BEPS: нежелательные последствия предложений по вычету процентов

Налоговый учет
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 20 января 2015

Автор: Хитер Селф (Heather Self), CTA, FCA; партнер международной юридической компании Pinsent Masons

Источник: Accountancy Live

Перевод: GAAP.RU

Фото: accountancylive.com

Эта статья – продолжение разъяснений зарубежного эксперта по новым рекомендациям Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), которые та подготовила в рамках своей масштабной инициативы по борьбе с эрозией налоговой базы и перемещением прибыли. В английском языке для обозначения этого используется термин «base erosion and profit shifting», а сокращенно – «BEPS». См. также: «Первая инструкция ОЭСР по борьбе с транснациональным уходом от налогов – готовы ли мы?»

Проект «BEPS» от Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) предназначен для борьбы со «стратегиями налогового планирования, которые используют пробелы и расхождения в налоговых правилах, чтобы искусственно переместить прибыли в низконалоговые либо безналоговые юрисдикции, где экономическая активность слабая либо отсутствует вовсе». В кавычках – потому что именно так официально определяет свою инициативу сама ОЭСР. В июле 2013 года организация опубликовала план своих действий, предложив 15 возможных действий по борьбе с перемещением прибыли и эрозией налоговой базы на международном уровне. Среди этих пятнадцати одно из действий ключевой важности идет под номером 4 – оно носит подзаголовок «Ограничение налоговой базы через процентные вычеты и другие финансовые платежи».

18 декабря 2014 года ОЭСР выпустила сразу три дискуссионных документа, один из которых был посвящен как раз этой ключевой теме под номером четыре (мы писали об этом в наших новостях). Среди прочего, в декабрьской публикации ее авторы предлагали возможные подходы, которые могут потенциально стать наилучшими рекомендациями для практики. Важно отметить, что в отличие от других действий, оговариваемых планом «BEPS» из 15 пунктов, задачей для «номера 4» как раз и является определение наилучшей практики. Это порождает неопределенность, будут ли в конечном итоге вообще приняты какие-либо изменения в случае каждой отдельной организации. Но фундаментальная важность налогообложения процентов остается неизменной – это по-прежнему одно из ключевых направлений проекта «BEPS».

Если рассматривать план действий, то еще три вида действий можно отнести к теме финансирования расходов. Например, «номер 2» по теме гибридных расхождений в соглашениях (подробнее см. там же, «Action Plan on base Erosion and Profit shifting») имеет четко определенною задачу устранять налоговые преимущества, возникающие в результате использования гибридных финансовых инструментов. Таким образом, по итогу компаниям станет труднее добиться расхождения в процентных отчислениях в одной из юрисдикций без нивелирующих их налогов к уплате получателем (в данном случае, понятно, еще одной компанией в группе).

Оговаривается и еще одно расширение, позволяющее третьей юрисдикции свести на нет все расхождения, если ни первая, ни вторая юрисдикция не применили у себя «анти-гибридных» правил, но платежи при этом идут через эту третью страну.

Кроме этого, еще одно «действие» под номером 6 направлено на предотвращение злоупотребления межгосударственными налоговыми соглашениями, предлагая либо правило общего ограничения налоговых выгод, либо специальный тест, ограничивающий использование связанных структур. Ну а «действие» под номером 3 целиком посвящено хорошо знакомой российским предпринимателям теме контролируемых иностранных компаний (англ., «controlled foreign companies», CFCs). Основной задачей тут ставится предотвращение аккумулирования «пассивного» дохода в налоговых гаванях.

Фото: http://www.pressfoto.ru

Масштаб проблемы

Многие работающие в профессиональных консалтинговых компаниях специалисты, ознакомившись с предложениями от ОЭСР, задаются вопросом, потребуются ли тут существенные в плане масштаба изменения в налогообложении процентных выплат. Однако сам подход к обсуждению темы с их стороны предполагает предположение (простите за тавтологию), что проблема вообще существует без сопутствующего подтверждения этого, а уже затем – в поиске путей ее решения. В то же время распространенной точкой зрения среди реальных экспертов является такая: сначала необходимо определить (в том числе количественно) проблему, и лишь затем искать наиболее подходящее решение. Если пойти обратным путем, то это чревато риском «операция прошла успешно, хотя наш пациент умер».

Дискуссионный документ от Организации экономического сотрудничества и развития оговаривает ряд ключевых факторов, определяющих сам дизайн правил против нежелательных налоговых практик («BEPS») с использованием процентов, и здесь рассматриваются сразу несколько подходов, которые можно внедрить.

Так, например, особое внимание авторы уделяют правилам, оговаривающим либо распределение процентных платежей внутри группы, либо фиксированную величину ограничения на подлежащие вычету процентные расходы. В обоих случаях задача одна и та же: обеспечить, чтобы чистые процентные отчисления внутри группы в целом равнялись чистым внешним процентным затратам для группы. При поверхностном анализе решение кажется рациональным, однако в то же время кажется очень трудным представить ситуацию, в которой внутригрупповые отчисления превысят внешние отчисления – кроме разве что ситуации с использование гибридных инструментов или осуществления платежей в связанную налоговой гавань, что решается одним из действий 2, 3 или 6.

В любом случае, решение кроется в поиске проблемы. В примерах, приводимых в опубликованном декабрьском документе, описывается, где именно может лежать проблема. В частности, в одним из них приводятся две довольно простые структуры для входящих и исходящих инвестиций (см. пример здесь: «Box 1», страница 7). В обоих случаях вывод гласит, что путем создания внутригрупповых процентных отчислений в высоконалоговой юрисдикции группа компаний создает для себя «отрицательную эффективную ставку налогообложения». Но это игнорирует критически важный факт: получение процентов подлежит налогообложению у банка (третьей стороны).

В обоих примерах компании выбирает процентные вычеты в высоко-, а не низконалоговой юрисдикции. Многие скажут, что такое поведение полностью нормально и никаким образом не обозначает проявлений «BEPS», т.е. злоупотребления режимами. В конце концов, устанавливать свои собственные ставки налогообложения – это фундаментальное право любого суверенного государства.

Фото: http://www.pressfoto.ru

Правила для группы компаний в целом

Что касается правил для групп компаний в целом, которые сегодня предлагаются ОЭСР, то они должны ограничить снижающие налоговую базу процентные расходы компании относительно ее реальной позиции в глобальной группе. В декабрьском дискуссионном документе авторы поясняют, что правила «глобального распределения» будут действовать путем «распределения чистого процентного расхода глобальной группы среди членов этой группы». Т.е., повторимся, процентные отчисления по одной из компаний группы будут ограничены ее позицией в ней.

Есть также и еще один возможный подход, о котором мы уже упомянули чуть выше: фиксированный финансовый показатель, который будет применяться, опять-таки, ко всей группе компаний. Согласно этому подходу финансовая доля (пропорция ее активов, обязательств или капитала) по каждой отдельной компании группы будет сравниваться с показателем всей группы, чтобы ни одна организация не имела возможности получить более высокие процентные отчисления, чем ее доля. Это предложение предполагает, что каждая отдельная юрисдикция будет определять свою собственную фиксированную финансовую долю для групп компаний, а в ходе анализа будет применяться показатель EBITDA (выручка до выплаты процентов, налогообложения и амортизации)

Однако вне зависимости от того, насколько вообще необходимы правила для групп компаний в целом в плане предотвращения нежелательных налоговых схем «BEPS», обсуждения недавнего документа по-прежнему идут без принятия во внимание колоссальной нагрузки по обеспечению своего соответствия режиму регулирования, которая неизбежно ляжет на плечи многонациональных компаний.

В самом деле, такие правила создадут во многих случаях невыполнимые условия для многих международных групп компаний, которые должны будут обрабатывать всю необходимую информацию, одновременно держа в уме перемещение потоков наличности, обменные курсы и требования к заполнению налоговых деклараций в различных юрисдикциях. Хотя подход на основе фиксированной финансовой доли представляется более оптимальным (это лучше, чем распределение отчислений по всей глобальной группе, как в первом случае), в отдельных случаях и он может приводить к чисто теоретическим результатам, слабо подходящим для налоговой практики в отдельных секторах (например, там, где высокий уровень долга является обычным делом по чисто коммерческим соображениям).

Рабочая группа ОЭСР объясняет возможное внедрение новых правил по процентным отчислениям для глобальных групп компаний тем, что они «позволят избежать двойного необложения налогом в сценариях входящих и исходящих инвестиций». Но вот ведь ирония: предлагаемые сегодня правила на самом деле могут привести к двойному налогообложению в отдельных секторах!

Фото: http://www.pressfoto.ru

Непропорциональное влияние

В самом деле, существует значительная обеспокоенность среди представителей, например, британской индустрии, что предлагаемые подходы окажут непропорциональный эффект в некоторых отраслях. Например, в сфере инфраструктуры, где доступность долгового финансирования и налоговые вычеты по процентам фундаментально важны для успеха всего проекта. Капитальное финансирование может быть попросту недоступным для многих инфраструктурных проектов, либо оно в любом случае не сможет производиться без хотя бы частичного участия долгового финансирования. Дискуссионный документ определяет инфраструктурные проекты как «имеющие высокий финансовый рычаг» – следовательно, они «могут быть очень чувствительными к изменениям налогообложения издержек на финансирование». Превосходно, но в то же время авторы публикации делают неправильный вывод: они предполагают, что правила для всей группы компаний в целом вполне могут подойти и для инфраструктурных проектов. Похоже, Организация экономического сотрудничества и развития игнорирует тот факт, что высокий уровень долга в таких проектах мотивирован не соображениями «BEPS», отнюдь, а коммерческими условиями проведения любого инфраструктурного проекта.

Чтобы избежать всех нежелательных последствий принятия новых правил для групп компаний, в опубликованном недавно дискуссионном документе делается оговорка, что должен быть разрешен перенос процентных расходов на будущие периоды. Однако даже это будет неэффективным в случае инфраструктурных проектов, если принять во внимание подчас очень существенный по протяженности период времени, который требуется для того, чтобы проект начал приносить прибыль.

Фото: http://www.pressfoto.ru

Нефтегазовый сектор

И так – не только в инфраструктурных проектах. Равным образом последние предложения от международных разработчиков не справляются с оценкой влияния на мировой нефтегазовый сектор. Точно так же, как и в предыдущем случае, нефть и газ имеют уникальные характеристики, которые необходимо принять во внимание при разработке глобальных правил, ограничивающих процентные отчисления.

Например, в большинстве стран налогообложение прибыли от добычи нефти и газа регулируется отдельными правилами, отличными от обычного корпоративного налогового режима. Во многих странах уже и так присутствуют ограничения на процентные отчисления в этом секторе – следовательно, принятие дополнительных правил для групп компаний пойдет только во вред. Если, например, добывающие компании заставить проводить распределение процентных отчислений по первому из двух предложенных выше подходов, и окажется, что процентные расходы будут отнесены конкретно на добычу нефти или газа, тогда все возможные налоговые выгоды, может оказаться, будут потеряны в результате уже действующих в этой стране ограничений на налоговые вычеты.

Целевые поправки

Дискуссионный документ также оговаривает возможность включения некоторых дополнительных целевых поправок. Параграф 181 документа (страница 56) перечисляет некоторые правила, которые могут понадобиться в довесок к общим правилам для групп компаний в целом. Они касаются сценариев со специфическими рисками «BEPS». И вот что любопытно: мнению автора сегодняшней статьи они-то как раз имеют смысл, поскольку могут сработать.

Вывод отсюда в том, что серия обдуманных, тщательно подобранных целевых правил, возможно, станет наилучшей заменой общим, потенциально вредоносным правилам, способным привести к двойному налогообложению и прочим негативным последствиям в различных секторах. Остается лишь надеяться, что это же придет в голову и авторам из ОЭСР, и что они примут эти соображения во внимание. В самом деле, внедрение общих правил для групп компаний в целом будет очень затратным и может привести к негативным последствиям – очевидно, это будет означать очень слабую результативность в реализации всего проекта против эрозии налоговой базы и перемещения прибыли.

Теги: BEPS  base erosion and profit shifting  Организация экономического сотрудничества и развития  ОЭСР  эрозия налоговой базы  перемещением прибыли  уход от налогов  налоговое планирование  налоговые правила  низконалоговые юрисдикции  процентные вычеты  фина