"Корпоративщина" - новые правила игры (Украина)

Корпоративное управление

Автор:
Источник: журнал «Финансовый Директор ISSN 1680 - 1148» №1-2004г
Опубликовано: 20 сентября 2010

«Корпоративщина» – новые правила игры (Украина)

Новый, 2004 год, кроме всех прочих подарков, осчастливил как собственников, так и менеджмент предприятий новыми Гражданским (№ 435-IV от 16.01.2003 г.) и Хозяйственным (№ 436-IV от 16.01.2003 г.) кодексами. Изменения в существующем порядке функционирования акционерных обществ (АО), которые повлекли за собой вступление в силу упомянутых кодексов, однозначно приведут к перераспределению сфер влияния между участниками корпоративных отношений. Если меняются правила «игры», то, соответственно, должна поменяться и тактика «игроков».

Нововведения, зафиксированные в кодексах, затрагивают практически все аспекты деятельности акционерного общества. В частности, в документах по-новому интерпретируются вопросы создания АО, порядок принятия стратегических решений в акционерной компании, пересматриваются полномочия общего собрания акционеров и исполнительного органа. В рамках данной статьи мы рассмотрим изменения, связанные с частотой проведения общего собрания АО, созданием и отзывом исполнительного органа АО, а также рассмотрим перечень вопросов, принятие которых требует квалифицированного большинства голосов, и определение момента, с которого изменения в учредительные документы вступают в силу.

Частота проведения общего собрания. Частью 5 статьи 159 Гражданского кодекса (ГК) четко установлена обязанность акционерного общества, проводить общее собрание акционеров не реже, чем один раз в год.

Ныне действующее законодательство (ст. 45 Закона «О хозяйственных обществах» № 1576-XII от 19.09.1991 г.) содержит это же требование, но с оговоркой «…если иное не предусмотрено уставом». Законодатель предусматривал возможность созыва собрания чаще, чем один раз в год. Однако некоторые общества использовали данную лазейку и устанавливали в уставах периодичность созыва общего собрания один раз в 3-5 лет. Следует отметить, что в настоящее время законных оснований для их наказания нет. С введением в действие ч. 5 ст. 159 ГК положение изменится – проведение общего собрания акционеров реже, чем один раз в год, станет незаконным.

Таким образом, акционерам и руководителям АО, устав которых позволяет проводить собрания реже, необходимо не только задуматься, но и осуществить конкретные шаги по внесению изменений в устав. Ведь общее собрание в 2004 г. нужно будет проводить независимо от их желания. Кроме того, внесение изменений в устав для его приведения в соответствие с положениями нового ГК, позволит избежать санкций со стороны ГКЦБФР.

Создание и отзыв исполнительного органа АО. Частью 2 статьи 159 ГК вопросы создания и отзыва исполнительного органа отнесены к исключительной компетенции общего собрания акционеров.

На сегодняшний день действующим законодательством допускается делегирование этого полномочия наблюдательному совету. С 1 января 2004 г. такой возможности уже не стало. С сожалением можно констатировать, что данное изменение усложнит жизнь АО. На сегодняшний день большинство наблюдательных советов, кроме решения вопросов создания и отзыва исполнительного органа, определяют также критерии для кандидатов в члены исполнительного органа, устанавливают размер и форму их вознаграждения, принимают отчетность и т. д. Можно говорить, что все эти полномочия вытекают из создания исполнительного органа. Если же у них будет отобрано это полномочие, то всеми остальными их наделять будет нецелесообразно, поскольку в противном случае сложится ситуация, когда избирать будут одни, а определять условия работы и оплаты – другие. Сомнительно, что такая схема будет эффективно работать. Учитывая, что созыв и проведение общего собрания акционеров – процесс длительный во времени, то можно утверждать, что новый порядок крайне усложнит (если не исключит вовсе) возможность оперативного принятия решений (а это, в ряде случаев, имеет для общества определяющее значение).

Но все же есть в этом изменении и положительные стороны. С потерей такой важной функции наблюдательным советом укрепится положение руководителей АО. Ведь если раньше их мог снять в любой момент наблюдательный совет, то теперь у них будет время до проведения общего собрания провести необходимые переговоры. То есть, «дамоклов меч» отставки будет висеть над ними не каждый день, а только раз в год (внеочередные собрания акционеров пока не рассматриваем). Это, в свою очередь, должно способствовать стабилизации положения руководства АО и возможности планирования им своих действий на более далекую перспективу, нежели сейчас. Кроме того, в соответствии с положениями Гражданского кодекса, исполнительный орган АО может быть не только коллегиальным (дирекция или правление), но и единоличным. Иными словами, все функции управления могут быть возложены на директора (или гендиректора). При этом ГК предусматривает обязательное заключение контракта с руководителем. Так что директор, к тому же, может заранее четко оговорить все основания для своего увольнения.

Данное изменение сыграет на руку и миноритарным акционерам, которые теперь напрямую смогут участвовать в формировании исполнительного органа АО и им не нужно будет так сильно стремиться заполучить места в наблюдательном совете. Вспомните эпопею со срывами общих собраний компании «Укрнефть», когда миноритарии отказывались регистрироваться, т. к. им не предоставлялось место в наблюдательном совете…

Вопросы, принятие которых требует квалифицированного большинства голосов. Частью 2 ст. 159 ГК предусмотрено только два таких вопроса: внесение изменений в устав и ликвидация общества. Действующим законодательством (ст. 41 Закона «О хозяйственных обществах») к этой группе вопросов отнесены также решения о реорганизации общества (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) и создании дочерних предприятий, филиалов и представительств общества.

Данное новшество можно отнести к числу неприятных для миноритарных акционеров, поскольку таким способом они теряют даже минимальную защиту своих интересов от использования против них схемы, известной под названием «вывод активов». Инструментарий для подобных схем расширен за счет возможности проведения слияния, разделения и т. п. на условиях, выгодных акционерам, обладающим пакетом 50% + 1 акция. А ведь на сегодняшний день ни кодексами, ни ныне действующим законодательством не установлено почти никаких правил проведения реорганизационных процедур, гарантирующих защиту прав акционеров и кредиторов.

Кроме миноритариев, негатив «прочувствуют» кредитный рынок и рынок портфельных инвестиций: кредиты будут выдаваться только под залог (а как иначе, если активы могут быть запросто выведены), а портфельные инвесторы не будут заинтересованы в покупке незначительных пакетов акций, в виду невозможности даже минимально защитить «наполненность» своих акций активами АО. Единственное, что остается у миноритариев – это возможность требования обязательного выкупа акций, который АО обязано осуществить в случае принятия решения о реорганизации. Это право имеют акционеры, не голосовавшие за принятие такого решения, на основании п. 1.7 Положения «О порядке регистрации выпуска акций при реорганизации обществ», утвержденного Решением ГКЦБФР № 221 от 30.12.1998 г.

С другой стороны, данное изменение будет крайне интересно для фактических собственников АО (речь идет о владельцах пакетов 50%+1 акция). Ведь теперь у них появится больше возможностей в использовании такого инструмента, как реорганизация для продажи крупного объекта или дочернего предприятия, защиты от недружественного поглощения и т. п.

Момент вступления в силу изменений, внесенных в учредительные документы АО. Часть 5 статьи 89 ГК устанавливает, что для третьих лиц изменения, внесенные в учредительные документы, вступают в силу с момента их государственной регистрации (а в случаях, предусмотренных Законом, с момента уведомления регистрирующего органа о таких изменениях). Что же касается самого общества, его учредителей и третьих лиц, которые действовали уже с учетом принятых изменений, то они не смогут аргументировать в суде свои требования только тем фактом, что изменения не были зарегистрированы.

Это, в свою очередь, раз и навсегда решает давний вопрос, с какого момента вступают в силу изменения в устав АО: с момента принятия решения об этом (т. е. с момента объявления результатов голосования на общем собрании акционеров) или с момента государственной регистрации изменений и дополнений? В виду того, что до сих пор четких и недвусмысленных ответов на эти вопросы действующее законодательство не давало, мы имели неоднозначную судебную практику.

На первый взгляд, столь несущественная мелочь, на практике ощутимо усложняла жизнь отечественным АО. Скажем, чтобы предотвратить в будущем судебные тяжбы, акционерному обществу приходилось проводить в два приема изменение порядка избрания исполнительного органа и избрание его состава. Таким образом, сначала регистрировались изменения в устав, потом, на основании этих изменений, формировался состав исполнительного органа.

Соответственно, процедура неоправданно растягивалась во времени, требовала дополнительных финансовых затрат. Не говоря уже о том, что в этот период об эффективном управлении предприятием не могло быть и речи – кто же станет качественно управлять, зная, что его все равно снимут?

Теперь же не надо будет подстраховываться и проводить собрания в «два этапа»: на одном собрании вносить изменения в устав и регистрировать их в установленном порядке, а уже на втором собрании избирать исполнительный орган по новой процедуре. Все значительно упрощается.

Кроме того, оба кодекса на удивление единодушно признали устав АО единственным учредительным документом. Теперь, наконец, нет необходимости постоянно вносить изменения в учредительный договор. А, значит, менеджменту АО уже не придется собирать подписи всех его учредителей, иногда уже и не имеющих к предприятию никакого отношения, чтобы, скажем, оформить изменение размера уставного фонда.

В целом же можно говорить о том, что изменения, устанавливаемые новыми Гражданским и Хозяйственным кодексами, носят благоприятный характер. Однако наличие этих изменений абсолютно не отменяет необходимости принятия специального профильного закона об акционерных обществах, который бы окончательно расставил все точки над i.


Автор: