Возможности и опасности M&A

Слияния и поглощения

Автор:
Источник: Управление компанией
Опубликовано: 20 августа 2007

«Упрямая вещь» статистика вполне однозначно показывает, насколько быстро процессы слияний и поглощений перестают быть инструментами исключительно транснациональных корпораций и столпов отечественного предпринимательства. В последние годы вовлеченность малого и среднего бизнеса в процессы M&A (Mergers & Acquisitions – англ. «слияния и приобретения») неуклонно растет. Хотя данные изменения, особенно в части стоимостной составляющей рынка, фиксируются на уровне десятых долей – единиц процентов, можно уверенно говорить о том, что в ближайшие годы использование цивилизованных механизмов передачи корпоративного контроля станет эффективным инструментом стратегии развития и элементом конкурентной борьбы мелких и средних частных компаний.

М&A: новые горизонты

В каких случаях следует рассматривать слияния и поглощения в качестве элемента развития бизнеса? Очевидно, в первую очередь это зависит от того, кто планирует окунуться в океан сделок M&A: «компания-цель» или «компания-инвестор». Пожалуй, самым наглядным примером для первых является РАО «ЕЭС» со своей стратегией реформирования. Не останавливаясь на реформе как таковой, отметим чрезвычайно эффективный механизм выхода из непрофильных бизнесов. Как известно, в РАО уже несколько лет действует система продаж непрофильных активов с использованием профессиональных консультантов – оценщиков и аген

тов по продаже (как правило, финансовых и юридических консультантов).

Этот же принцип должен, по нашему мнению, распространяться и на средний бизнес. Сменяются поколения, сменяются интересы собственников, их мировоззрение. Возможно, начинают поступать предложения о покупке бизнеса – в такой ситуации, как показывает опыт, даже человеку, внутренне готовому к продаже своего дела, сложно выйти из него самостоятельно, не прибегая к известной формализации процесса.

Многим частным компаниям мешает развиваться именно многопрофильность бизнеса. Транспортный цех, или комбинат питания, или даже производство, если оно неконкурентносопосбно, не говоря уже о сосредоточении в руках одного собственника абсолютно разноплановых бизнес-единиц, – все это годами может использоваться для «оптимизации» деятельности, но в конечном счете часто приводит к упущению выгодных возможностей, когда в условиях меняющегося состояния рынка можно выгодно избавиться от стагнирующе-го бизнеса и сосредоточиться на более перспективных направлениях.

Частным случаем выхода из бизнеса является передача части корпоративного контроля.

Если не брать во внимание фонды прямых инвестиций, то привлечение стратегического партнера обычно имеет целью объединение взаимодополняющих возможностей – либо для более эффективной конкурентной борьбы, либо для последующего поглощения более крупного конкурента.

Компании-инвесторы участвуют в сделках, как правило, в трех случаях: во-первых, рассчитывая за счет роста валовых показателей добиться улучшения показателей качественных; во-вторых, желая повысить стоимость компании в связи с планируемыми корпоративными событиями; в-третьих, когда в условиях насыщенности рынка экстенсивное развитие возможно только за счет покупки конкурента. Последний случай характерен при экспансии более-менее крупных региональных или федеральных компаний в большинстве регионов РФ. Протекционистская политика властей, раздел рынка между местными игроками – как правило, наличие даже одного подобного фактора не оставляет инвестору иных возможностей.

Типичный пример использования технологий M&A в корпоративных целях – скупка конкурентов с целью продать компанию после отладки бизнес-процессов на гораздо более выгодных условиях. Часто компании предпринимают этот шаг при подготовке к выходу на открытый долевой или долговой рынок: всегда проще убедить инвесторов вкладывать деньги в большой, сильный бизнес.

Возможностей для реализации технологий M&A предостаточно. Имеет смысл разделить их на сделки и процедуры. Под последними следует понимать реорганизацию и эмиссию ценных бумаг, несмотря на дискуссион-ность вопроса о том, считать ли их сделками исходя из наличия в определенных элементах данных процедур признаков сделки в соответствии с ГК РФ.

Мы полагаем, что в целях классификации стоит проводить именно такое деление, основанием для которого служит в первую очередь степень нормативной регламентации процесса передачи корпоративного контроля: свобода договора и возможностей их конструирования, присущая договорным отношениям, и заранее определенная последовательность действий, принципиально от воли сторон не зависящая, при эмиссии и реорганизации. При этом процедуры часто или сопровождаются сделками, или завершаются ими.

Ошибки и риски сторон

Реорганизация

В качестве способов реорганизации выделяют слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование. Это самый формализованный, самый регламентированный, но наименее востребованный на рынке M&A способ консолидации активов или выхода из непрофильных бизнес-единиц. Данный способ сопряжен с длительными корпоративными процедурами (соблюдение требований законодательства о порядке подготовки, созыва и проведения общих собраний акционеров; требований к самой реорганизации – инвентаризация, составление и сдача отчетности, согласительные процедуры; требований к эмиссии ценных бумаг) и высокими затратами на осуществление. Кроме того, исходя из современных бизнес-реалий не всегда целесообразно осуществлять консолидацию активов («выходить» из непрофильных) именно таким способом.

Несоблюдение требований законодательства на этапах реорганизации может сделать невозможным функционирование реорганизованных компаний. Было бы ошибкой полагать, что процедура реорганизации начинается с принятия соответствующего решения. В зависимости от способа реорганизации ему должны предшествовать как проведение корпоративных мероприятий в самом обществе, так и совместные действия органов управления (при присоединении и слиянии).

Однако и этого недостаточно. После оформления корпоративных процедур и действий необходимо сдавать документы на государственную регистрацию выпуска ценных бумаг в ФСФР (применительно к АО).

Практика показывает, что контроль за соблюдением требований законодательства в наиболее полной мере проявляет именно данное ведомство, поскольку свобода в части подготовки документов и своевременности и полноты тех или иных решений досконально проверяется именно при регистрации выпусков ценных бумаг в случае реорганизации юридических лиц.

Но самая главная ошибка, которая может поставить крест на всей длительной и дорогостоящей процедуре реорганизации, – это недостаточное понимание субъектами реорганизации целей такого шага и непроработанность функционирования нового бизнеса. Более чем в половине случаев результат оказывается неудачным именно в силу таких обстоятельств. К яв-ным преимуществам реорганизации можно отнести несопоставимо малую, в сравнении с куплей-продажей, налоговую нагрузку.

Эмиссия

Эта процедура, как правило, используется в целях сохранения состава акционеров. В небольших компаниях с дружественными друг другу акционерами проблематично продать пакет одного из них. Закрытая подписка на акции позволяет, пусть и за счет «размытия» паке-тов1, привлечь инвестора и сохранить акционерный состав. Из-за жесткой позиции регистрирующего органа, в том числе его территориальных подразделений, в вопросах соблюдения прав и интересов акционеров и инвесторов на рынке ценных бумаг этот способ также представляет определенную сложность для непрофессионалов с точки зрения соблюдения технических формальностей и прав акционеров.

Сделки

В данном случае, как и во всех предыдущих, необходимо в первую очередь руководствоваться стратегией развития поглощаемого предприятия после смены собственника вкупе с имеющимся бизнесом – т. е. заранее спрогнозировать синергетический эффект. Пожалуй, это один из самых сложных вопросов в сделках M&A.

Удельный вес технических ошибок в случаях, когда поглощение все-таки привело к негативному результату, здесь несколько возрастает по сравнению с процедурой реорганизации, поскольку речь идет о сделках. В данном случае нельзя забывать о свободе договора (в отличие от реорганизации), а значит и об огромной массе вариантов регламентации взаимоотношений сторон в части сроков соглашения о покупке (продаже) бизнеса, условиях и порядке поставки (акции, доли участия) и платежа, обеспечении исполнения обязательств сторон, правосубъектности сторон и рисков, которые могут возникнуть впоследствии в части оспаривания сделки.

Кроме того, ни для кого не секрет, что подавляющее большинство сделок на рынке M&A характеризуются как сделки купли-продажи группы компаний, а не бизнеса как такового (несколько ООО, АО, ПБОЮЛ, созданных, например, с целью оптимизации налогообложения). Соответственно, и объем работ увеличивается в разы: нужно не только провести правовую экспертизу и оценить правовые риски, но и таким образом структурировать сделку, чтобы обе стороны получили желаемое (например, если на одной из компаний находится крупный объект производственной недвижимости, а на второй – поставщики и подрядчики или собственная сырьевая база, или иным образом проявляется их высокая зависимость друг от друга). Другой важнейший момент структурирования сделки – взаимная увязка предмета и объекта сделки. Предметом, очевидно, бу дут являться акции или доли участия, а вот в качестве объекта выступает действующее предприятие. Поэтому при проведении правовой экспертизы и осуществлении сделки необходимо иметь гарантии того, что после ее закрытия новый собственник не столкнется с претензиями третьих лиц, а также с измененным составом имущества или технологий.

Оценка

Важнейшим для всех сделок или процедур моментом прогнозирования эффективности, а также самым распространенным камнем преткновения при переговорах и реализации намерений сторон является оценка бизнеса.

По нашему мнению, снизить вероятность того, что стороны не придут к соглашению в вопросе стоимости бизнеса, поможет понимание нижеследующих моментов.

Платит всегда покупатель, поэтому именно он диктует использование того или иного подхода к оценке, и продавец, заказывающий оценку бизнеса для его продажи, должен исходить именно из этого. Проводя оценку, покупатель в любом случае «примеряет» компанию под свое видение сосуществования бизнесов. Поэтому, например, только уникальность активов способна заставить его присваивать имущественному подходу более высокие коэффициенты. В остальном покупатель платит только за чистый денежный поток, прогнозируемый как на основе экстраполяции деятельности компании, так и на основе синергии поглощающего и поглощаемого бизнеса. Никто не будет платить за многолетний труд по созданию бизнеса, за имущество, использование которого не вписывается в стратегию синергии, за активы и инструменты, тесно связанные с личностью продавца, и т. д.

Часто покупатель, проведя предварительный анализ деятельности компании, требует такого структурирования сделки, которое позволит ему приобрести лишь выборочные активы и объекты (часть персонала и технологии, оборудование, угольный разрез с запасами только определенных марок, производство продуктов питания без сопутствующего ему подсобного хозяйства и т. д.). Эти случаи наглядно подтверждают тот факт, что во главу угла при оценке сделок ставятся синергия и чистый денежный поток, определяемые видением покупателя.

В небольшой статье невозможно описать все возможности и ошибки сделок и процедур по передаче корпоративного контроля. Однако хочется отметить, что своим многообразием и способностью адаптиро ваться под цели и стратегию любого предприятия опи санные процессы должны и, как показывает отечествен ная (а тем более зарубежная) практика M&A, обязатель но станут обычным элементом стратегии развития
любого бизнеса.

Автор: