Налоговые «уклонисты» должны платить, а не сидеть

Практические советы

Автор:
Источник: Московский бухгалтер
Опубликовано: 19 октября 2009

Два законопроекта, которые должны серьезно ограничить произвол фискальных и правоохранительных органов в налоговой сфере, были внесены в Госдуму в начале июля, приняты в первом чтении и подписаны лично председателем Госдумы, что является большой редкостью. Масштабное обсуждение новых проектов состоялось 9 сентября в Торгово-промышленной палате на очередном заседании Экспертного совета при ТПП РФ по совершенствованию налогового законодательства и правоприменительной практики. Подробности в нашей статье.

По оценкам Министерства финансов, за первые пять месяцев текущего года в консолидированный бюджет поступило на треть меньше налоговых платежей, чем за аналогичный период 2008-го. Чтобы исправить ситуацию, Минфин предлагает увеличить акцизы на алкоголь (на 30% от сегодняшнего уровня), табачные изделия (в три раза к 2012 году), бензин (на 10%), а также поднять все госпошлины и налог на добычу полезных ископаемых для газовиков. Кроме того, на заседаниях правительства в последние месяцы неоднократно говорилось о необходимости усилить в период кризиса налоговое администрирование. Что сулят бизнесу подобные инициативы и рассуждения, понятно — новые проблемы. И если повышение акцизов ударит по частным потребителям, то «улучшение налогового администрирования» грозит всему бизнесу ужесточением налогового террора.

На предотвращение новой волны налогового прессинга как раз и направлены два законопроекта, недавно внесенные в Думу, рассказал Андрей Макаров заместитель председателя Комитета Государственной думы ФС РФ по бюджету и налогам.

Согласно изначальному проекту ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса РФ и отдельные законодательные акты РФ» в случае наступления налоговой ответственности за недоимки предлагается применять только штрафные санкции, а не возбуждать уголовное дело, как это происходит сейчас. Все необходимые меры наказания для тех, кто уклоняется от выплаты налогов, должны регулироваться исключительно Налоговым кодексом.

Как ни странно, сегодняшнее законодательство 108-й статьей Налогового кодекса РФ однозначно отстаивает тот же принцип, согласно которому человек не может быть привлечен к уголовной ответственности, если речь идет о нарушении налогового законодательства. Камнем преткновения здесь оказывается несоблюдение простой позиции НК работниками правоохранительных органов, считает Андрей Макаров:

 – Перекосы в нашей налоговой системе связаны не с тем, как формулируется сам закон, а с его правоприменениемЕ В МВД РФ понимают это определение так: если сумма невыплаты налогов выше пороговой, материалы о недоимке должны якобы передаваться к ним. И наша задача в связи с этим состоит в том, чтобы налогоплательщик не сидел в тюрьме, а платил налоги. Если, конечно, он не платит налоги, пени и штраф, материалы будут передаваться в правоохранительные органы, но если уплатил, то это не является их компетенцией.

Стоит пояснить, что на данный момент если налогоплательщик выполнил свои обязательства перед государством, одумался и выплатил все недоимки и штрафы, то от уголовной ответственности он не освобождается и нерадивого должника ждет от одного до трех лет лишения свободы, в зависимости от общей суммы удержанных налогов за 3 года.

Макаров сообщил, что разработанный проект вносит изменения не только в Налоговый кодекс, но и в закон о милиции, в документе прописаны конкретные сроки передачи материалов из МВД налоговым органам в случае, если налогоплательщик выплачивает долг. Таким образом, при выплате недоимок и штрафов, документы, согласно проекту, предлагается вернуть из прокуратуры в налоговую инспекцию и закрыть дело. Тем самым законодатели хотят полностью исключить «усмотрение» чиновника, лишить его права выбора в конкретной правовой ситуации.

Но, по мнению юриста компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Вадима Стрельникова, который выступил критиком рассматриваемого законопроекта, инициативы, хотя и предлагают смягчение уголовного преследования, вводя некий условный компромисс как на этапе налогового администрирований, так и на этапе уголовного расследования, своих целей не достигают:

 – Законопроекты не вносят ничего кардинально нового, кроме штрафов. Однако условием прекращения уголовного дела действительно, согласно им, должно быть возмещение недоимок. И это же должно быть основанием для отказа возбуждения самого уголовного дела, хотя в законопроектах ничего об этом не сказано… Объективно эти законопроекты не могут изменить соотношение уголовного и налогового законодательства в чью-либо пользу. Избыточность и повторы по тексту не дают возможности рассматривать их как законченные.

Также Стрельников уточнил, что определение «деятельного раскаяния», связываемое с готовностью платить долги, юридически не является «деятельным раскаянием».

Изначально планировалось повысить лимиты налогового долга по привлечению к уголовной ответственности в 10 раз. На данный момент законодательно установлены следующие пределы: недоимка от 300 000 до 500 000 рублей в течение 3-х лет чревата 1 годом лишения свободы, а за долг в особо крупном размере (от 500 000 до 1 500 000 за 3 года) предполагается наказание от 1-го до 3-х лет тюремного заключения. Но уже на первоначальном этапе инициатива с повышением лимитов претерпела неудачу, рассказал Андрей Макаров: «Мы повысили пороги привлечения к уголовной ответственности всего в пять раз, но считаем, что коэффициент повышения мог бы в идеале быть равным и десяти, и даже большим величинам, но политика – это искусство возможного. Нам все еще остро не хватает законодательных норм об ответственности налоговых органов за принимаемые решения, но никто не идеален, в том числе закон».

Вместе с инициативами по смягчению уголовной ответственности за налоговые правонарушения идет и законопроект, в котором говорится об ускоренном возмещением НДС.

Андрей Макаров разъяснил, почему оба законопроекта идут одним «пакетом»: «Большинство уголовных дел в РФ, связанных с правонарушениями налогового законодательства, связанны с неуплатой НДС. НДС в России платят всего около 1,5 млн. организаций, и его возмещение должно быть простой кассовой операцией, как в Европе. Следует определить, что заявительный порядок возмещения НДС предназначен не только для экспортеров и должен быть не обязанностью хозяйствующего субъекта, а его правом, в том числе потому, что заявительный порядок не является панацеей».

Он подчеркнул, что закон не должен ради удобства надзора или выгод бюджета выделять какую-либо категорию налогоплательщиков, создавая тем самым неравенство между ними. Законопроект разделяет крупных налогоплательщиков, которые, по словам Макарова, «некуда бежать», и обычных, которым предоставляются банковские гарантии. Вынося вердикт ныне существующей системе, заместитель председателя Комитета Государственной думы резюмировал: «Зачем же всё это нам было нужно? Затем, что мы ухитряемся из благих побуждений портить нашу налоговую систему практически каждый день. То, что мы с ней сотворили на сегодня, кошмар. Необходимо наконец понять, что нельзя решать при помощи Налогового кодекса совершенно посторонние проблемы так же, как пытаются при помощи повышения ЕСН решить проблему пенсий, с ним никак не связанную. Мы реально добили бизнес, особенно малый. В наших силах сегодня дать ему сигнал, что государство не собирается его уничтожать».

Между тем, законопроект по НДС не идеален, признаются разработчики, они намеренно не стали прописывать сроки представления банковской гарантии, а также уточнять какие банки смогут предоставлять гарантию, и кто их будет отбирать, боясь, что такие подробности только усложнят лоббирование «пакета» и без того наталкивающегося на различные препоны.

По итогам заседания было решено учесть некоторые замечания, высказанные экспертами совета, и вернуться к рассмотрению законопроектов в ближайшем будущем.

Автор: