«Пятая колонна» телекоммуникационного сектора

Интервью, материалы прессы
Источник: Западные СМИ о мировой экономике, по материалам Business Week, 29.07.02
Опубликовано: 16 сентября 2005

«Пятая колонна» телекоммуникационного сектора.

Рассказ о том, как небольшая группа руководителей телекоммуникационных компаний, связанная с аналитиком инвестиционного банка Salomon Smith Barney Джеком Грубманом, сумела заработать миллиарды долларов на кризисе этой индустрии.

За последнее время американский телекоммуникационный сектор приобрел сомнительную славу всеобщей головной боли. Так, инвесторы, в общей сложности, потеряли около $2 трлн, вложенных в акции телекоммуникационных компаний, цены на которые сегодня упали на 90% и более по сравнению с их максимальными значениями. Кроме того, за последние два года оказались на улице около полумиллиона работников, прежде занятых на предприятиях сектора. Десятки телекоммуникационных компаний, начиная от Winstar Communications и заканчивая Global Crossing, были вынуждены объявить о своем банкротстве. Дополнительно проблемы сектора усугубила компания WorldCom, ставшая 21 июля крупнейшим банкротом в истории США, в результате чего акции телекоммуникационных предприятий с немыслимой скоростью рухнули вниз.

Тем не менее, в мире по-прежнему существуют люди, которым есть за что благодарить американские телекоммуникационные компании. Речь идет о небольшой группе финансистов и менеджеров высшего звена, успевших вовремя сбежать с тонущего корабля, заодно прихватив с собой багаж. Мы говорим о таких фигурах как основатель потерпевшего бедствие оператора связи Qwest Communications International Inc. Филипп Ф. Аншутц, успевший, начиная с 1998 года, заработать на продаже акций Qwest $1.9 млрд. Стоит упомянуть и бывшего генерального директора Qwest Джозефа Пи. Нэччио, успевшего продать акции своего предприятия на сумму в $248 млн перед своим уходом в отставку в июне. К этому списку можно добавить и основателя компании Global Crossing Гэри Винника, продавшего акции своей компании на $734 млн перед тем, как в январе этого года она была вынуждена объявить себя банкротом. Иной путь избрал бывший генеральный директор WorldCom Бернард Джей Эбберс, взявший в долг у своего предприятия около $400 млн перед своим уходом в отставку в апреле. Этот долг по-прежнему не возвращен…

Что же объединяет всех перечисленных выше менеджеров? Все они находились на ведущих позициях в той тесно сплоченной группировке, которая задавала тон в телекоммуникационной индустрии во второй половине последнего десятилетия. Хотя некоторые из этих людей получили широкую известность, о характере объединявших их связей нельзя с уверенностью говорить даже сегодня. Пока понятно лишь одно: члены группы были связаны друг с другом через 48-летнего аналитика Джека Би. Грубмана, занимавшегося исследованием телекоммуникационного сектора в Salomon Smith Barney. Грубман, сын муниципального работника из Филадельфии, сумел со временем стать одним из наиболее влиятельных людей на Уолл-Стрит. Так, он помогал привлекать капиталы компаниям Qwest, Global Crossing и WorldCom, рекомендовал их акции своим клиентам-инвесторам, посещал заседания советов директоров этих компаний и работал в тесном контакте с ними по вопросам выработки корпоративных стратегий.

Влияние Грубмана простиралось далеко за пределы тех трех компаний, которые прогорели в течение последних месяцев. По данным Thomson Financial Securities Data, с 1996 года Salomon Smith Barney, в общей сложности, оказывал услуги по андеррайтингу 81 телекоммуникационной компании, разместившим с помощью этого инвестиционного банка свои акции и облигации на общую сумму в $190 млрд (в 1996 году был принят закон о дерегулировании индустрии телефонной связи). За это Salomon Smith Barney получил сотни миллионов долларов в виде своих процентов по андеррайтинговым сделкам, и, в дополнение к этому, десятки миллионов долларов за оказание своим партнерам в телекоммуникационной индустрии консалтинговых услуг. Лично Грубман зарабатывал на этом примерно по $20 млн ежегодно.

Масштабы влияния Грубмана в те времена позволяли ему оказывать воздействие на развитие всей телекоммуникационной индустрии. Он мог найти для компаний-новичков миллионные капиталы, заручиться поддержкой инвесторов для планировавшегося слияния, или подтолкнуть цену на акции его компаний-партнеров вверх. Например, 14 марта 2000 года он повысил свой рейтинг акций компании Metromedia Fiber Network, в результате чего их цена подскочила на 16% до примерно $46 за акцию. В мае этого года Metromedia Fiber Network объявила себя банкротом… «Джек был настоящим дирижером телекоммуникационной индустрии, заставляя ее играть по своим нотам», – говорит Сюзан Калла, аналитик инвестиционной компании Friedman, Billings, Ramsey Group Inc.

Хотя рядовые инвесторы могли относиться к Грубману как к истинному гению от аналитики, просто отслеживающему наиболее привлекательные акции и оценивающему их дальнейшую перспективу, на самом деле его работа происходила в условиях ярко выраженного конфликта интересов. Так, он был вовлечен в деятельность курируемых им компаний гораздо сильнее, чем любой из его коллег-аналитиков. Многие критики обвиняли его в том, что в подобном положении он просто не мог сохранять объективность при оценке перспектив той или иной компании. Например, именно он помог Аншутцу нанять Нэччио на пост генерального директора Qwest в 1997 году, и он же оказал содействие Виннику в осуществленном им в 1999 году приобретении компанией Global Crossing своего конкурента Frontier Communications за $11 млрд. Мог ли после всего этого Грубман беспристрастно оценивать положение Qwest и Global Crossing?

Наиболее ярко «объективность» Грубмана проявила себя на раннем этапе кризиса телекоммуникационного сектора. В 2000-2001 гг дела у этой отрасли шли все хуже и хуже, так что другие аналитики начали постепенно предупреждать своих клиентов о проблемах телекоммуникационных компаний, связанных с созданными ими чрезмерными производственными мощностями и обременяющими их гигантскими долгами. В этих условиях Грубман продолжал убеждать инвесторов приобретать акции Qwest, Global Crossing, WorldCom и других подобных компаний. В опубликованном им в марте 2001 года отчете говорится: «Мы верим в то, что спрос на услуги, предоставляемые с помощью сетей связи, по-прежнему остается высоким. Кроме того, мы считаем, что доля телекоммуникационного сектора в ВВП США должна будет удвоиться в течение ближайших семи-восьми лет». Сегодня инвесторам остается лишь рассуждать о том, заблуждался ли Грубман добросовестно, или же за него говорили миллионы долларов, заплаченные ему поддерживаемой им телекоммуникационной кликой.

Грубман прекрасно понимал, что выбранные им методы работы завели его слишком далеко. Тем не менее, он изо всех сил стремился сохранить свое двойственное положение. В интервью, данном им журналу BusinessWeek в 2000 году, он заявил о себе как о «модели современного аналитика с Уолл-Стрит». «То, что вчера расценивалось как конфликт интересов, сегодня превратилось в неотъемлемую часть нашей работы. 15 лет назад инвесторы с пренебрежением смотрели на представителей инвестиционных банков, считая их чужаками. Сегодня же они знают, что я сам участвую в деле и потому досконально знаю его изнутри», – сказал он. В то же самое время Сэнфорд Вейлл, председатель правления Citigroup, структуры, одной из составных частей которой является Salomon Smith Barney, выступил в поддержку деятельности Грубмана, вместе с тем заявив о том, что аналитики должны сохранить свою беспристрастность в оценках, в противном случае рискуя потерять доверие инвесторов. Как Грубман, так и Вейлл отказались как-либо прокомментировать данную статью.

Тем не менее, честность Грубмана ставилась под сомнение даже в те времена. Так, еще в 2000 году журнале BusinessWeek впервые поймал Грубмана за руку на лжи: как выяснилось, знаменитый аналитик в течение долгих лет неправильно указывал в своей автобиографии по месту работы оконченное им учебное заведение. По словам Грубмана, он закончил Массачусетский технологический институт, в то время как на самом деле его «альма матер» был Бостонский университет. В тот раз аналитик признал выявленное несоответствие, объяснив его случайностью.

Тем не менее, подобное разоблачение ни в коей мере не повлияло на то влияние, которое Грубман сохранил в телекоммуникационной индустрии. Например, когда в январе 2001 года аналитик компании Kaufman Bros. LP Вик Гровер поставил под сомнения перспективы компании Winstar, Грубман буквально разгромил его в своем ответном отчете, опубликованном в тот же день. «Мы считаем подобные оценки крайне безответственными, так как подготовившие их аналитики не отслеживали динамику акций Winstar и не беседовали с руководством этой компании», – заявил он. Грубман также выступил с критикой Гровера на квартальной отчетной конференции Winstar, прошедшей 1 февраля. Хотя подобные действия Грубмана помогли акциям Winstar, из-за серьезных финансовых трудностей эта компания все равно была вынуждена объявить себя банкротом двумя месяцами позже. В настоящее время Национальная ассоциация дилеров, работающих с ценными бумагами (National Association of Securities Dealers) проводит расследование, должное установить соответствие рекомендаций Грубмана принятым в Ассоциации стандартам аналитической деятельности.

Однако, в наибольшей степени стремление Грубмана угодить боссам курируемых им компаний проявилось в ходе его работы с WorldCom. Другие аналитики с Уолл-Стрит перестали рекомендовать своим клиентам акции этого телекоммуникационного монстра еще в прошлом году из-за замедления темпов роста этой компании и проблем ее подразделений, занимающихся оказанием услуг в области дальней связи. Тем не менее, Грубман в течение 2001 года регулярно давал акциям WorldCom рейтинг «Настоятельно советую приобретать» («strong buy»), характеризуя их как «лучше активы телекоммуникационной индустрии». Грубман понизил рейтинг акций WorldCom до «нейтрального» только 22 апреля, после того, как компания заявила о своей неспособности выполнить ранее намеченные на 2002 год финансовые показатели. К тому моменту акции WorldCom потеряли в цене около 90% по сравнению со своими пиковыми значениями, опустившись примерно до $4.

Помимо этого, Грубман помогал своим союзникам в телекоммуникационной индустрии и другими способами. Так, согласно иску Дэвида Чакона, бывшего брокера Salomon Smith Barney, уволенного в 2000 году, Грубман передавал Эбберсу, Нэччио и ряду других руководителей телекоммуникационных компаний акции перспективных пробных выпусков. Так, согласно заявлению Чакона, с помощью Грубмана в 1999 году Эбберс получил акции пробного выпуска провайдера широкополосного (broadband) высокоскоростного доступа в Интернет компании Rhythms NetConnections Inc. В первый же день торгов стоимость этих акций подскочила на 229%, в результате чего, по словам Чакона, Эбберс заработал $16 млн

В настоящее время контролирующие структуры, наконец, взялись за распутывание созданной Грубманом сети. Так, Комиссия по биржам и ценным бумагам (SEC) ведет расследование злоупотреблений, допущенных Qwest в ходе подготовки ее корпоративной отчетности, к которому на текущем этапе присоединились и правоохранительные органы. Global Crossing также находится в центре расследования, которое ведут SEC, ФБР и два комитета Конгресса США. В свою очередь, деятельность WorldCom расследуют SEC, департамент Юстиции, а также Комитет Палаты представителей по вопросам энергетики и коммерции. Напомним, что WorldCom признала «ошибочное» отнесение расходов в размере $3.8 млрд по статье «вложения в капитальные активы», позволившее компании искусственно завысить свои финансовые показатели. По словам представителя WorldCom, «…компания поддерживает расследование и стремится к его скорейшему завершению и установлению истины, что позволило бы нам вернуться к нормальной работе». В свою очередь, Qwest and Global Crossing отрицают те злоупотребления, в которых их обвиняют. По словам представителя Qwest, «…мы работали с Грубманом так же, как мы бы работали с любым другим аналитиком».

Расследования сегодня ведутся не только в отношении связанных с Грубманом компаний, но и в отношении его самого. Помимо Национальной ассоциации дилеров, работающих с ценными бумагами (National Association of Securities Dealers), его деятельность также расследуется генеральным прокурором Нью-Йорка Элиотом Спитзером и Прокурором США Джеймсом Би. Коми. 8 июля он вызывался Комитетом по финансовым услугам Палаты представителей американского Конгресса для того, чтобы объяснить свою роль в скандале WorldCom, и был буквально растерзан законодателями. «Мы увидели независимого аналитика, который не только не является независимым, но и просто не может заниматься аналитической деятельностью», – заявил конгрессмен Майкл И. Капуано. Salomon Smith Barney поддержала Грубмана, несмотря на то, что в июле Citigroup заявила о своей поддержке закона, запрещающего аналитикам принимать участие в инвестиционном банкинге.

Грубман отклоняет любые обвинения, выдвигаемые в его адрес. По его словам, он помогал Qwest, Global Crossing, WorldCom и другим компаниям в привлечении миллиардных капиталов потому, что он видел блестящие перспективы телекоммуникационной индустрии. Он говорит, что, по его мнению, появление у корпоративных и частных пользователей в США возможности воспользоваться широкополосным (broadband) высокоскоростным доступом в Интернет должно было бы привести к резкому росту Интернет-трафика, что, в свою очередь, потребовало бы создания новых сетей, обладающих достаточными мощностями. Сегодня он признает ошибочность этих своих прогнозов, однако, по его словам, эти ошибки ни в коей мере не были связаны с конфликтом интересов. «Я поражен теми событиями, из-за которых мы с вами здесь собрались», – заявил он 8 июля конгрессменам: «Мне больно видеть инвесторов, потерявших свои деньги, мне больно видеть рабочих, потерявших свои места».

Ущерб, нанесенный телекоммуникационной индустрии Грубманом и людьми из его окружения, безусловно. может подорвать здоровье всей отрасли. Сегодня всем очевидно, что советы Грубмана и его коллег, рекомендовавших инвесторам вкладывать свои деньги в создание новых волоконно-оптических сетей и широкополосных подключений, не имели под собой достаточных оснований. Миллиардные инвестиции, вложенные в сектор, были потрачены зря, реально используются лишь 3% линий дальней связи, построенных в последние годы, а инвесторы покидают сектор так быстро, как они только это могут. Потери несут даже те компании, которые некогда считались образцом стабильности. Так, 23 июля представители телефонного гиганта BellSouth заявили о том, что WorldCom осталась должна им от $75 до $160 млн, в результате чего акции BellSouth в тот же день упали на 15%.

Текущий кризис может привести к тому, что США утратят ведущие позиции в мировой телекоммуникационной индустрии. В течении ХХ века телефонные сети США служили предметом зависти всего окружающего мира, охватывая 95% населения страны и работая с 99.999-процентной надежностью. Системы связи сыграли решающую роль в экономическом развитии США, и немало помогли Америке на полях второй мировой войны с помощью таких инновационных по тому времени проектов как беспроводная связь. Тем не менее, в последнее время ведущую роль в развитии современных технологий связи, таких как высокоскоростной доступ в Интернет и т.д., стали играть другие страны, в первую очередь – Южная Корея и Япония. В условиях текущего сокращения вложений в капитальные активы, на которое вынуждены идти американские компании, им будет чрезвычайно сложно ликвидировать это отставание. «В настоящее время США уже остались позади, причем дистанция между ними и лидерами индустрии в среднесрочном периоде возрастет в еще большей степени из-за тех трудностей, с которыми сегодня сталкиваются телекоммуникационные компании при привлечении капиталов», – говорит представитель Economy.com Джеймс Глен.

Уже сегодня спад в телекоммуникационном секторе принял огромные масштабы. Так, $2 трлн, потерянные инвесторами на акциях телекоммуникационных компаний, вдвое превышают ущерб, понесенный ими в ходе краха интернет-индустрии и соответствуют масштабам потерь в ходе кредитного кризиса конца 1980-х годов. Общая величина кредитов, выданных американскими банками терпящим сегодня бедствие телекоммуникационным компаниям, составляет десятки миллиардов долларов. И, что еще хуже, расследования обстоятельств злоупотреблений в компаниях WorldCom, Global Crossing и Qwest, последовавшие за банкротством энергетического гиганта Enron, в очередной раз пошатнули доверие инвесторов к Корпоративной Америке, ведя к дальнейшему падению американского фондового рынка. Напомним, что с начала этого года падение индекса Standard & Poor's 500 уже составило 29%.

Разумеется, никто не ожидал, что ситуация будет разворачиваться таким образом. В своей безудержной экспансии американские телекоммуникационные компании руководствовались вполне логичной бизнес-идеей: сделать индустрию связи США самой конкурентоспособной в мире. Проведенная в 1996 году дерегуляция (ограничение государственного вмешательства в дела рынка) индустрии связи позволила любой компании, включая операторов дальней связи, таких как AT&T и WorldCom, выходить на рынки услуг местной телефонной связи, конкурируя там с отделениями компании Bell. Одной из первых на этом поприще преуспела компания MFS Communications Co., основанная в начале 1990-х годов руководителями гигантской строительной корпорации Peter Kiewit & Sons, которая сумела построить по всей стране целый ряд местных телефонных сетей. После того, как в 1996 году WorldCom также решила начать работу на рынке местной телефонной связи, она приобрела MFS за неслыханную по тем временам цену в $10 млрд.

Эта сделка стала золотой жилой для всех вовлеченных в нее сторон. Руководители MFS, такие как Джеймс Ку. Кроу и Ройс Джей. Холланд, заработали на продаже своей компании десятки миллионов долларов. Десятки миллионов в виде процентов по сделке получил и банк компании WorldCom, наш старый знакомый Salomon Smith Barney. Кроме того, акции самой WorldCom после сделки скакнули вверх, что, в целом, нетипично для компании-покупателя. Однако, на самом деле, не произошло ничего необычного: у WorldCom был влиятельный помощник, курировавший слияние не всех его этапах. Кто именно? Правильно, Джек Грубман.

Искушение воспользоваться найденным рецептом успеха оказалось слишком сильным. Бывшее руководство MFS покинули своего нового работодателя WorldCom для того, чтобы основать ряд новых телекоммуникационных компаний. Так, Кроу создал компанию Level 3 Communications Inc., специализирующуюся на передаче данных на дальние расстояния, в то время как Холланд создал компанию-оператора местного уровня Allegiance Telecom Inc. Оба вновь созданных предприятия получали щедрое финансирование от Salomon Smith Barney и активно опекались Грубманом. По словам Гленна Уолдорфа, аналитика UBS Warburg, «Эти ребята решили, что им всем просто необходимо начать работать в области передачи данных. Они стремились завоевать этот новый рынок как можно быстрее, пока на него еще не вышли другие компании».

Грубман и руководители телекоммуникационных предприятий убеждали инвесторов в том, что рынок с легкостью проглотит вновь создаваемые мощности по передаче данных. Разъезжая по всей стране и посещая различные конференции, презентации и прочие мероприятия подобного рода, Кроу выступал перед собравшимися, очаровывая их своей уверенностью и своим «генеральским» голосом. Он уверял собравшихся в том, что телекоммуникационный сектор вступил в ту же стадию развития, которая в свое время породила массовую волну новых проектов в области компьютерных технологий и разработки программного обеспечения, многие из которых увенчались блестящим успехом. По его словам, «Новая высокотехнологичная экономика» позволит компаниям-новичкам, таким как Level 3, предложить клиентам больше мощностей по меньшим ценам, чем это могли бы сделать их зрелые конкуренты, такие как AT&T. В свою очередь, по мнению Кроу, спрос на эти новые сети резко возрастет после того, как к традиционной голосовой связи добавятся услуги по передаче электронной почты, фото – и видеоизображений и даже голограмм. Инвесторы охотно верили в то, в чем их стремились убедить Грубман и его партнеры, в результате чего цены на акции компаний-новичков быстро шли вверх.

Успех WorldCom оказался настолько впечатляющим, что возникло масса желающих повторить его на собственном опыте. Вновь образованные телекоммуникационные компании в массовом порядке обращались к Salomon Smith Barney за финансированием. Qwest, Global Crossing, Teligent, Winstar, Rhythm, Williams Communications, Focal, – этот список можно продолжать еще очень долго. В свою очередь, Грубман, стоявший за этим процессом, постепенно становился настоящей звездой. Он прошел длинный путь для того, чтобы стать тем, кем он стал. Сын простого менеджера строительной компании и продавщицы в магазине одежды, Грубман с 1977 по 1985 гг работал на AT&T, после чего решился попытать счастья на Уолл-Стрит. Однако, только после того, как в 1994 году он пришел на работу в Salomon Smith Barney, он, наконец, вступил на тот путь, который сделал его самым влиятельным аналитиком, работавшим с телекоммуникационными компаниями.

Секрет его успеха заключался в том, чтобы как можно сильнее сблизиться с руководителями тех телекоммуникационных компаний, акции которых он отслеживал. Он помогал им набирать для себя менеджеров, консультировал их по вопросам выбора стратегии развития и по вопросам планировавшихся слияний и поглощений. Так, например, в 1998 году он помог генеральному директору WorldCom Бернарду Эбберсу в подготовке поглощения компании MCI, которая была приобретена за $43 млн. Выступая перед Конгрессом по вопросам, касавшимся краха WorldCom, Грубман скромно признал, что он «…присутствовал на двух или трех заседаниях ее совета директоров».

С некоторыми своими партнерами Грубман поддерживал отношения в течение долгих лет. Так, например, Кларк МакЛеод продал созданную им компанию-оператора дальней связи еще в 1990 году: MCI приобрела это предприятие за $1.25 млрд, а сам МакЛеод положил в карман $50 млн. Затем, в середине 1990-х, Грубман и банкиры Salomon Smith Barney помогли ему основать новую компанию, McLeod Communications, предоставив в его распоряжение финансирование в объеме $3.4 млрд, пошедшее на создание 31 000-мильной сети телефонной связи. В те времена МакЛеод гордо обещал, что к 2007 году доходы его нового предприятия достигнут отметки в $11 млрд. Грубман советовал инвесторам приобретать акции McLeod Communications вплоть до января этого года, когда эта компания, заработавшая всего $1.8 млрд, была вынуждена объявить себя банкротом.

На первых порах вообще никого не интересовало, приносят ли эти вновь созданные телекоммуникационные компании деньги. Даже более зрелым предприятиям, таким как MCI и Sprint, потребовались годы инвестиций для того, чтобы создать свои сети. У MCI ушло более десятилетия на то, чтобы начать приносить прибыль. Когда в конце 1990-х гг Грубман помогал этим компаниям привлекать финансирование, Интернет-бум был в самом разгаре, и разговоры о грядущем резком росте объема передаваемых по сетям данных, который бы позволил всем этим вновь образованным компаниям начать делать деньги, звучали вполне правдоподобно. При этом, предполагалось (хотя никто не говорил об этом открыто), что, в конце концов, все эти компании-новички будут приобретены такими монстрами индустрии как WorldCom, AT&T или Bell.

На ситуацию пришлось взглянуть по-иному после того, как в марте 2000 года «мыльный пузырь» Интернет благополучно лопнул. Когда электронные компании начали одна за другой прогорать, рост объемов передаваемых данных замедлился. Степень использования вновь построенных оптоволоконных сетей сократилась всего до 3%, а цены на них начали падать со скоростью 50% в год. Неудивительно, что потоки финансирования телекоммуникационных компаний начали быстро иссыхать.

Телекоммуникационные боссы смогли понять, что им никогда не удастся реализовать громко обещанный ими рост доходов со скоростью 20% и более. Однако, вместо того, чтобы откровенно заявить об этом инвесторам, значительное их число предпочло пойти на махинации с отчетностью для того, чтобы убедить окружающий мир в стабильности своего положения. В течение первых шести месяцев 2001 года Qwest продала Global Crossings и другим компаниям сетевые мощности на $857 млн. За этот же период она приобрела у Global Crossings и других операторов мощности на $450 млн. В результате этих манипуляций доходы Qwest в первом полугодии выросли на 12%, тогда как без проведения этих операций рост доходов составил бы всего лишь 7%.

Проведение таких сделок позволило представителям высшего руководства телекоммуникационных компаний заранее подготовить себя к кризису индустрии. В мае прошлого года основатель Global Crossings Гэри Винник продал акции своей компании на $123 млн. В том же месяце основатель Qwest Филип Аншутц продал ее акции на $230 млн. В настоящее время SEC проводит расследование деятельности обоих указанных предприятий.

Сегодня, когда инвесторы потеряли на крахе телекоммуникационной индустрии триллионы долларов, а десятки компаний сектора были вынуждены объявить себя банкротами, все громче начинают раздаваться голоса о необходимости жестких действий в отношении виновных. Очевидно, что в подобных условиях Грубману придется вертеться еще быстрее, чем прежде. В настоящее время генеральный прокурор Нью-Йорка Спитцер проводит экспертизу отчетов Грубмана, сообщений, посланных им по электронной почте, и других документов. Если в ходе этого расследования будут найдены какие-либо нарушения, то Salomon Smith Barney придется заплатить штраф или даже уволить Грубмана. В свою очередь, ведущееся в настоящее время расследование генерального прокурора США может привести даже к выдвижению против Грубмана уголовных обвинений.

Два года назад Грубман гордо заявлял о том, что в своем лице он создал модель «аналитика нового типа». Было бы гораздо лучше, если бы эта «новая модель» никогда не воплощалась бы в жизнь…

Обсудить эту статью в форуме «Корпоративные финансы» >>>