Введение МСФО и качество управления банками

Банковский бизнес в России и зарубежом

Автор:
Источник: журнал "Банковское дело в Москве" № 1, 2003 г
Опубликовано: 16 сентября 2005

Несколько лет назад, когда еще только принимались решения о возможном переходе банковской системы России на международные стандарты финансовой отчетности, обоснованность такого шага не вызывала сомнений, а последствия представлялись весьма оптимистичными. Складывалось впечатление, что для непростой ситуации в банковской сфере найден простой и безусловный выход: достаточно ввести международные стандарты и – проблем как не бывало. Банки станут прозрачными и правильными, надзор за ними предельно упростится.

Первые звоночки сомнений прозвучали года полтора-два назад, а в минувшем году переросли в настоящий набат: по мировой экономике прокатилось настоящее цунами громких банкротств. Отчетность во всех этих «энронах» и «уордкомах» была построена в полном соответствии с международными принципами и проверена признанными на международном уровне аудиторами (фирму Артур Андерсен уж никак нельзя отнести к новичкам на этом рынке). Однако все это не помешало ввести в заблуждение многих участников рынка. На отечественном рынке эти события отозвались теперь уже очевидным выводом: от одного только факта введения международных стандартов финансовой отчетности чудес ожидать не стоит.

Разумеется, предметно анализировать достоинства и недостатки введения международных стандартов можно будет только после того, как на них перейдет банковская система страны. Однако составить представление о том, какое реальное влияние окажут новые стандарты на существующие проблемы и не породят ли они новых, можно, полагаю, уже сегодня.

Практически во всех статьях (а написано их немало) акцент делается на различиях между МСФО и РСБУ (российской системой бухгалтерского учета). Различия действительно существуют, но так ли они принципиальны по существу.

По своей сути международные стандарты финансовой отчетности представляют собой свод принципов, на основе которых можно построить десятки различных систем отчетности, при этом по форме они могут сильно разниться. Что же касается самих принципов, то среди них можно выделить два, которые реально (да и то с некоторой натяжкой) отличаются от принципов российского бухучета:

  • метод начисления – результаты операций отражаются в том периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактического получения денежных средств;
  • приоритет экономического содержания – операции отражаются в соответствии с их экономической сутью, вне зависимости от юридической формы.

О натяжке я упомянул потому, что российские стандарты, не требуя жесткого соблюдения этих принципов, позволяют тем не менее их учитывать.

Нет ничего нового и в структуре финансовой отчетности: балансовый отчет, отчет о прибылях и убытках, отчет о движении денежных средств, отчет об изменениях в капитале формируются банками уже сегодня. Если не брать в расчет изменения формата ряда корректировок (прежде всего в части расчета доходов и расходов будущих периодов и их более полного учета в официальных формах финансовой отчетности), то РСБУ позволяет потенциально достигать тех же целей, что и МСФО. В чем же тогда заключается почти магическая притягательность новой аббревиатуры из четырех букв по сравнению со старой, тоже, кстати, из четырех букв.

Однозначно, пожалуй, можно выделить только сугубо практический аспект: МСФО для российских банков – это билет на зарубежные рынки, так как для зарубежных партнеров возникает положительный (хотя и чисто психологический) эффект большей узнаваемости.

Что же касается содержательных моментов – повышение контроля и управляемости, прозрачности и устойчивости банковского бизнеса – то их исполнение в МСФО в отличие от РСБУ основывается на своеобразном, а главное, субъективном базисе: осознанном намерении банка показать ситуацию реальной, то есть такой, какая она есть в действительности. Второе существенное обстоятельство: МСФО предполагает достаточно высокий уровень стабильности развития национальной экономики и банковского сектора в частности.

Если исходить из этих особенностей, то следует признать, что у отечественных банков сегодня недостаточно стимулов для полного раскрытия информации о себе. И хотя ситуация постепенно меняется, пока искажение отчетности рассматривается многими банками как меньшее зло, чем ущерб от последствий публичного обнародования некоторых данных о своей деятельности. Рынок допускает подобную модель поведения. В немалой степени, думаю, потому, что условия функционирования наших банков куда более жесткие и неопределенные, чем за рубежом.

Рассмотрим основные проблемы, которые являются камнем преткновения для российских банков с точки зрения повышения их прозрачности и управляемости.

Начнем с капитала. О проблеме «дутых» капиталов в последнее время говорится много, и многое, надо сказать, предпринимается. Явление выведено «из тени», ему дана однозначная оценка, уделяется серьезное внимание уточнению законодательной базы, которая обязана препятствовать повторению отработанных схем. Однако при этом почему-то замалчиваются основные причины, которые, собственно, и воспроизводят это явление, делают его выгодным.

Одна из них, безусловно, – отсутствие средств у акционеров. В России действительно достаточно много банков, акционеры которых не имеют лишнего миллиона экю в кармане для наращивания капитала. Однако немало и таких, чьи собственники располагают необходимыми средствами. И тем не менее, они также используют различные схемы искусственного увеличения уставных капиталов. Причина, на наш взгляд, заключается в том, что банковский бизнес сегодня инвестиционно непривлекателен. По рыночным меркам, реальные вложения в него оказываются малоприбыльными (а то и вовсе относятся к категории затрат), что принципиально отличает их от инвестиций. В результате экономически обоснованными для акционеров оказываются именно схемы искусственного увеличения капиталов.

Соблюдение нормативов ликвидности. С одной стороны, многие характеристики движения средств по счетам позволяют обслуживать клиентов с гораздо более низкими показателями, чем это предусмотрено нормативными требованиям. Так чего же деньги терять, думают в банках. С другой стороны, характер бухгалтерского учета и проводимых операций позволяет вполне легально осуществлять регулирующие сделки, удовлетворяя все требования законодательства и делая претензии необоснованными (тем более, что проблем с платежами чаще всего действительно не возникает).

Качество ссудной задолженности. Это, пожалуй, самая больная тема для банков. Проверяющим органам всегда кажется, что риск по выданным кредитам выше, самим банкам – что он ниже, а заемщики, по понятным причинам, вообще предпочитают отмалчиваться. Однако чудес не бывает: уровень развития экономики во многом предопределяет и уровень кредитных рисков. Даже в наиболее развитых странах возникают потери, причем иногда они ощутимо и неожиданно растут, что же говорить о России.

Эти, а также ряд других проблем, определяющих характер развития отечественной банковской системы, никуда не исчезнут и после введения МСФО. Разумеется, ужесточение регламента, законодательства и надзора способны оказать влияние на ситуацию. Но соответствующие усилия государственные органы предпринимают и сегодня. Однако их, как уже отмечалось, недостаточно, чтобы реально решить существующие проблемы. На практике для этого необходимо изменить сам характер управления кредитными организациями – чтобы такие требования, как наличие в банке управляющих документов (политик и процедур осуществляемой деятельности) или увеличение затрат на обучение и содержание высокопрофессиональных аналитиков и ревизоров, повсеместно воспринимались как элементарные и обязательные.

Ключевая роль в этом, безусловно, принадлежит владельцам и руководству банков. Это они должны найти ответы на такие вопросы как:

  • достаточен ли уровень контроля в банке для своевременной оценки и профилактики возникновения рисков;
  • насколько обоснованы допустимые границы рисков, которые принимает на себя банк;
  • готов ли он ставить интересы кредиторов и вкладчиков выше интересов собственников и реально обеспечивать сохранность этих средств;
  • где и как проходит реальная граница прозрачности и т.д.

Таким образом, реальное ускорение происходящего в настоящее время процесса развития банковской системы в России могут обеспечить не столько внешние аспекты воздействия, сколько изменение подходов к банковскому бизнесу его участниками. Собственно, процесс этот уже идет и набирает обороты, поэтому вопроса о направлении движения не существует. Есть вопрос для тех, кто еще раздумывает: нужно ли успевать в поезд, который уже тронулся. Думать надо быстро – чтобы не пропустить последний вагон.

Автор: