Рынок больших возможностей

Российский опыт

Автор:
Источник: Управление компанией
Опубликовано: 8 февраля 2008

Сегодня среди профессиональных инвесторов отмечается рост интереса к венчурным инвестициям . Весьма значительна доля вложений в интернет – компании , а также в сферу IT , мультимедиа и нанотехнологий . Крупные российские и международные инвестиционные группы активно вкладывают средства в российскую high-tech индустрию . Начал формироваться институт профессиональных «бизнес – ангелов» .

Тенденции и проблемы рынка венчурного инвестирования

В настоящее время российский рынок венчурного капитала стремительно развивается. Многие предприятия разрабатывают масштабные проекты, рассчитывая на долгосрочную перспективу.

Растут объемы контрактных исследований и связанные с ними бюджеты на покупку небольших команд разработчиков и малых высокотехнологичных компаний. На рынке появляются профессиональные инвесторы, размещающие свой капитал в венчурные компании, способные стать потенциальными объектами для поглощения крупными игроками рынка. Происходит становление нового профессионального финансового сектора венчурных фондов, в сфере интересов которых лежат проекты и компании на ранних стадиях их развития.

На сегодняшний день несколько биржевых площадок заявили о намерении создать секции по торговле акциями небольших венчурных компаний, способные повысить ликвидность венчурных проектов и создать неплохие перспективы выхода для инвесторов.

Но, несмотря на отмеченные позитивные тенденции, существует и ряд негативных факторов, которые предстоит преодолеть российскому рынку венчурного инвестирования в ближайшем будущем. В первую очередь необходимо выделить ограниченное количество так называемых «качественных» и интересных проектов на рынке, подразумевающих:

  • наличие сильной управленческой команды;
  • наличие разработанного бизнес-плана;
  • наличие стратегического видения развития компании;
  • понимание перспектив развития технологии, лежащей в основе бизнеса;
  • наличие понятной стратегии выхода для инвестора;
  • защищенность интеллектуальной собственности, наличие российских или международных патентов;
  • проработанность маркетинговой стратегии и некоторые другие.

Как правило, у проектов, представленных на рынке, наблюдаются следующие недостатки:

  • сильная команда, но слабая идея, невнятная бизнес-модель;
  • сильная идея или технология, но слабая команда;
  • реже — сильная команда и идея, но непрофессионально подготовленное предложение для фонда.

Для России больше подходит модель венчурных фондов, ориентированная на широкий спектр технологий, без привязки к какой-то одной области.

В Силиконовой долине, где родилось венчурное инвестирование, по такой модели работают, пожалуй, самые успешные венчурные фонды, такие как Sequoia, Kleiner Perkins Caufield & Byers и др. Цель применяемой в данном случае стратегии — это прежде всего фокусирование на понятной бизнес-модели, сильной команде и рынках, на которые ориентируется компания, а не на какой-то специализированной отраслевой нише.

На рынке работает большое количество некрупных компаний, сумевших сделать свои научные идеи выгодными с коммерческой точки зрения. Это высокомобильные коллективы, состоящие из нескольких разработчиков и сумевшие довести годовой оборот своего бизнеса до 1—2 млн долл. Но таким компаниям присущ ярко выраженный тактический подход к ведению и развитию бизнеса, несмотря на очень серьезную и уникальную научно-техническую компетенцию, поэтому венчурные и инвестиционные фонды часто отказывают им. Тем не менее, выйдя на уровень понимания бизнес-процессов в долгосрочной перспективе, эти компании могут стать потенциально привлекательными для венчурных инвесторов.

Рынок испытывает дефицит профессионалов, знающих российскую специфику, умеющих наладить стабильный поток проектов и обладающих опытом работы в период ранней стадии их развития. Для этого необходимо изучить технологию, освоить организацию

НИОКР, разобраться в тонкостях научно-технической экспертизы. По нашим оценкам, в России насчитывается всего четыре-пять профессиональных венчурных фондов, работающих с компаниями на ранних стадиях развития.

В России еще слабо развит институт защиты интеллектуальной собственности. К сожалению, российские патенты не могут профессионально защитить интересы инвестора на международном рынке. Пока они не могут обеспечить высокий уровень защиты и в нашей стране, особенно если возникают спорные ситуации и речь идет о незаконном использовании интеллектуальной собственности. Это очень серьезная преграда на пути развития венчурной высокотехнологичной индустрии. Прецедентов судебного наказания нерадивых предпринимателей за несанкционированное использование интеллектуальной собственности в коммерческих целях практически нет, что в значительной степени сдерживает интерес инвесторов к новым российским технологиям.

К характеристикам неразвитого рынка венчурного инвестирования можно отнести и начальную стадию формирования института «бизнес-ангелов». Сейчас можно назвать две-три профессиональные компании, предлагающие услуги «ангельского» финансирования для проектов, которые пока «не доросли» до готовности принять инвестиции из венчурных фондов. Положительным моментом можно считать формирование объединений (в том числе и на региональном уровне), способствующих установлению прозрачных и понятных для всех правил игры.

Венчурные инвесторы, работающие с малыми высокотехнологичными компаниями, сталкиваются с целым рядом других проблем, среди которых:

  • наличие на рынке множества проектов с хорошим ноу-хау, но ориентированных на очень маленький и сегментированный рынок;
  • невысокий профессионализм при оформлении документов в среде предпринимателей;
  • недостаток современных мощностей (оборудования), производственных площадок, стендовых баз;
  • отсутствие аналога соглашения акционеров ( shareholders' agreement ) в российском законодательстве;
  • сложность защиты интересов как предпринимателей, так и инвесторов в российском корпоративном праве;
  • разрыв между венчурными фондами и высокотехнологичными проектами;
  • отсутствие широкой практики выплаты роялти;
  • неразвитость института «бизнес-ангелов» и профессиональных инвестиционных консультантов.

Государство должно помочь

Отдельно следует остановиться на частно-государственной инициативе создания венчурных фондов в форме закрытых паевых инвестиционных фондов (ЗПИФов), реализуемой Министерством экономического развития и торговли РФ. Несмотря на ряд высказанных в инвестиционном сообществе замечаний о неудобстве данной формы применительно к венчурным фондам, на практике большинство недостатков преодолимы. Благодаря активной совместной работе инвестиционного сообщества и государства (МЭРТ и ряда региональных властей) многие правовые ограничения удалось если не преодолеть, то хотя бы наметить пути их постепенной минимизации. «Проблемными» для инвесторов являются следующие аспекты:

  • ограниченный для ЗАО и ООО список правовых форм, допустимых для объектов инвестирования (проектных компаний);
  • невозможность инвестировать траншами, связанная с запретом инвестирования в аффилированные юридические лица управляющей компании;
  • запрет на приобретение векселей и облигаций у проектных компаний;
  • невозможность выдачи займов проектным компаниям;
  • ограничение на размер вознаграждения управляющей компании в размере меньшем, чем принято в индустрии;
  • невозможность получения управляющей компанией вознаграждения за успех по итогам деятельности фонда, связанная с принципами бухгалтерского учета в ПИФе;
  • ограничения, налагаемые российским корпоративным правом на возможность прописать в уставе проектной компании защиту интересов фонда — миноритарного акционера, практическая неосуществимость дополнительных соглашений с мажоритарным акционером;
  • отсутствие аналога обязательств инвестиционного характера ( сapital commitment ) в российском праве;
  • нецелесообразные затраты на независимого оценщика «на полпути» работы фонда для оценки стоимости проектных компаний.

Помимо перечисленных проблем существует географическое ограничение, так как данные фонды создавались с фокусом на развитие регионов. Управляющая компания венчурного фонда вынуждена работать под жестким контролем Федеральной службы по финансовым рынкам.

Подобная форма частно-государственного партнерства все же дает много преимуществ, и прежде всего — жесткий контроль со стороны государства, защищающего интересы не только частных вкладчиков, но и компаний, в которые осуществляются инвестиции. Это повышает доверие к венчурному инвестору и крайне важно на начальном этапе становления индустрии. Полная прозрачность и независимость управляющей компании от пайщиков фонда помогают избежать конфликта интересов.

Создание коллективного инструмента, каковым является закрытый паевой инвестиционный фонд, с участием государства способно в значительной степени уменьшить риск доминирования какого-то одного из пайщиков.

Заинтересованность министерств и ведомств России в успехе проекта обусловливает их усилия, направленные как на быстрое формирование правого поля, способствующего эффективной работе венчурной индустрии, так и на оказание посильной помощи на местах.

Начало большого пути

На мой взгляд, пока рано делать выводы об эффективности программы частно-государственного партнерства в области венчурных фондов. Но уже сейчас можно сказать, что регионы по-разному подготовились к программе частно-государственного партнерства в венчурной сфере. Например, в Пермcком крае и республике Мордовия региональные власти провели большую подготовительную работу перед приходом профессиональных инвесторов. Администрации этих субъектов федерации создали благоприятные условия для венчурных инвестиций, была выстроена прозрачная система seed -финансирования (финансирования на начальной стадии проекта), подключены программы НИОКР для поддержки проектов, в которых пока еще не пройдены технологические риски. У местных властей сформировалось хорошее понимание возможностей и места венчурных фондов в системе поддержки малого инновационного предпринимательства.

Между тем ряд других представителей региональных властей пока не понимает сути инструмента венчурного инвестирования. Так, например, в некоторых регионах до сих пор бытует мнение, что венчурные инвестиции — это что-то вроде грантов, которые венчурные фонды должны раздавать сотнями в год.

С другой стороны, региональным чиновникам необходимо каждый год отчитываться за выделяемые ежегодно субвенции из регионального бюджета, поступающие в фонды. Объяснить контролирующим инстанциям тот факт, что государственные деньги направляются в фонд на семь лет, когда отчитываться за использование средств необходимо уже в конце текущего года, не всегда представляется возможным. В этих условиях на региональных чиновников и управляющие компании оказывается серьезное давление с требованием как можно быстрее инвестировать средства фондов в проекты. Это, конечно, сказывается на качестве отбираемых проектов.

Необходимо еще раз подчеркнуть, что российская венчурная индустрия все еще находится в зачаточном состоянии. Рынок венчурного капитала, по нашим оценкам, не превышает 300 млн долл., а с учетом скрытых частных вложений «бизнес-ангелов» едва достигает в совокупности 450— 600 млн долл. Это весьма скромные показатели для российской экономики. Однако внушает оптимизм то, что темпы роста этого рынка опережают и общеевропейские, и американские. Уже сейчас они составляют более 100—150% в год. По самым скромным предположениям, к 2010 г. рынок венчурных инвестиций превысит 2,5—3 млрд долл. У России есть возможность заимствовать то лучшее из модели построения венчурной индустрии, что может предложить мировой опыт. Некоторое затишье на рынках США и ЕС способствует привлечению опытных предпринимателей в Россию. Важно, чтобы при таких темпах роста инфраструктура рынка была способна «переварить» предложение денег. Речь идет о запоздалых государственных инициативах по законодательному регулированию рынка интеллектуальной собственности, о повышении культуры и профессионализма предпринимателей, принявших решение заняться венчурным высокотехнологичным бизнесом, повышении интенсивности корпоративных НИОКР в российских компаниях, создании стабильного спроса на нововведения со стороны крупного бизнеса, формировании сегмента профессиональных венчурных фондов и «бизнес-ангелов» и т. д. При условии решения проблем и установления прозрачных и понятных для всех правил игры Россию ждет активное развитие венчурной индустрии. Следующая часть —>

Автор: