Закон больших чисел: макродоходы микрокредитов

Финансовый менеджмент

Автор:
Источник: CEO
Опубликовано: 27 апреля 2009

Изобретенная лауреатом Нобелевской премии мира Мухаммадом Юнусом революционная модель кредитования покоряет мир и создает инфраструктуру социального бизнеса с очень заманчивыми перспективами — особенно в условиях нынешнего кризиса

В ноябре 2007 года владелец мясного ларька на одном из базаров в Азербайджане Таджеддин Бабаев запросил на сайте Kiva.org кредит в $725: ему нужен был новый холодильник. В тот же день он договорился о финансировании с несколькими участниками сайта – простыми американцами, канадцами, датчанами – и спустя две недели получил деньги на руки. В течение года он исправно выплачивал долг, в чем посетители Kiva.org могли убедиться, зайдя на страничку предпринимателя.

Идея микрозаймов не нова, но до недавних пор никому не удавалось превратить чистую благотворительность в устойчивый бизнес. Сделать это смог человек, в равной мере знакомый и с западными экономическими идеями, и с реальностью бедных стран – основатель знаменитого Grameen Bank Мухаммад Юнус. Предприниматель из Бангладеш, которому доводилось выдавать займы в $1 и который считает, что право на кредит должно быть включено в общий список базовых прав человека, много лет оттачивал свою бизнес-модель. Kiva.org – лишь одно из ее воплощений. Творения Юнуса – финансовые схемы, бренды, инфраструктура – теперь становятся основой инновационных бизнесов во всем мире.

Финансист-идеалист

Мухаммад Юнус давно интересовался опытом экстремального выживания бедняков. Когда-то у него был собственный заводик по производству тары. Потом, окончив экономический факультет Университета Вандербиль-та в США и защитив диссертацию, Юнус поступил на службу в первое независимое правительство Бангладеш. Но уже через два месяца разочаровался (он ведь был идеалистом) и ушел на академическую работу. В университете он быстро запустил программу сельских исследований и принялся колесить по самым бедным уголкам страны.

Там Юнус и осознал поразительный факт: многие люди жили в абсолютной нищете лишь потому, что им не хватало смешной (по западным меркам) суммы на приобретение сырья. Они брали его взаймы у поставщиков, продавая им же продукцию – скажем, добротные бамбуковые стулья – за бесценок. Многие производители зарабатывали лишь по 2 цента в день – 7 с небольшим долларов в год. Юнус подсчитал, что вырваться из нищеты стоит совсем недорого – в среднем $27. С такой суммой бедняк обеспечивал себя сырьем надолго вперед. Нескольким женщинам Юнус дал взаймы прямо на месте, для других организовал специальную кредитную программу с одним из местных банков. Займы были крохотные, по $25–50, общий размер кредита не мог превышать $300, к тому же сам Юнус – столичный экономист со связями в правительстве – выступил поручителем. Так что волноваться банкирам было не о чем. Уже через год, в 1978-м, Юнус возглавил специальный филиал Krishi Bank по выдаче микрокредитов, а еще через пять лет его программа превратилась в самостоятельный Grameen Bank.

Быстро сложились и принципы работы Grameen: кредиты выдаются не одному физическому лицу, а группе из пяти человек, которые не должны быть родственниками. Если один из них не может вернуть деньги, другим приходится работать куда усерднее, чтобы погасить общий долг. Через год можно запросить заем побольше, на $100 или $200.

Социальный бизнес

Сегодня Grameen Bank – один из крупнейших в Бангладеш с активами в $1 млрд, 25 тыс. сотрудников и около 2,5 тыс. отделений. В 2007 году банк выдал займов на $731 млн. Grameen считается образцом микрокредитных организаций, хотя параллельно с ним похожую работу вела, например, ACCION в Латинской Америке. В 1992 году ACCION открыла в Боливии специализированный банк BancoSol для мелкого бизнеса.

В Индии модель Юнуса воплощена повсеместно. Похожие модели работают в Африке, Юго-Восточной Азии, Латинской Америке, Восточной Европе: государство или благотворительные фонды кредитуют коммерческие банки, а те выдают микрокредиты локальным группам. С конца 1980-х аналогичные программы запускают в США на муниципальном уровне. Например, чикагский фонд Full Circle Fund, основателей которого консультировал сам Юнус, выдавал кредиты латиноамериканской и афроамериканской бедноте, следуя практически всем принципам Grameen.

Ставки растут

Однако самое интересное происходит в Интернете. Что будет, если скрестить инфраструктуру микрокредита на местах с онлайновыми сообществами? В 2005 году супруги из Сан-Франциско Мэтт и Джессика Флэннери создали сайт Kiva.org, где любой желающий может выдать заем от $25 предпринимателю из Танзании, Молдовы или, скажем, Парагвая. На Kiva кредиторы знакомятся, объединяются в команды, вместе отбирают проекты и т. д. Сегодня их уже более 400 тыс., а объем выданных займов на середину января 2009 года достиг $56 млн – при среднем размере кредита в $434.

Местные партнеры Kiva, микрокредитные организации, ручаются за честность должника, принимают деньги и следят за тем, как заемщик их инвестирует. Мошенничества бывают – скажем, летом прошлого года выяснилось, что представители Kiva в Кот-д’Ивуар присваивают часть денег себе и дерут с должников втридорога, – но редко. В целом схема, по свидетельству журналиста New York Times Николаса Кристофа, работает прекрасно. Кри-стоф одолжил деньги двум беднякам в Афганистане, а потом отправился туда и взял у них интервью, которое легло в основу вдохновенной статьи.

Kiva – проект некоммерческий, и займы он выдает беспроцентные (хотя местные партнеры взимают свой процент, и он бывает довольно велик, до 20–50% годовых). Следом появились похожие сайты – Veecus, Rang De и другие. Аналогичных принципов придерживается и организация United Prosperity, которая борется с одной из главных проблем микрокредитования – нехваткой обеспечения. А вот компания MicroPlace выдает микрокредиты на коммерческой основе. Трейси Тернер, работавшая с беженцами в Судане, а потом в Grameen Bank, придумала такую схему: клиенты сайта выкупают долговые расписки местных микрокредитных фондов (суммы от $20), а те на вырученные средства выдают займы. MicroPlace предлагает, например, помочь сельскому населению Камбоджи (доходность 3% годовых, возврат инвестиций через 24 месяца) или мексиканским предпринимателям в Техасе (доходность 2%, возврат инвестиций – через 51 месяц). Там же можно познакомиться и с потенциальными получателями средств – фото, биография, деловые планы. Процентные ставки на MicroPlace пока не слишком высоки, но Тернер обещает запустить более доходные варианты. Интернет-гигант eBay сразу оценил проект – он еще в 2006 году выкупил MicroPlace, помог получить брокерскую лицензию, довести дело до ума и раскрутить его.

Коммерческая перспектива

Многие считают, что микрокредиты – лишь способ борьбы с бедностью. Юнус и некоторые его сторонники настаивают на жестком ограничении маржи – иначе все рухнет. Скептики говорят, что микрокредитные программы так или иначе обречены – они или вырождаются в чистую благотворительность, или вовсе прогорают. Но самоограничения – не просто жертва обществу, это стержень всей системы. В начале 1980-х советники из USAID настойчиво рекомендовали Юнусу повысить процентную ставку до 36%, чтобы обеспечить устойчивость организации, но он наотрез отказался. Ведь у коммерческих банков Бангладеш дела, несмотря на высокий процент (40–60% годовых), шли неважно, дефолты достигали 85–90%. У Grameen с его ставкой в 13% невозвраты не превышали 5% (а сегодня – не больше 3%). Аналогичные показатели и у других микрокредитных организаций: доля дефолтов по кредитам, выданным через Kiva.org, лишь 2,6%. Так работают плотные социальные сети – на клиента давят сами коллеги-должники. В Grameen долги собирают еженедельно на деревенских собраниях, а представители банка лично проверяют, как идут дела у заемщиков. Все вновь обращенные обязаны зазубрить «16 принципов Grameen» (например, такие: «Мы должны содержать наши дома в чистоте», «Мы будем весь год выращивать овощи, хорошо питаться и продавать излишки»). Групповая солидарность, как и тщательный отбор заемщиков (досье на некоторых занимает по 50 страниц), резко снижает риск дефолта – а рентабельность и устойчивость бизнеса растут. Получатели микрокредитов – не обязательно маргиналы; многие из клиентов становятся активными предпринимателями с постоянным доходом, недвижимостью и сбережениями. И крупные коммерческие банки уже задумываются – может, такого рода людей нужно брать в оборот уже сейчас, полагаясь на методы Grameen?

Плечо микрокредита

Grameen Bank и его последователи строят очень устойчивые и долгосрочные отношения с клиентами. Миллионы людей десятилетиями являются их постоянными клиентами. Это огромные и прочные партнерские сети, которые можно использовать и в других целях. В Бангладеш на базе банка Grameen выросло целое семейство компаний. Среди них оператор связи Grameenphone, энергетическая компания Grameen Shakti, паевой фонд Grameen Mutual Fund One (GMFO) и др.

Grameenphone, учрежденная в 1997 году норвежской Telenor при участии Юнуса, воспользовалась сетью заемщиков Grameen Bank для распространения мобильных телефонов в сельских районах и развития своей розничной сети. Сегодня это крупнейший оператор в Бангладеш. Родственная организация Grameen Telecom строит на базе его абонентской сети центры платных телекоммуникационных услуг. А GMFO предлагает заемщикам Grameen Bank свои инвестиционные услуги.

Подобные сообщества клиентов есть во многих странах. Уже сейчас это довольно мощные маркетинговые каналы, инструменты расширения франчайзинговых сетей, средства интеграции совершенно разных сервисов и т. д. Скрещивание сложных виртуальных организаций с глубоким знанием местной практики и локальных проблем дает уникальную гибкость. Поэтому в сетях микрокредитования будут появляться все новые и новые бизнесы – например, посредничество в корпоративной благотворительности, организация «этичного» производства, создание новых логистических и производственных цепочек и др. Займы в несколько десятков долларов уже стали основой мощного экономического движения. Вскоре из этих муравейников вырастут гиганты новой экономики.

Автор: