Государственное регулирование аудиторской деятельности и саморегулируемые аудиторские объединения

Автор:
Источник: Журнал «Аудитор» №10-2005
Опубликовано: 24 июля 2006

Государственная дума ФС РФ 18 мая 2005 г. приняла в первом чтении проект Федерального закона о внесении изменений в Федеральный закон «Об аудиторской деятельности». В соответствии с новыми правилами проектом Закона предусмотрено обязательное членство в саморегулируемых аудиторских объединениях (САО) не только юридических лиц и индивидуальных аудиторов, но и аттестованных аудиторов, работающих в аудиторских организациях. При этом САО должны будут иметь в своем составе не менее 3 тысяч аудиторов или не менее 1,5 тысячи аудиторских организаций. Важно отметить, что, по данным Минфина, в настоящее время в России насчитывается около 31 тысячи действующих квалификационных аттестатов аудиторов – физических лиц; более 7 тысяч лицензий на осуществление аудиторской деятельности выдано аудиторским организациям.
По данным Интерфакса от 30 мая 2005 г. председатель профильного Комитета Госдумы по собственности В.С. Плескачевский в процессе рассмотрения законопроекта заявлял, что депутаты не согласны с критериями, которые Правительство предлагает для регистрации аудиторских объединений и которые являются предметом обсуждения для внесения поправок во втором чтении. Если в настоящее время в России официально аккредитованы при Минфине семь предпринимательских организаций в сфере аудита, то в соответствии с критериями, предложенными Минфином, их останется одна-две. «Мы категорически против монополизации в сфере САО», – добавил В.С. Плескачевский.
Отметим, что в мировой практике «монополисты», схожие по структуре с предлагаемыми САО, достаточно успешно регулируют аудиторскую деятельность и в отдельно взятых государствах, и в более широких масштабах.
По мнению заместителя министра финансов РФ С.Д. Шаталова, оптимальным является наличие в России 4-5 саморегулируемых аудиторских организаций. По его словам, вряд ли стоит говорить о создании системы, в которую входили бы сотни или тысячи саморегулируемых организаций. Для контроля за ними пришлось бы создавать еще один мегарегулятор. По мнению замминистра, последний может быть полезным для самого аудиторского сообщества. Необходимо отметить, что подобный «мегарегулятор» уже существовал, и назывался он «Министерство финансов РФ». При помощи существующей законодательной базы Минфин РФ успешно регулировал деятельность аудиторских организаций, а также независимых аудиторов. Складывается впечатление, что реформаторы системы регулирования аудиторской деятельности не усовершенствуют существующую систему регулирования аудита, а создают совершенно новую, пока не отработанную систему, что чревато большим количеством подводных камней, способных создавать все новые и новые проблемы для аудиторского сообщества.
Вызывает интерес также тот факт, что в средствах массовой информации практически отсутствует полемика по данному вопросу. Видимо, тенденция последних лет, состоящая в принятии Государственной думой «сырых» законопроектов, практически не освещаемых в СМИ, прослеживается и в этом случае. Однако в сети Интернет при желании можно найти достаточно большое количество мнений, прямо противоречащих идеям реформаторов, в том числе — демонстрирующих желание оставить государственное регулирование и лицензирование аудиторской деятельности. Так, на сайте www.buhgalte.ru имеется обращение клуба аудиторов малого бизнеса, размещенное еще в 2004 г., смысл которого заключается в следующем:

  • чиновники под флагом сокращения своих функций заменяют регулирование аудита регулированием САО;
  • вместо получения лицензии в Минфине аудиторская компания должна будет стать членом САО в добровольно-принудительном порядке, что, возможно, приведет к дополнительным неофициальным выплатам «чиновникам от аудита»;
  • предполагаемыми реформами грубо нарушается Федеральный закон «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации»;
  • смена регулятора приведет к укрупнению больших аудиторских компаний и уничтожению малых
  • указанные изменения в регулировании приведут к резкому росту цен на аудиторские услуги, а аттестаты будут выдавать не в учебных центрах, аккредитованных при Минфине, а в САО, что соответственно может привести к росту цен на обучение аудиторов;
  • зависимость от САО будет влиять на независимость аудита как такового.

По информации, размещенной на данном сайте, имя одного из пропагандистов идеи САО – Анжела Котлярова, начальник отдела финансовой отчетности и управленческого учета Минэкономразвития России. Г-жа Котлярова планировала «исключить излишнюю детализацию, касающуюся деятельности САО. Возможно, менее жесткими будут условия, при соблюдении которых организация сможет получить такой статус». Данное высказывание вновь подтверждает тот факт, что у чиновников не было четкого понимания структуры реформ ни в настоящее время, ни на заре преобразований.
В том же 2004 г. первый зампредседателя ЦБ РФ Андрей Козлов высказывался против закона о СРО, который, по его мнению, неприменим, в частности, для банковской системы. Тогда речь шла о передаче СРО части функций Центрального банка РФ, в частности надзорных. «Надзорная информация, которую мы собираем о банках, гораздо шире той, которую готовы предоставлять сами банки», — заявлял г-н Козлов. Напрашивается вывод: даже если речь и не идет об аудиторских СРО, последние, вероятно, не всегда могут или должны брать на себя функции государственных органов по регулированию определенных сфер бизнеса.
По данным, приведенным в статье «Что такое СРО?», опубликованной в № 11 за 2005 г. делового еженедельника «Экономика и время», энтузиаст СРО, глава Минэкономразвития РФ Герман Греф не раз отмечал, что одним базовым законом дело явно не ограничится, поскольку его будет недостаточно для того, чтобы учесть отраслевое своеобразие всех сфер бизнеса, а значит, придется создать еще целый пакет конкретизирующих документов. Принятие всех законов может занять многие годы. Данная статья не только ставит под сомнение саму идею передачи отечественного аудита в сферу ведения СРО, но и показывает, что последствия принятия Закона о СРО трудно предсказуемы.
В журнале «Бухгалтерский учет» № 10 за 2005 г. статья «Профессиональное аудиторское сообщество обсуждает законопроект» была посвящена заседанию «круглого стола», организованного Институтом профессиональных бухгалтеров России. На этом заседании обсуждались изменения, вносимые в Федеральный закон «Об аудиторской деятельности», и г-н Л.З. Шнейдман, директор Департамента регулирования государственного финансового контроля, аудиторской деятельности, бухгалтерского учета и отчетности Минфина РФ, отвечал на вопросы представителей российских и международных аудиторских компаний.
Г-н Шнейдман отметил, что требование иметь в реестре 1,5 тысячи аудиторских организаций обосновано количественными параметрами аудиторского рынка, а также объемом ресурсов, необходимых саморегулируемым объединениям для исполнения предусмотренных законопроектом функций. Мнение Л.З. Шнейдмана по данному вопросу совпадает с убеждением заместителя министра финансов РФ С.Д. Шаталова, согласно которому на рынке должно существовать 4—5 аудиторских объединений. Но это мнение не соответствует существующему положению вещей, что подтверждается комментариями депутата B.C. Плескачевского: возможно создание на аудиторском рынке максимум двух монополистов.
На заседании говорилось также о недостаточно четкой формулировке положений законопроекта об ответственности за составление заведомо ложного аудиторского заключения, что в свою очередь вызвало постановку вопроса о правомерности наделения САО правом исключения из числа своих членов аудиторов и аудиторских организаций. Из ст. 14 законопроекта следует, что САО имеет право самостоятельно, без участия судебных органов, прекращать деятельность своих членов, в частности в случае выдачи аудиторской организацией заведомо ложного заключения. По мнению г-на Шнейдмана, логика законопроекта заключается в том, что САО может и должно само решать вопрос о том, кому быть его членом, а кому – не быть.
По мнению участников «круглого стола», необходимо более четко сформулировать положение об условиях членства в САО. Г-н Шнейдман, в частности, отметил, что первоначально предполагалась возможность участия аудиторской организации только в одном САО, но вместе с тем законопроект не запрещает участие в нескольких объединениях. В законопроекте также нет требования, чтобы аудиторы вступали в то же САО, что и организация – юридическое лицо, в которой они работают. Представитель компании Price Waterhouse Coopers отметил, что аккредитованные при Минфине аудиторские объединения имеют на данный момент свои особенности и специализируются на различных аспектах профессиональной деятельности либо носят региональный характер. Это объясняет членство аудиторских фирм сразу в нескольких объединениях. В будущем, возможно, выбор облегчится, но на сегодняшний день Price Waterhouse Coopers является членом двух объединений (ИПБ России и Аудиторской палаты России).
Для обеспечения независимости аудиторов в законопроекте предусмотрена норма, говорящая о том, что 50% членов исполнительного органа аудиторской организации должны быть аттестованными аудиторами. Данное положение, по мнению «круглого стола», ухудшает положение небольших аудиторских организаций. Г-н Шнейдман же настаивал на том, что закон ни в коей мере не направлен против малых фирм. Главное, чтобы аудиторское заключение подписывал человек, понимающий специфику аудиторской деятельности.
Аттестация – одна из тех функций, от которых отказывается государство. Исходя из положений законопроекта, для получения единого квалификационного аттестата аудитору – специалисту общего аудита необходимо будет сдавать дополнительные экзамены, подтверждая свои знания и навыки по аудиту банков, страховых организаций и т.п. Г-н Шнейдман пояснил, что единый аттестат вводится в связи с теми процессами, которые происходят в экономике, в частности унификацией правил финансовой отчетности. Подобная ситуация может привести к тому, что специалисты-аудиторы будут тратить дополнительные средства и время в ущерб основной деятельности.

Таким образом, анализ положений законопроекта позволят сделать следующие выводы:

  1. законопроект о внесении изменений в Федеральный закон об аудиторской деятельности находится в стадии доработки, и принимать его в данном виде нельзя;
  2. в случае принятия законопроекта необходимо отсрочить до 1 января 2007 г. вступление в силу большинства его статей;
  3. в связи с тем, что, с одной стороны, проект недоработан и реформа регулирования аудиторской деятельности фактически буксует, а с другой стороны, затягивание принятия изменений отбросит реформу еще на год, необходимо в ближайшее время более внимательно проработать следующие вопросы для внесения соответствующих изменении в законопроект:
  • о численности аудиторских организаций и аудиторов в САО;
  • об усилении ответственности «чиновников от аудита»;
  • о защите малых аудиторских компаний (возможно, о смягчении условий членства);
  • о четкости формулировок в отношении условий членства аудиторских организаций в одном или нескольких САО;
  • о специализации и количестве экзаменов при аттестации аудиторов.

Необходимость создания САО в качестве регуляторов аудиторского рынка по западному образцу осознана аудиторским сообществом, но нужно помнить, что даже самые передовые и независимые от государства регуляторы, а также существующие системы государственного регулирования и контроля за аудиторской деятельностью не уберегли ряд крупных аудиторских компаний и их клиентов от банкротства.

Автор:

 

Все статьи цикла «Номер 10»

(состоит из 2 статей)

С какими стандартами работать аудитору? (24 июля 2006)

Государственное регулирование аудиторской деятельности и саморегулируемые аудиторские объединения (24 июля 2006)