Мошенничество во время финансового кризиса

Рынок ценных бумаг

Автор:
Источник: Ценные бумаги
Опубликовано: 12 января 2009

На волне последнего кризиса на российском фондовом рынке появился новый вид мошенничества. Пользуясь финансовой неграмотностью большинства населения, инвесторам предлагали купить отпечатанные на бумаге подешевевшие российские акции крупных компаний. В последнее время на рынке появились в продаже сертификаты акций на бумажных носителях компании РАО ЕЭС, которая уже не существует.

Выпуск документарных акций не практикуется в России с 1990-х годов, когда чековые фонды продавали сертификаты своих акций населению. Сейчас по правилам ФСФР акции должны быть только в виде электронных записей на счетах организаций, хранящих и учитывающих акции (например, в депозитариях).

Случаи мошенничества происходят не только с акциями, но и с другими видами ценных бумагами. Так, в сентябре 2008 г. сотрудники Департамента экономической безопасности МВД России в ходе многоэтапных операций по пресечению изготовления и сбыта поддельных ценных бумаг в Новосибирске, Москве и Ростове-на-Дону изъяли фальшивых векселей на 50 млн. рублей. А в Ростове-на-Дону задержана организованная группа, пытавшаяся сбыть поддельный вексель Сбербанка России номиналом в 10 млн. рублей. В отношении подозреваемых возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 186 УК России (изготовление поддельных денег или ценных бумаг, совершенное организованной группой). Подозреваемые пытались реализовать этот вексель в Москве. Под видом покупателей в контакт с ними вошли оперативники. Однако продавцы перенесли сделку в Ростов-на-Дону. В ходе многократных переговоров члены организованной группы согласились продать фальшивку за 4,5 млн. рублей. Сделка состоялась в одном из ростовских кафе. При передаче денег злоумышленники были задержаны.

Кроме того в 2007–2008 гг. в России опять появились финансовые пирамиды, часть из которых по данным МВД прекратили деятельность Из пирамид, рухнувших в 2008 г., наибольший ущерб вкладчикам нанесли группа компаний «Страховая компания „Фондовый резерв"», SWS Saving World System S.A. и ISG, «Регион Центр», «ГарантИнвест» и «Гарант Кредит» Совокупный ущерб, нанесенный ими населению, по предварительным расчётам, превысил 32 млрд. руб. Пострадавшими оказались сотни тысяч человек. Причиной всплеска популярности финансовых пирамид аналитики называют высокие темпы роста инфляции. В отличие от банков, пирамиды «гарантируют» вкладчикам доход, в разы превышающий банковский.

Организаторы пирамид зачастую выбирают деятельность, не подлежащую лицензированию и контролю. Возбудить уголовное дело можно только при наличии заявления от пострадавших, а заявления идут от обманутых инвесторов тогда, когда пирамида рухнула и организаторы скрылись. Для решения проблемы необходимо, чтобы деятельность всех компаний, занимающихся привлечением инвестиций, лицензировалась. Однако соблюсти лицензионные требования на этапе создания организации несложно. Лицензия не является гарантией легальной деятельности.

Но мошенничество – это явление международное. Так, например, одним из основных факторов кризиса в США был существенный процент невозврата по кредитам из-за разного рода мошенничеств. В то же время затем и сам кризис породил новые формы мошенничества. В развитых странах в ипотечной сфере, где крутятся большие деньги, аферы совершались и раньше. Однако ситуация не выходила из-под контроля и периодически махинаторы получали от Фемиды по заслугам. Показательны в этом отношении США, где случаи мошенничества не привлекали особого внимания, да и вообще не были особенно заметны на фоне бойкого роста цен на недвижимость. Hо в 2005 г., по сведением американского Федерального бюро расследований (ФБР), ипотечное мошенничество стало одним из наиболее распространённых «беловоротничковых» преступлений. В 2006 г. ситуация на рынке жилой недвижимости начала явно меняться в худшую сторону, а в прошлом году обвал цен стал очевидным. Одновременно пугающие формы приняла статистика мошенничества в ипотечном кредитовании. Если в 2003 г. имелись сведения о 3 тыс. случаев ипотечных махинаций, то в 2007-м — уже свыше 46 тыс. В этом году, говорит глава ФБР, ожидается, что их число превысит 60 тыс.

Коммерческие и инвестиционные банки США, выдавая ипотечные кредиты надежных и не надежных заемщиков, затем переупаковывали их в облигации (секьюритизировали) и продавали эти облигации инвесторам, переставая тем самым нести ответственность по выданным кредитам. Секьюритизации подверглись более 75% всех кредитов. Такие операции регулирующим органом США на рынке ценных бумаг не запрещались, не контролировались и объём таких операций постоянно рос, а на самом ипотечном рынке росло также и число мошеннических операций. Лавина мошенничества стала для служителей Фемиды неожиданностью. В связи с начавшимся финансовым кризисом в США ФБР стало разбираться со многими случаями мошенничества на ипотечном рынке.

Точные потери бизнеса и частных лиц от мошенничества неизвестны. Самые грубые подсчёты говорят об убытках в пределах $2 млрд., эта цифра – только вершина айсберга. Дело в том, что пострадавшие, особенно это касается банкиров, далеко не всегда хотят показывать, что они оказались «в дураках».

Сейчас ФБР расследует около 1400 дел. По данным Минфина США, банки в 2007 г. сообщили о 53 000 подозрительных сделках с использованием ипотечных закладных – в 10 раз больше, чем в 2001 г. Бум на рынке жилья подогревался массовой выдачей рискованных кредитов, обслуживание которых многим заёмщикам было не по карману. Последние порой предоставляли ложную информацию о доходах.  Такая пагубная тенденция засасывала в себя как в воронку всё большее и большее количество жертв. Любопытно, что среди участников махинаций на скамье подсудимых, помимо закоренелых преступников, всё чаще можно увидеть самих профучастников ипотечного рынка: банковских клерков, брокеров с риэлтерами, оценщиков и даже юристов. Уже в начале 2008 г. ФБР выявило 144 случаев мошенничества с ипотекой. Было арестовало более 400 человек ипотечных брокеров и кредиторов, девелоперов, агентов и оценщиков недвижимости, которым предъявлены уголовные обвинения. В ходе операций, проводившейся с марта 2008 г., конфискованы активы более чем на $60 млн., включая автомобили, катера и вертолет. Власти оценивают ущерб более чем в $1 млрд.

Мошенники реализовывали различные схемы, которые позволили агентам по недвижимости и их сообщникам получить кредиты на $142 млн. для приобретения домов, цены на которые были завышены, а «покупателями» выступали подставные лица. Так, например, в одной из сделок мошенники получили кредит в $1,47 млн. на покупку дома с заявленной стоимостью $2,5 млн, реальная цена которого была $775 000. Из-за их действий два кредитора, включая Lehman Brothers, понесли убытки в $40 млн.

Мошенничество было особенно популярно в сегменте некачественных кредитов, которые неизбежно ведут к дефолту заёмщиков. Люди, оказывающиеся в результате своей неплатёжеспособности перед угрозой выселения, готовы были идти на самые крайние меры. Этим как раз и пользовались аферисты, наперебой предлагающие свои услуги по «спасению» заёмщиков. Самая типовая «помощь» заключается в следующем. Когда заёмщик перестает платить и наступает время изъятия недвижимости, об этом появляется информация в местных СМИ, по которой преступники находят нужные адреса попавших в беду людей. Мошенники создают фирму, которая якобы помогает людям, которым грозило изъятие недвижимости. Представитель этой фирмы покупает жильё у попавших в беду заёмщиков и при этом позволяет заёмщику продолжать жить в доме, платя арендную плату уже новому хозяину. Обещая при этом, что позже, когда заёмщик встанет на ноги, он якобы без проблем сможет выкупить жилье у этой фирмы.

В реальности, когда подставной персонаж фирмы получает титульные права, он сразу берёт новый кредит под оставшуюся часть денежной доли дома, на которую ещё не распространился долг (задолженность меньше общей стоимости жилья), и расплачивается с текущими платежами. Некоторое время бывшему собственнику дозволяется проживать в своем бывшем владении и платить новому хозяину-«благодетелю» арендную плату, значительно превышающую месячные платежи по ипотечной ссуде. В конце концов, человек из-за недостатка средств перестаёт платить и не просто оказывается на улице, но ещё и с петлёй на шее – ипотечным долгом. Тем временем банк-кредитор забирает дом, а мошенники исчезают с кругленькой суммой, которая состоит из ипотечной ссуды и части полученных от обманутого заёмщика арендных платежей.

Другим популярным способом обмана является завышенная оценка недвижимости. Фирма или ее подставное лицо приобретает ветхий дом по бросовой цене, допустим за $20 тыс. Затем приглашает своего оценщика, который увеличивает стоимость жилья до $80 тыс., будто бы в доме проведена капитальная реконструкция. Иногда для отвода глаз делают косметический ремонт фасада. После этого дом покупает опять же подставной покупатель, который соответственно под «дорогую» недвижимость берёт в банке большой кредит – $64 тыс. (80% от полной стоимости дома). В конечном счёте, преступники делят навар, а банку остаётся непогашенный кредит в $64 тыс. и недвижимость стоимостью $20 тыс. Итого общие убытки кредитора составляют более $40 тыс. Если ипотечная ссуда застрахована по федеральной программе, то все потери перекладываются на плечи государства, то есть на налогоплательщиков.

Но, пожалуй, самый широко распространенный сегодня обман, охватывающий и дополняющий все остальные виды мошенничества, – подделка или выдача недостоверных документов. Участвуют в обмане и консалтинговые фирмы, и адвокатские конторы, и банковские клерки, которые за определённую мзду выдают липовую справку о якобы имеющемся в их банке солидном депозите заёмщика (тем самым повышается его кредитный рейтинг). Обычно при таких аферах соучастниками махинаций вольно или невольно становятся и сами заёмщики, а в США даже само по себе предоставление заведомо ложной информации чревато для нарушителя лишением свободы на срок до трёх лет. Очень много примеров, когда потенциальному заёмщику, который не может на законных основаниях получить ипотечную ссуду, так как не имеет соответствующих доходов, приличного стажа работы или непогашенные старые долги, фирмы-жулики выдают нужные свидетельства и справки о том, что данный человек у них работает на такой-то должности и с таким-то окладом. На самом деле в таких фирмах ничего нет, кроме телефона и оператора на случай если из банка позвонят и поинтересуются данными о заёмщике. Но за такие операции мошенники берут с заёмщиков большие комиссионные – до 50% от суммы полученной ссуды.

Если выявляются такие случаи мошенничества, то участникам грозят разные сроки лишения свободы – от 5 до 20 лет – и штраф от $ 15 до $500 тыс. Одна из проблем и для правоохранительных органов, и для общества – подкуп преступниками сотрудников в разных организациях. Подчас банк выдаёт ипотечную ссуду человеку чисто механически, по факту предъявления нужного количества справок. Но потом, когда бухгалтеры кредитной организации начинают подсчитывать убытки и за дело берутся следователи, выясняется, что документы при внимательном изучении оказываются липовыми. То есть возникает вполне обоснованное подозрение, что клерк не заметил подлога сознательно.

Брокеры заменяют банку глаза и уши, он полностью полагается на порядочность посредника в оформлении документов. Однако практика показывает, что тут должна действовать поговорка «доверяй, но проверяй».

По сведениям ФБР, в 80% случаев мошенники – профессионалы, которые не могут противостоять искушению заработать деньги на стороне. Но многие в США считают реакцию правоохранительных органов запоздалой, поскольку многие тысячи заёмщиков уже стали жертвами махинаций. Некоторые опасаются, что «козлами отпущения» окажутся только брокеры и другие посредники, а не настоящие виновники «торжества» – финансовые институты Уоллстрита, которые намеренно выдавали кредиты людям, не способным их погасить.

Помимо США, озабоченность ростом мошенничества наблюдается и Англии. Согласно оценке британского Управления по финансовым услугам (FSA), в течение последнего года ипотечные аферисты нанесли экономике страны ущерб в размере как минимум 700 млн. фунтов. В этом году FSA уже запретило деятельность 17 ипотечных брокеров. Кроме того, в нечистоплотной деятельности подозреваются 35 брокерских контор и оценщиков юристов. В прошлом году было отмечено 293 случая причастности юристов к ипотечным аферам по сравнению с 85 случаями в 2004 г. FSA считает, что ипотечное мошенничество это серьёзное и быстро распространяющееся заболевание с которым можно справиться только при поддержки всех участников рынка. Кредиторы должны помогать информацией о подозрительных брокерских фирмах и сомнительных заёмщиках.

В России масштаб рынка российской ипотеки по сравнению с рынком США небольшой и пока ещё был интересен профессиональным инвесторам за счёт наличия хорошего обеспечения и в целом невысокого риска невозврата кредитов. Но в то же время некоторые заёмщики под шумок кризиса и банкротства некоторых банков стали думать как бы не отдать кредиты.

В период кризиса ряд банков, не имеющие возможности рассчитаться с вкладчиками и клиентами, продают свои банки другим более крупным банкам. В последнее время несколько розничных банков, активно выдававших кредиты населению, сменили владельцев. Это Собинбанк, Русский ипотечный банк, Связь-банки и ряд других.

В связи с этим некоторые заёмщики-неплательщики благодаря кризису нашли новый аргумент в пользу невозврата долгов: они ссылаются на то, что банку-кредитору осталось жить недолго.

Что ждет таких неплательщиков? Им необходимо знать, что формально изменения в составе акционеров банка не влекут изменений условий кредитных договоров и кредиты придётся отдавать. Заёмщикам придётся возвращать кредит в полном объёме, даже если его выдал банк, который впоследствии был лишён лицензии. Вместе с отзывом лицензии ЦБ назначает в банк временную администрацию, в полномочия которой, в частности, входит сбор задолженности с заёмщиков банкрота. Надеяться на послабления и скидки здесь бессмысленно. Более того, и в этом случае все платежи нужно проводить, строго следуя графику, чтобы не попасть на штрафы. Чаще всего обязательство заёмщика считается исполненным с момента зачисления денег на ссудный счёт банка-кредитора. Но в момент отзыва лицензии банк прекращает принимать платежи. Если заёмщик делает взносы не через банк, а, скажем, через платёжный терминал, он может и не узнать, что платёж не прошёл. В любом случае заёмщику следует сохранять документы, подтверждающие внесение денег, что позволит ему защититься от попыток взыскать штрафы за просрочку.

А для законопослушных же заёмщиков необходимо знать, что новые владельцы могут воспользоваться пунктом о пересмотре ставок в одностороннем порядке, содержащимся в договорах некоторых банков, разработать новые правила и новый график платежей. В таком случае банк просто уведомляет клиента о новых правилах. Если клиент его не соблюдает, допускает просрочки, банк получает право требовать досрочного погашения кредита. А вот если в договоре не оговорено право банка изменять ставку в одностороннем порядке, он должен предложить заёмщику подписать соглашение об изменении условий. Чтобы изменить договор, кредитор обязан получить письменное согласие должника. В противном случае новые требования не будут иметь законной силы. Изменить кредитную ставку или другие условия можно только по обоюдному согласию сторон.

Если заёмщик не идёт на ухудшение условий займа, банк в нынешних условиях может придраться к мелким нарушениям клиентом договора, чтобы его расторгнуть. Предположим, клиент не принёс справку с нового места работы или не информировал о смене фамилии жены, допустил незначительные просрочки платежей. Формально это нарушения кредитного договора, и банк имеет право потребовать досрочного погашения кредита и даже обратиться в суд о принудительном взыскании залога. Поэтому каждый заёмщик, получивший предложение подписать допсоглашение об изменении условий займа, должен неукоснительно следовать букве договора, не допускать минимальных просрочек и прочих нарушений.

Между тем над любым заёмщиком висит еще один дамоклов меч. Банк-кредитор может попытаться изменить условия договора через суд. Согласно ст. 451 ГК, если обстоятельства изменились настолько существенно (например, кризис), что теперь договор, очевидно не был бы заключен на старых условиях, суд может его скорректировать с учётом текущей ситуации или расторгнуть вовсе. Финансовая грамотность российского населения в операциях с ипотечными кредитами можно проиллюстрировать таким анекдотом. Преподаватель задаёт студентам задачку: «если ваша семья взяла кредит на сумму 100 тыс. рублей сроком на три года под 10% годовых, сколько составит конечная выплата?» На что студент Петров отвечает: «Не знаю, Иван Иванович, но мы в таких случаев меняем квартиру и телефон».

В России пока нет понятной системы рефинансирования или секьюритизации ипотечных портфелей внутри страны, и практически всё полностью зависит от западных финансовых рынков, так как только там есть сформировавшийся спрос на ипотечные ценные бумаги.

Поэтому для развития внутрироссийской секьюритизации ипотечных активов необходимо создание соответствующей законодательной базы. Также необходимо будет внести изменения в федеральный закон «Об ипотечных ценных бумагах», согласования проекта федерального закона «О внесении изменений в федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», а также издания соответствующих нормативных актов регуляторов. При выполнении этих условий появится возможность проводить не только трансграничные сделки, но и сделки по секьюритизации активов согласно российскому законодательству.

В России из-за неразвитости ипотечного рынка мошенничество в таких масштабах как в США и других западных странах пока не наблюдается. Привлечь к уголовной ответственности заёмщика можно только, если он не возвратил 250 тыс. рублей и более. Это позволяет мошенникам через подставных лиц, с помощью фальшивых паспортов и липовых справок с работы о зарплатах получать у банков кредиты и не возвращать их. Работники банков тоже могут участвовать вольно или невольно в таких махинациях.

Нередки также случаи, когда банки подводит безответственность сотрудников, а также погоня за объёмами. Мошенничество всё ещё не осознаётся в должной мере банковским сообществом. Во многих банках есть электронные программы по выявлению обмана при получении ссуды, но, откровенно говоря, кредитно-финансовые организации не считают такие проверки необходимыми. К тому же подчас клерки проверяют документы довольно небрежно.

Проколы банков объясняются также и спешкой. На оформление кредита обычно уходит 20-30 минут. Что можно сделать за это время, кроме формально-беглого осмотра? И неудивительно, что появляются убытки, отмечает эксперт. Банки теряют деньги на каждой продаже кредита, но навёрстывают упущенное большими объёмами и высокими процентами, внедрением новых продуктов и услуг за дополнительную плату.

В Госдуме уже подготовлен законопроект по которому недобросовестным заёмщикам грозит крупный штраф и тюрьма. Парламентарии предлагают наказывать и тех, кто представил в банк ложные сведения о себе. Депутаты считают, что угроза уголовной ответственности на людей действует лучше, нежели угрозы лишения имущества. Предлагается ввести уголовную ответственность за предоставление ложных сведений и снизить с 250 тыс. руб. до 10 тыс. рублей уровень задолженности, который предусматривает уголовное наказание для заёмщика. То есть штраф в 200 тыс. рублей и лишение свободы сроком до двух лет будут грозить всем недобросовестным заёмщикам с задолженностью больше 10 тысяч рублей.

При сегодняшних условиях, говорят банкиры, некоторые заёмщики избегают наказания, не выплатив и половины кредита. Страх перед ужесточившимся законодательством заставит их платить в срок. Эксперты полагают, новые поправки значительно прибавят работы судебным органам. Это неизбежно приведёт к тому, что сроки рассмотрения дел будут затягиваться. К тому же банкам будет довольно трудно доказать, что кредит не выплачивается сознательно. Чёткого определения, кого относят к злостным неплательщикам, в законе нет. Но некоторые депутаты считают, что необходимо прописать и усиление ответственности банков перед вкладчиками. Если хотите, чтобы люди были честными, то требуйте, чтобы все были честными, в том числе и банкиры.

В России за последние месяцы правительством были приняты стабилизационные меры для прекращения паники на российском финансовом рынке. Для восстановления спокойствия частных вкладчиков во время кризиса был принят Думой и подписан президентом закон, увеличивающий страховую сумму по депозитам частных вкладчиков. Раньше за сохранность своих сбережений могли быть спокойны лишь те, кто имел на депозитах не более 100 тыс. руб. Именно такая сумма попадала под 100-процентную гарантию возврата. Застраховаться от несчастного случая владельцам больших сумм можно было, лишь распределив средства по нескольким банкам. Сейчас размер страхового покрытия увеличен в семь раз, до 700 тыс. руб. Выплата компенсации в увеличенном размере будет производиться в банках по вкладам, страховые случаи по которым возникли с 1 октября 2008 г. Выплаты страховки по вкладам осуществляются агентством по страхованию вкладов (АСВ) с помощью банка-агента и начинаются спустя две недели после отзыва у банка лицензии. По практике 35 страховых случаев задержек с выплатами не было, и зачастую они начинают производиться раньше. Однако не исключено что сроки выплат могут и затянуться. При массовых банкротствах АСВ будет трудно справиться со всеми выплатами, поэтому получения своих средств вкладчикам придется ждать довольно долго.

В связи с увеличением суммы страхового вклада появился новый вид мошенничества. АСВ обнаружило, что руководители двух из трех банков, лишившихся лицензий за последние два месяца, перед самым отзывом рекомендовали клиентам-юрлицам переоформить средства на своих счетах как депозиты частных лиц, на которые распространяется закон о страховании вкладов. Таким образом банкиры перекладывали выплаты клиентам на АСВ. Если выявленные АСВ факты станут тенденцией, фонд страхования вкладов может стать дефицитным, а госбюджет – понести дополнительные расходы.

Банк России отозвал лицензии у трёх банков, входивших в систему страхования вкладов. 27 августа лицензии лишился банк «Премьер», 9 октября – «Евразия-центр» и 15 октября – «Юнитбанк». При знакомстве с реестрами кредиторов банков «Премьер» и «Евразия-центр» было обнаружено, что число частных вкладчиков и общая сумма их вкладов заметно выросли перед отзывом лицензии, а объёмы средств на счетах юрлиц значительно уменьшились. Пообщавшись с клиентами указанных банков, представители АСВ выяснили, что незадолго до отзыва лицензий компании по совету руководства банков перебрасывали средства со счетов юрлиц на оперативно открытые там же счета физлиц, в основном сотрудников компаний. Пользуясь паническими настроениями, банкиры объясняли клиентам, что перевод средств со счетов компаний на счета физлиц — самый надёжный способ быстро вернуть свои деньги из банка через фонд страхования вкладов. В случае отзыва лицензии у банка страховое возмещение по вкладам, не превышающим 700 тыс. рублей, АСВ выплачивает в течение нескольких недель. Требования юрлиц, выступающих кредиторами третьей очереди, удовлетворяются лишь из оставшихся после расплаты с гражданами средств, а также из денег, которые удаётся вернуть в ходе конкурсного производства. Действия руководства банков «Премьер» и «Евразия-центр» в АСВ сочли мошеннической попыткой переложить исполнение собственных обязательств перед корпоративными клиентами на АСВ. Дополнительную нагрузку на фонд страхования вкладов оценили более чем в 30 млн. рублей в банке «Премьер» и порядка 200 млн. рублей в «Евразия-центр» – в обоих случаях это около 30 % депозитов граждан в банке. Выплачивать страховое возмещение фиктивным вкладчикам агентство не намерено и уже направило заявление в правоохранительные органы о возбуждении уголовного дела в отношении банка «Премьер» по статье 159 УК «Мошенничество». Аналогичное заявление в отношении банка «Евразия-центр» находится в процессе подготовки.

Эксперты опасаются, что выявленные АСВ случаи могут стать началом опасной тенденции. Люди хватаются за любую возможность в попытке спасти свои средства. При этом не исключено, что недобросовестные менеджеры банков, пытаясь заработать на панических настроениях, действуют небескорыстно. Риск для системы страхования вкладов состоит в том, что в число депозитов, на которые распространяются госгарантии, попадают те, по которым страховых взносов в фонд банки ранее не уплачивали, то есть фактически незастрахованные вклады. Если допустить, что кризис вызовет массовые отзывы банковских лицензий, то фонда АСВ может банально не хватить. Согласно российскому законодательству, в случае возникновения дефицита фонда страхования вкладов, дополнительные средства АСВ для покрытия дефицита выделяются из федерального бюджета. Достаточность фонда – отношение его размера к размеру страховой ответственности АСВ по всем банкам, входящим в систему страхования вкладов,— порядка 6 % без учёта Сбербанка и около 2 % с учётом крупнейшего банка страны. В настоящее время объём фонда страхования вкладов составляет 86,8 млрд. рублей.

Хотя в самом АСВ не допускают возможности возникновения дефицита фонда страхования вкладов, поскольку не собираются осуществлять выплаты фиктивным вкладчикам, ряд экспертов не исключают подобного сценария развития событий. Если вкладчики, которых АСВ считает фиктивными, оспорят отказ агентства в выплатах, суд может встать на их сторону. Скорее всего, перебрасывая средства со счетов юрлиц на счета физлиц с целью получения страхового возмещения по вкладам, участники схемы подготовили соответствующую оправдательную документацию (договоры, систему проводок. Например, в случае с «Диалог-Оптимом», где по аналогичной схеме выводились деньги руководителя банка, суд вынес решение о выплатах подставным вкладчикам, по счетам которых они были разбросаны.

И в заключении необходимо сказать, что ипотечные преступления сложно распутывать, и это требует времени, поскольку совершаются они при участии людей, хорошо разбирающихся в финансах и юридической казуистике, поэтому для выявления и расследования противоправных действий в ипотечной сфере правоохранительным органам необходимы понимание и поддержка со стороны государственных и коммерческих структур, которые могут очень помочь предоставлением необходимой информации, касающейся подозрительных сделок, фирм и отдельных лиц. Без этого на успех рассчитывать сложно.

Автор: