническими схемами обналичивания средств с участием жителей Африки и Южной Америки. Противодействовать этим схемам банки не в состоянии из-за либеральных норм законодательства в отношении нерезидентов, а Росфинмониторинг, получающий от банков информацию о сомнительных операциях, реагирует на них с заметным опозданием.

Случаи мошенничества происходят с участием граждан Республик Гайана, Нигерия, Гана, Ангола, Конго, ЮАР, Кения, Гвинея-Бисау и Бенин. Их имена при переводе на русский язык или при перестановке слов совпадают с англоязычным названием крупных корпоративных клиентов. Суть схемы »Ъ« следующая: мошенники в Нигерии находили через интернет информацию о российских компаниях, имеющих контрагентов в этих странах, а также о банках, в которых у них открыты счета. Далее мошенники заводили паспорта на имена, совпадающие с названиями российских компаний. Например, совпадение названия РАО »ЕЭС России« и гражданина Нигерии с паспортом на имя Еесрус (EESRUS) и фамилией Оаорао (OAORAO).

Затем злоумышленники открывали счета в российских банках, предъявляя паспорта, идентификация которых подтверждала их подлинность Завершающей стадией махинации была подмена номеров лицевых счетов либо в счете-фактуре, которая высылается компании-плательщику поставщиком для оплаты, либо в самом платежном поручении. В результате валютный перевод поступал не компании-поставщику, а физлицу по подложному контракту.

Первый такой случай был зафиксирован в октябре 2008 г., в ноябре такая схема повторилась в другом банке, а в январе 2009г. с ней столкнулись сразу несколько крупных кредитных организаций. Правда суммы платежей были небольшими — $50-100тыс., чтобы не вызывать подозрение, но при этом неоднократными.

Российское законодательство в этом отношении слишком демократично: нерезиденты вправе без ограничений делать переводы иностранной валюты со счетов в иностранных банках на банковские счета или вклады в российских банках и наоборот. Банки, заподозрившие незаконность операций, должны были сообщить об этом в Росфинмониторинг, но туда поступает такое огромное количество сообщений, что ведомство не может быстро проанализировать такой объем.

Для того чтобы »защитить банки от использования преступниками втемную в качестве канала легализации преступных доходов«, АРБ рекомендует банкам установить особый режим открытия счетов, включая дополнительную проверку, гражданам государств Африки и Южной Америки. »Кризис — время самых больших афер, и пока нервозность не спадает, стоит ожидать, что такие тенденции будут усиливаться.

Судебная статистика, из года в год растет число арбитражных дел с участием банков, в которых заемщиками оспаривается действительность кредитных договоров При получении кредита в банке некоторые  заемщики используют некоторые мошеннические схемы.

Банковские юристы вычленили несколько схем. которые выглядят как откровенное жульничество. Например, весьма распространенной является следующая: банк заключает с юрлицом кредитный договор, предварительно получив от него и проверив все необходимые документы: об избрании или назначении исполнительного органа, протоколы совета директоров, решение акционеров об одобрении крупных сделок и т.д., как это требуют ст. 53 ГК, ст. 45. 46 закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», ст. 79 и 83 закона «Об акционерных обществах».

Но, получив кредит, заемщик через суд оспаривает действительность заключенного договора по различным основаниям. В частности, объявляются недействительными полномочия   лица,   подписавшего   договор, достоверность решения собрания акционеров, одобривших получение кредита, оспариваются договоры залога, поручительства и пр.

Такие истории случаются, как правило, когда за кредитом обращается неизвестная банку фирма, с которой у него ранее не было отношений и которая не имеет в нем своего счета. Идя навстречу таким предпринимателям, бизнес которых не изучен, банки сильно рискуют. Здоровая сдержанность кредитора порой способна сильно снизить шансы стать жертвой мошенничества.

Банк узнает о том, что кредитный договор оспаривается в суде, как правило, в ходе самого процесса. В результате сумма, полученная по кредитному договору, становится полученной неосновательно, автоматически утрачиваются все обеспечения и залоги. При этом все попытки банка вернуть кредитные средства оказываются безрезультатными. Деньги пропадают в полном соответствии с действующим законодательством!

Ситуация становится пугающей уже потому, что аналогичные случаи возникают в отношениях с государственными и муниципальными предприятиями. Между тем банк в таких сделках является добросовестным участником, и возлагать на него ответственность за нарушения закона, допущенные заемщиком, просто недопустимо.

В действующем законодательстве есть норма о презумпции добросовестности, но, согласно п. 3 ст. 10 ГК, она действует лишь в случаях, перечисленных в законе. Но законом нельзя предусмотреть все мошеннические уловки, которые есть сейчас и появятся в будущем!

Кроме   того,   законодательство никак не связывает добросовестность стороны в осуществлении сделки с действительностью этой сделки. Другими словами добросовестность не становится гарантией от негативных последствий, когда сделка признается недействительной. Банк проигрывает всегда.

Поэтому например , эксперты АРБ предлагают внести изменения в ГК и п. 3 ст. 10 ГК изложить в следующей редакции: «Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, если не доказано обратное или если законом не установлено иное». Вместе с этим предлагается дополнить ст. 45 и ст. 46закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», а также закон «О государственных и муниципальных предприятиях» положениями о том, что такие сделки могут быть признаны недействительными по иску предприятия или его участника, если будет доказано, что другая сторона знала или должна была знать о таком нарушении. Это должно исключить возможность повторения такого рода мошеннических сделок.

Кредиторы просто нуждаются в  законодательных гарантиях. Они хотят быть уверенными, что, выдав кредит, им не придется потом доказывать в суде, что эти средства должны быть возвращены.

В качестве примера можно привести проблемы с регистрацией залога при получении кредитов на автомобили. Авторы Гражданского кодекса не предусмотрели процедуру по  регистрации автомобилей в качестве залога. До принятия последнего ГК залог транспортных средств регистрировался органами ГАИ и вполне обеспечивал защиту интересов банков как держателей залога, но с принятием ГК эти положения закона «О залоге» утратили силу, так как противоречили кодексу. Теперь же для того, чтобы договора залога автотранспортных средств получили государственную регистрацию, следует внести предложенные поправки в Гражданский кодекс и закон «О залоге».

Требует скорейшего разблокирования ловушка, скрытая в ст. 349 ГК. которая устанавливает два способа обращения взыскания на заложенное имущество: судебный и внесудебный. Согласно п. 1 ст. 349 ГК, реализация заложенного имущества без обращения в суд возможна только при наличии нотариально заверенного согласия владельца залога.

Аналогичная статья содержится и в ст. 55закона «Об ипотеке». По сути дела, это требование делает судебный вариант взыскания задолженности единственно возможным, так как трудно представить вменяемого залогодержателя, который не станет до конца защищать принадлежащее ему имущество.

Это подтверждает и практика: при нарушении срока возврата кредита подавляющее большинство заемщиков уклоняется от оформления соглашения о внесудебном порядке обращения взыскания на заложенное имущество и препятствуют банку в реализации прав владельца залога. Обращение в суд затягивает взыскание задолженности минимум на полгода. Все это время банк должен поддерживать соответствующий размер резервов, что увеличивает его расходы, ведет к удорожанию банковских услуг и, как результат, снижает их доступность. Тем более что существующая модель судебного порядка реализации залога дает возможность недобросовестным должникам уклониться от исполнения договорных обязательств.

Эксперты Ассоциации российских банков (АРБ) предлагает внести в статью 349 ГК положение о том, что законом могут быть установлены иные правила заключения соглашения о внесудебном порядке обращения взыскания на предмет ипотеки. В статье 55закона «Об ипотеке» предполагается дать банку право заключать с  заемщиком соглашение о внесудебном порядке обращения взыскания в любое время. Также предлагается для защиты заемщиков от произвола банков включить в эту статью норму о том, что соглашение о внесудебном порядке обращения взыскания на предмет ипотеки не применяется при незначительности размера задолженности (менее 5% от стоимости заложенного имущества) и периода просрочки (менее двух месяцев). Если же предметом ипотеки является жилое помещение, а заемщик является физическим лицом, указанное соглашение не подлежит исполнению в случае, если сумма долга по обеспеченному ипотекой обязательству составляет менее 10% от размера оценки предмета залога и период просрочки исполнения обеспеченного ипотекой обязательства в указанной сумме составляет менее четырех месяцев.

Необходимы поправки о выделении заложенного имущества из общей конкурсной массы в случае банкротства заемщика  юридического лица. Это позволит создать соответствующий мировой практике гарантии прав кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества ликвидируемого юридического лица и обеспечить необходимую надежность ипотечных ценных бумаг.

Справка

В январе 2009 г. вступил в силу ФЗ от 30 декабря 2008 г. № 306-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ в связи с совершенствованием порядка [Обращения взыскания на заложенное имущество». Затронуты в том числе акты, регулирующие залог движимого и недвижимого имущества и обращения взыскания на заложенное имущество, и т. д.

Ранее внесудебный порядок мог быть применен, но для этого надо было уже после возникновения просрочки заключить нотариально удостоверенное соглашение. В этом должник, конечно, не был заинтересован, а банк не мог того никак заставить. Теперь по плохим долгам взыскание может быть обращено как по решению суда или во внесудебном порядке на основании соглашения между сторонами (добровольно), так и во внесудебном порядке по исполнительной надписи нотариуса (принудительно), что  значительно ускорит процедуру.

Сейчас по соглашению сторон может предусматриваться и прямая покупка банком заложенной недвижимости, и покупка третьими лицами, привлеченными банком, т. е. процедура стала гибче и дает больше возможностей для договоренности сторон.

Однако обращение взыскания во внесудебном порядке невозможно, например, если в качестве заложенного имущества выступало предприятие как имущественный комплекс, земли сельскохозяйственного назначения и некоторые другие.

Существенно уменьшились риски банков и по договорам ипотеки, заключенным ранее, если в отношении должника-залогодателя возбуждено дело о банкротстве. Благодаря внесенным изменениям в закон о банкротстве банк гарантированно получает 80% средств, вырученных от реализации заложенного имущества, в счет погашения суммы основного долга и процентов по кредитному договору.

Появились четкие критерии существенного нарушения кредитного договора: сумма неисполненного обязательства должна составлять 5% и более от размера оценки заложенного имущества, период просрочки должен быть от трех месяцев. В случае исполнения обязательства периодическими платежами действует иное правило: размер просрочки не имеет значения, единственный критерий – нарушение срока исполнения: более трех раз в течение 12 месяцев. Это правило будет препятствовать злоупотреблениям со стороны банков.

Все же введенные нормы довольно жесткие именно для заемщиков. В целом изменения законодательства в пользу банков, поскольку риск невозвратов в кризисных условиях высок, а цены на недвижимость снижаются.
Сейчас реальная стоимость недвижимости сильно упала, по некоторым объектам коммерческой недвижимости – вдвое, не говоря про земельные участки. Банки могут расценивать уменьшение рыночной стоимости залога как основание требовать досрочно погасить кредит – для многих заемщиков это невыполнимо.

Автор: