Учет запасов, или «новый крестовый поход»

IAS: искусство иллюзии

Автор:
Опубликовано: 16 сентября 2005

Темы предыдущих статей, посвященных «маленьким хитростям» использования Международных стандартов финансовой отчетности (IAS), — Goodwill (деловая репутация), обесценение активов и условные события — не относятся к числу повседневных для российского бухгалтерского учета. Но не все в международных стандартах представляет собой экзотику, далекую от российской действительности. В очередной статье мы рассмотрим учет запасов и то, как выбранные методы учета могут влиять на финансовые показатели компании, в том числе на прибыль.

Не ФИФО, а FIFO

В международных стандартах этому вопросу посвящен IAS 2, который применяется как для учета нереализованных запасов, так и для определения себестоимости запасов при их реализации (то есть при их признании в качестве расходов).

Но прежде чем переходить к тому, каким образом можно приукрасить или, наоборот, ухудшить финансовую отчетность с помощью IAS 2, как всегда, начнем со сравнения международных стандартов IAS и российского бухгалтерского и налогового учета.

Приказом Минфина РФ от 9 июня 2001 года №44н утверждено положение по бухгалтерскому учету «Учет материально-производственных запасов ПБУ 5/01». ПБУ 5/01 вводится в бухгалтерскую отчетность начиная с 2002 года и заменяет ранее действовавшее ПБУ 5/98. Существенных различий в основных способах учета запасов при отпуске в производство между IAS 2 и ПБУ 5/01 нет.

В соответствии с п. 16 ПБУ 5/01 может применяться один из следующих способов:

  • по себестоимости каждой единицы;
  • по средней себестоимости;
  • по себестоимости первых по времени приобретений материально-производственных запасов (способ ФИФО);
  • по себестоимости последних по времени приобретений материально-производственных запасов (способ ЛИФО).

По каждой группе (виду) материально-производственных запасов может использоваться любой из указанных способов при условии последовательности применения избранной учетной политики.

В IAS для запасов, не являющихся взаимозаменяемыми, учет ведется только по себестоимости каждой единицы (IAS 2.19). Для взаимозаменяемых запасов основным подходом к учету считается метод FIFO (аббревиатура от first-in, first-out) и средневзвешенная стоимость, а метод LIFO (last-in, first-out) – альтернативным.

Налоговый кодекс РФ тоже допускает применение одного из этих методов для целей налогообложения при определении размера материальных расходов (п. 8 ст. 254 НК) и еще в случае реализации покупных товаров для определения стоимости приобретения данных товаров (пп.3 п.1 ст. 268 НК).

Как из запасов сделать прибыль

А теперь перейдем непосредственно к IAS 2 и рассмотрим, как, применяя тот или иной метод оценки запасов (FIFO или LIFO), компания может повлиять на себестоимость остатков запасов и свою прибыль.

Если используется метод LIFO, это означает, что в остатках числятся запасы по ценам первой закупки (IAS 2.23), так как при продаже реализованной части запасов в себестоимость закладывалась цена последней закупки. Если за период с первой покупки цены на данные запасы выросли, то в остатках будут числиться запасы по наименьшей (первоначальной) стоимости.

Поскольку метод LIFO, как уже говорилось выше, — это альтернативный метод, то в отчетности должна быть раскрыта разница между величиной запасов в балансе и рассчитанной по методу FIFO (IAS 2.36). Если применяются методы FIFO или средневзвешенная стоимость, то такие расчеты не приводятся. С другой стороны, при использовании метода FIFO в случае продолжительного падения рыночных цен на данный вид запасов при реализации их остатков сумма расхода будет больше, чем рассчитанная по методу LIFO.

Если в результате применения одного из методов на конец отчетного года в балансе будут числиться запасы выше их текущей рыночной стоимости, то в российской отчетности в соответствии с п. 25 ПБУ 5/01 их следует отражать за вычетом резерва под снижение стоимости материальных ценностей.

В IAS запасы должны оцениваться по наименьшей из двух величин: себестоимости и возможной чистой цене продаж (IAS 2.6). Но в подходах к оценке возможной чистой цены продаж, учитывающей колебания цены, есть отличия от ПБУ 5/01. Так, согласно IAS 2.29, сырье и материалы в запасах не списываются ниже их себестоимости, если цена готовой продукции, в которую они будут включены, предположительно окажется выше этой себестоимости.

LIFO – друг «медведя»

В качестве иллюстрации рассмотрим ситуацию на примере гипотетической компании, работающей на рынке нефти, и покажем влияние выбранного метода учета себестоимости запасов (FIFO или LIFO) на величину прибыли от продаж, отраженной в финансовой отчетности компании. Расчет для метода средневзвешенной стоимости не приводится, так как этот метод дает приблизительно среднее значение между LIFO и FIFO.

Пусть компания А занимается добычей нефти и ее последующей продажей на рынке. Допустим, что в первый год компания прогнозирует спад на рынке («медвежий» тренд), а на второй год — «бычий» рынок (возврат цен на уровень предшествующего года). Уместно предположить, что себестоимость добычи нефти находится в прямой зависимости от рыночной цены.

Первый год — «медвежий» рынок (цены падают).

Рассмотрим ситуацию на двух сделках (таблица 1).

Таблица 1. Динамика себестоимости добычи и цены продаж в первый год

Цена запасов (себестоимость добычи), долл./баррель Цена продаж, долл./баррель
На начало года 18 28
Сделка 1 16 22
Сделка 2 15 19

Применение метода LIFO даст следующие результаты.

При продаже партии нефти по рыночной цене 22 доллара за баррель расчетная прибыль от сделки составит: 22 — 16 = 6 долларов за баррель, так как себестоимость, согласно IAS 2.23, определяется по формуле: первым продали то, что купили последним (last-in, first-out).

При продаже следующей партии по цене 19 долларов за баррель расчетная прибыль от сделки составит: 19 — 15 = 4 доллара за баррель.

Итого прибыль от продаж нефти составит 10 долларов за баррель, а себестоимость нереализованных запасов — 18 долларов за баррель.

Применение метода FIFO даст следующие результаты.

При продаже партии нефти по рыночной цене 22 доллара за баррель расчетная прибыль от сделки составит: 22 — 18 = 4 доллара за баррель, так как себестоимость, в соответствии с IAS 2.21, определяется по формуле: первым продали то, что купили первым (first-in, first-out).

При продаже следующей партии по цене 19 долларов за баррель расчетная прибыль от сделки составит: 19 — 16 = 3 доллара за баррель.

Итого прибыль от продаж нефти составит 7 долларов за баррель, а себестоимость нереализованных запасов — 15 долларов за баррель.

Если компания А применяет метод LIFO для определения себестоимости запасов на текущий год, то в отчетности, согласно IAS 2.36, раскрывается разница между балансовой стоимостью запасов, указанных в отчетности, и той их стоимостью, которая была бы получена при использовании метода FIFO (в нашем примере: 18 — 15 = 3 доллара за баррель).

Второй год — «бычий» рынок (цены возвращаются на прежние позиции). Как и в первом случае, рассмотрим две сделки (таблица 2).

Таблица 2. Динамика себестоимости добычи и цены продаж в первый год

Цена запасов (себестоимость добычи), долл./баррель Цена продаж, долл./баррель
На начало года 15 19
Сделка 1 16 22
Сделка 2 18 28

Применение метода LIFO даст следующие результаты.

При продаже партии нефти по рыночной цене 22 доллара за баррель расчетная прибыль от сделки составит: 22 — 16 = 6 долларов за баррель.

При продаже следующей партии по цене 28 долларов за баррель расчетная прибыль от сделки составит: 28 — 18 = 10 долларов за баррель.

Итого прибыль от продаж нефти составит 16 долларов за баррель, а себестоимость запасов — 15 долларов за баррель.

Применение метода FIFO даст следующие результаты.

При продаже партии нефти по рыночной цене 22 доллара за баррель расчетная прибыль от сделки составит: 22 — 15 = 7 долларов за баррель.

При продаже следующей партии по цене 28 долларов за баррель расчетная прибыль от сделки составит: 28 — 16 = 12 долларов за баррель.

Итого прибыль от продаж нефти составит 19 долларов за баррель, а себестоимость запасов —18 долларов за баррель.

Если компания А решает использовать метод LIFO для определения себестоимости запасов на текущий год, то балансовая стоимость запасов, указанных в отчетности, окажется меньше стоимости запасов, рассчитанной по методу FIFO, следовательно, раскрытие дополнительной информации в соответствии с IAS 2.36 не требуется.

Заклинание для финансовых кудесников Как видно из рассмотренного примера, нефтяная компания, удачно прогнозируя динамику цен на рынке, может использовать тот или иной метод учета себестоимости запасов для сокрытия полученной прибыли или ее искусственного завышения (таблица 3).

Таблица 3. Сопоставление финансовых результатов компании А, полученных с использованием различных методов учета запасов

1-й год 2-й год
Прибыль от продаж (долл./баррель):
FIFO 7 19
LIFO 10 16
Запасы на конец отчетного периода (долл./баррель):
FIFO 15 18
LIFO 18 15
Раскрытие информации в отчетности при применении метода LIFO в соответствии с IAS 2.36 Да Нет

Если компания заинтересована в занижении прибыли от продаж в предоставляемой финансовой отчетности, то она должна использовать следующую формулу: «бычий» рынок — LIFO, «медвежий» рынок — FIFO (1). Для получения обратных результатов (завышения прибыли в финансовой отчетности) используется обратная зависимость: «бычий» рынок — FIFO, «медвежий» рынок — LIFO (2).

Нюансы

  1. Если у запаса есть срок годности, то фирмы получают дополнительные возможности варьировать своей прибылью. Так, в отчетности компании, применяющей метод LIFO, может быть отражено хранение на складе просроченного товара (по сниженным ценам), тогда как на практике этот товар давно реализован и остатки заменены новыми поступлениями.
  2. В российском бухгалтерском учете компания не сможет изменить учетную политику на очередной год по своему желанию, для того чтобы применить формулы 1 или 2 в зависимости от колебания рыночных цен. В соответствии с п. 16 ПБУ 1/98 менять ее можно только в случаях:
  • изменения законодательства РФ или нормативных актов по бухгалтерскому учету;
  • разработки организацией новых способов ведения бухгалтерского учета (что предполагает более достоверное представление фактов хозяйственной деятельности в учете и отчетности организации или меньшую трудоемкость учетного процесса без снижения степени достоверности информации);
  • существенного изменения условий деятельности (оно может быть связано с реорганизацией, сменой собственников, изменением видов деятельности и т.п.)

От теории к практике

А теперь на примере Royal Dutch/Shell, BP Amoco и Chevron Texaco посмотрим, как тот или иной выбранный способ учета запасов влияет на финансовые результаты крупнейших мировых нефтяных компаний. Подчеркнем, что все указанные компании применяют не международные стандарты IAS, а национальные стандарты GAAP (голландский, британский и американский соответственно). В одной из будущих статей мы обязательно коснемся темы различий между IAS и GAAP, но на данный момент заметим лишь, что методы оценки запасов для этих стандартов одинаковы.

Сначала проследим динамику цен на нефть за последние годы:

  • в 1999 году и в течение большей части 2000 года наблюдался «бычий» рынок (цены выросли с 10,16 до 24,35 доллара за баррель, временами подскакивая выше 30 долларов);
  • декабрь 2000—2001 год — «медвежий» рынок (цена упала с 30,56 до 15,95 доллара за баррель), исключением стал короткий период сразу после терактов в США;
  • в 2002 году рынок снова становится «бычьим» — наблюдается медленный возврат к прежним позициям.

Колоссальная международная группа Royal Dutch/Shell в своей учетной политике определила, что ее подразделения в США и Канаде применяют метод LIFO, а все остальные — FIFO. Замечание для пытливого читателя: если бы Royal Dutch/Shell использовала IAS, то компания должна была выбрать единый метод учета запасов при составлении консолидированной отчетности группы независимо от региона. Данная позиция была разъяснена Постоянным комитетом по интерпретации (ПКИ) международных стандартов в ПКИ-1 и применяется с 1 января 1999 года. Результатом того, что Royal Dutch/Shell применяет оба способа учета запасов одновременно (уникальная возможность, которую ей предоставляет голландский стандарт GAAP), является редкая стабильность финансовых показателей группы и их низкая зависимость от динамики нефтяных цен. А уж о множестве дополнительных возможностей манипулирования оценкой запасов, которые открываются перед компанией в результате использования подобной практики, мы предпочтем умолчать.

Для всех остальных компаний влияние динамики нефтяных цен на финансовые результаты оказывается гораздо более заметным. Сравним отчетность двух других нефтяных гигантов — BP Amoco и Chevron Texaco. Начнем с компании BP Amoco, применяющей метод FIFO.

С 1999 года у компании показатели объема продаж, как и остатки запасов на отчетную дату, ежегодно возрастают. При этом применение метода FIFO позволило BP Amoco в 1999-м и 2000 году получить гораздо больше прибыли, чем если бы компания использовала метод LIFO. Но в 2001 году, когда на нефтяном рынке господствовал «медвежий» тренд, BP Amoco имела значительно меньшую прибыль (6,556 млн долларов) по сравнению с 2000 годом (10,120 млн долларов), хотя обороты компании возросли. Предположительно, одной из причин снижения прибыли в 2001 году явилось применение метода FIFO.

Перейдем к анализу отчетности Chevron Texaco, которая применяет метод LIFO для учета нефти и нефтепродуктов. (К слову сказать, группа компаний Chevron Texaco зарегистрирована в штате Делавэр. Для тех, кто не в курсе: штат Делавэр в США играет ту же роль, что Ингушетия в России, то есть это «налоговый рай».) Объем продаж и прибыль у Chevron Texaco, так же как у BP Amoco, с 1999 года выросли, но применение метода LIFO неизбежно привело к уменьшению величины налогооблагаемой прибыли. Период с 2000-го по июль 2001 года (сильный спад нефтяных цен) компания перенесла не только без огромных потерь (у BP Amoco потери прибыли составили около 3,6 млрд долларов), но и смогла резко улучшить свои финансовые показатели: прибыль с 3247 млн долларов в 1999 году возросла до 7511 млн в 2000-м и 4285 млн — в первом полугодии 2001 года.

Англосаксонские крестоносцы

BP Amoco, не выдержав давления рынка, была вынуждена прибегнуть к политическим ухищрениям для поддержания своего стабильного финансового состояния и использовать свои прочные связи как в Лондоне, так и в Вашингтоне. Есть основания полагать, что именно BP Amoco лоббирует идею «нового крестового похода» против Ирака, стремясь удержать международную военно-политическую напряженность (а заодно и цены на нефть!) на максимально высоком уровне.

Если проанализировать мировые цены на нефть в достаточно протяженной ретроспективе, то несложно обнаружить, что крупнейшие скачки цен почти всегда были связаны с Ираком (1980—1981 годы — ирано-иракская война, октябрь 1990 года — нападение Ирака на Кувейт, октябрь 1996-го — бомбардировка южных территорий Ирака силами США)…

Делая ставку на крупный военный конфликт в Ираке, BP Amoco убивает сразу нескольких зайцев:

  • повышаются цены на нефть, а значит, компания решит финансовые проблемы;
  • конкуренты будут вынуждены идти на дополнительные финансовые затраты для адаптации к новым реалиям;
  • получение новых госзаказов на обеспечение техники для военных действий (самолеты, равно как корабли и танки, должны же чем-то заправляться).

Во избежание нежелательных осложнений, как всегда, заявляем: все это, конечно, только наши домыслы. Однако мы посчитали не лишним познакомить с ними пытливого читателя. А окончательные выводы, разумеется, он будет делать сам.

Автор: