Оценка риска по странам: влияние Индекса восприятия коррупции от Transparency International

Стратегическое управление
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 3 февраля 2016


На прошлой неделе увидел свет очередной выпуск ежегодной публикации Индекса восприятия коррупции (Corruption Perception Index) от Transparency International. Что он представляет собой по существу, и для чего нужен? Давайте разберемся.

На протяжении многих лет риск-менеджеры в международных компаниях используют этот индекс в качестве надежного индикатора для определения вероятности нарушения зарубежного антикоррупционного законодательства, если их организация вынуждена вести там свою деятельность. “Он (индекс) не может, да и не должен - и мы бы никогда такого не предложили - служить заменой более глубокому анализу и пониманию всех рисков вокруг коррупции, разработке полноценных антикоррупционных программ” – говорит Бен Элерс (Ben Elers), программный директор в Transparency International. – “На самом деле, это просто базовая стартовая точка, но в то же время очень существенная”.


Есть такая компания, TE Connectivity– глобальный разработчик электронных компонентов для коммерческого и пользовательского электрооборудования. Компания использует данный индекс как один из многих источников информации, принимая решения о вступлении в отношения со сторонним потенциальным деловым партнером - говорит Кристин Стиклер (Christine Stickler), старший менеджер по комплайенсу. “Весь процесс, в том числе уровень требуемой комплексной оценки due diligence, зависит от оценки риска” – отмечает она. 

Среди прочего, в их организации оценка риска основана и на Индексе восприятии коррупции для страны, в которой располагается потенциальный деловой партнер, и где он оказывает свои услуги, имеющие отношения к деятельности TE Connectivity, либо где он будет их оказывать от имени TE Connectivity, и так далее.

Еще один пример. Halliburton - американская компания, предоставляющая сервисные услуги в нефте- и газодобывающих отраслях - использует индекс от Transparency International в качестве, мы цитируем, “основополагающего барометра коррупции и изначальной меры возможных коррупционных трендов в географических регионах, где мы работаем” (Джефф Спалдинг (Jeff Spalding), менеджер по комплаейнсу и руководитель корпоративной этики в компании). Он отзывается о CPI как о важном источнике данных, но при этом далеко не единственном, который они используют в оптимизации программ комплайенса под специфические деловые нужды.

Индекс CPI играет свою роль в программах Halliburton многими способами. Например, они используют иллюстративные карты и диаграммы в программах обучения на тему коррупции. Кроме того, комитеты по внутреннему контролю используют CPI как один из нескольких факторов для идентификации стран с высоким уровнем риска. Как уже говорилось выше, это полезный инструмент в общей оценке риска организации.

Недостаток Индекса восприятия коррупции с точки зрения корпоративной системы комплайенса и управления рисками заключается в том, что он рассчитывается на основе данных, полученных как общее восприятие негативного явления, с очень незначительным акцентом на конкретные случаи проявления взяточничества. По этой причине по-настоящему ценные выводы с позиции бизнеса можно сделать, анализируя CPI по странам с помощью специального вспомогательного индекса TRACE Matrixиндекса коррупции, специально подогнанного под нужды компаний.

Индекс TRACE Matrix был разработан TRACE International в сотрудничестве с исследовательской компанией RAND, и он не только определяет уровень коррупции каждой отдельной страны на основе распространения там коррупции конкретно в бизнесе, но также описывает специфические факторы риска, уникальные для нее. Это хорошая помощь департаментам комплайенса небольших компаний с ограниченными бюджетами, которым, тем не менее, нужно как-то делать свою работу.

В рамках данного подхода странам приписывается индекс от 1 до 100, где более высокое значение означает более высокий уровень риска коррупции в бизнесе, а более низкое значение – соответствие, более низкий уровень риска. Чтобы определить значение TRACE Matrix для конкретной страны, анализируются четыре фактора, которые специалисты в юридической сфере и в области комплайенса определили в качестве четырех самых значимых факторов риска коррупции в бизнесе:

  • Интенсивность и характер взаимоотношений бизнеса с государством, включая субъективные “ожидания относительно уплаты взятки” и объективный уровень регулятивного давления
  • Существование (либо их отсутствие) антикоррупционных законов, прозрачность контроля за их соблюдением
  • Прозрачность правительственной деятельности, в том числе доступны или нет правительственные бюджеты для изучения широкой публикой
  • Потенциал надзора за соблюдением гражданских прав, в то числе степень контроля СМИ со стороны государства, и насколько свободным является доступ к ним

Ниже приводится анализ индекса CPI за прошлый год – изначальный Индекс восприятия коррупции, далее взвешенный с учетом специфических коррупционных рисков по странам с помощью методологии расчета TRACE Matrix, что помогает риск-менеджменту рядовых компаний лучше оптимизировать свои антикоррупционные программы и более эффективно реализовывать процедуры внутреннего аудита по странам.

Результаты по странам

В целом, итоги за прошлый год сдержат как хорошие новости, так и плохие. Да, многие государства улучшили свои антикоррупционные результаты, но в глобальном масштабе коррупция остается большой проблемой.

Из 168 стран, получивших в этом году свой индекс CPI, 114 оказались в группе со значениями ниже 50, что означает “очень коррумпированные”. Несколько стран выбились их этой группы, но их результаты ненамного лучше 50. Традиционно, самые низкие показатели демонстрируют страны Африки, Азии, Латинской Америки, Южной Америки и Ближнего Востока.

Бен Элерс, программный директор Transparency International: “С фундаментальной точки зрения коррупция подрывает принцип равенства условий для всех и стабильности, которых ищет бизнес. Это ключевое послание, которое мы слышим снова и снова со стороны делового сообщества. Если у вас слабая сила закона (на что влияет коррупция), то это создает очень серьезную неопределенность”.

Поскольку в расчете индексов по странам в TRACE Matrix используется другой подход, его результаты могут значительно отличаться от результатов оригинального индекса от Transparency International. Так, пять стран с наивысшим уровнем коррупции согласно методологии TRACE – это Нигерия (97), Ангола (94), Йемен (94), Узбекистан (92) и Камбоджа (89). Для сравнения, как мы уже знаем из представленных на прошлой неделе данных, самыми коррумпированными странами в прошлом году стали Сомали (8), Северная Корея (8), Афганистан (11), Судан (12), и Южный Судан (15).

Бразилия, Ливия, Испания и Турция – примеры тех государств, которые показали худшие результаты по сравнению с предыдущим годом. Больше всего опустилась Бразилия, утратив 5 пунктов и упав на седьмое место с показателем CPI, равным 76. Турция опускается уже второй год подряд с 53 места в 2013 на 64-е в 2014 и теперь на 66-е в 2015. Испания утратила одну позицию (37 место в 2014, 36 в 2015).

Бен Элерс говорит, падение рейтингов этих стран отчасти объясняется громкими корпоративными скандалами – такими, например, как случай с нефтяной государственной компанией Petrobras в Бразилии, который получил огласку в 2014 году. Petrobras обвинили в неправомерном присвоении контрактов строительным и инженерным компаниям, в результате чего многие люди оказались без работы. Это довольно серьезно ударило по исполнительным директорам самой Petrobras и некоторым представителям политических элит.

Рассмотрим этот случай с другой стороны. Вспомним о том, что Бразилия сегодня столкнулась с серьезнейшими экономическими трудностями, создающими угрозу дальнейшего пребывания на посту Дилмы Русеф (Dilma Rousseff) – первой в истории Бразилии президента-женщины. Согласно альтернативному индексу TRACE Matrix, Бразилия получает в этом году общий показатель коррупции 69. Наибольшее (значит, напоминаем - наихудшее) значение (77) относится на такую область как взаимоотношение бизнеса с государством. А самое низкое значение (42) – на общественный контроль. Здесь риск наименьший, что отражает не самую плохую ситуацию с медиа и свободой прессы. Согласно выводам экспертов TRACE, “сильные, независимые медиа, свободные от государственного влияния, помогают обнаруживать коррупционные практики, проводя проверку как общественных, так и частных участников”.

Оставшиеся страны блока BRIC – Россия, Индия и Китай – также не очень хорошо выступили в этом году. Если брать оригинальный индекс от TI, то Россия заняла 119 место с показателем 29, Индия – 76-е с индексом 38, а Китай – 83 с индексом 37 (в оригинальной версии CPI более высокое значение, напротив, соответствует меньшему распространению коррупции в стране).

Согласно же TRACE Matrix, Индия получает общий индекс коррупции, равный 80, Китай – 66, а Россия – 65. В случае с Китаем хуже всего обстоит дело со свободой прессы, тогда как в России и Индии наибольший риск несет в себе влияние государственного аппарата.

Топ-5 стран с самыми низкими показателями коррупции, согласно TRACE Matrix– это Ирландия, Канада, Новая Зеландия, Гонконг и Швеция. Эта пятерка отличается от пятерки самых “чистых” стран по версии Transparency International: Дания, Финляндия, Швеция, Новая Зеландия и Нидерланды, которые добились высоких результатов низкими уровнями коррупции в госсекторе.

Соединенные Штаты – согласно обеим методикам оценки – показали незначительный уровень коррупции. Их место в TRACE Matrix по общему показателю – десятое, а по версии TI за 2015 год – шестнадцатое.

Риск-менеджерам и специалистам по комплайенсу следует быть особенно внимательными в случае с новыми, быстро развивающимися рынками, особенно с теми, которые сейчас только-только открылись для бизнеса. Мы говорим о Кубе и Иране – обе эти страны несут в себе очень высокие риски коррупции. Куба получила результат 47 и находится на 56-м месте, в Иране все намного хуже (130 место, 27 пунктов). Если компании желают вести там свой бизнес, им нужно быть особенно осторожными не только по причине самой коррупции, но и санкций, которые вроде бы с этих стран сняли, но какие-то еще могут оставаться в силе.

По всему миру государства продолжают запускать антикоррупционные компании с потенциально очень большими перспективами, однако – отмечает Бен Элерс – они должны оставаться в действии на протяжении долгосрочного периода. Требуется адекватное финансирование и поддержка бизнеса, а антикоррупционным комитетам действительно должна быть предоставлена независимость и свобода, чтобы действовать адекватно своим обязанностям.

Как бы ни были полезны индексы коррупции CPI и TRACE для компаний, они не более чем один из элементов анализа, входящего в программы управления рисками. И в любом случае, ничто не заменит “полевых” экспертов по комплайенсу, которые “на месте” пообщаются с местными и тем самым получат более полное представление обо всех “культурных нюансах” той среды, в которой собирается вести свою деятельность представительство их международной организации.

По материалам: Compliance Week

Теги: Индекс восприятия коррупции  Transparency International  Corruption Perception Index  антикоррупционное законодательство  коррупция  антикоррупционные программы  оценка риска  риск-менеджмент  CPI  комплайенс  управление рисками  TRACE Matrix  индекс корр