Борьба за упрощение отчетности

Сравнительный учет: IAS & US GAAP
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 27 января 2015

Автор: Эдвард Тротт (Edward Trott), член Совета по стандартам финансовой отчетности США с октября 1999 по июнь 2007 гг.

Источник: CFO

Перевод: GAAP.RU

Компании не горят желанием отказаться от гибкости в финансовой отчетности, которую предоставляет как раз сегодняшняя некоторая усложненность американских стандартов.

Фото: http://ww2.cfo.com

Сложности в финансовой отчетности иногда необходимы, когда речь заходит о непростых по своей природе транзакциях или экономических событиях. Некоторые меры всегда будут казаться непростыми, если наблюдаемых данных, необходимых для осуществления оценки, недостаточно.

Но мы говорим о другой сложности. Значительная ее часть сегодня вовсе необязательна. Эта излишняя и ненужная запутанность, однако, находит свою поддержку у финансовых директоров, бухгалтеров, составителей корпоративной отчетности в целом (которым, казалось бы, упрощение стандартов было бы выгоднее всех прочих сторон), что в первую очередь объясняется нежеланием меняться в результате изменений в стандартах отчетности.

Но это, скажем так, мгновенный, первоочередной эффект. Если же копнуть глубже, то окажется, что перемены этим участникам процесса не нужны по причине того, что в результате они только потеряют гибкость в управлении отчетностью, которая возможна как раз с сегодняшними запутанными стандартами. Излишняя сложность создается в результате дополнительных оговорок, позволяющих смягчать последствия экономических изменений в течение времени, вместо того чтобы просто признать их в период, когда они имели место. Кроме того, они желают большего присутствия профессионального суждения в вопросах, регулирующих признание и измерение.

Значительным образом за сложность US GAAP несет ответственность и сам разработчик, FASB. Совет создает ее, пытаясь искусственно ограничивать объем существенных изменений в стандартах. Очень много времени он тратит за определение ключевого базиса каждого стандарта и попытки не выйти за пределы этого базиса. Довольно часто в действие дополнительно вводится альтернативный подход, накладывающий собой искусственное ограничение на величину изменений. Ну и не стоит забывать о несовершенных пока что концепциях, лежащих в основе американской системы стандартов и определяющих весь порядок их разработки – они также давно требуют улучшений.

Фото: www.pressfoto.ru

В 2014 FASB запустил свою инициативу по упрощениям, начав уделять довольно много своего внимания устранению сложности в отдельных узкоспециализированных стандартах.

Однако устранение даже отдельных эффектов в узконаправленных стандартах чревато созданием дополнительной сложности в двух крупных проектах: по учету лизинга (с точки зрения лизингополучателя) и по учету долговых инструментов.

Составители финансовой отчетности поддерживают упрощение отчетности, но только лишь в качестве абстрактной идеи. Оказывается, что когда до них доходит очередь предоставлять FASB свои комментарии, они обычно всеми силами противятся предложениям, желая сохранить стандарты в нынешним виде. К тому времени, когда выработается более-менее оформленное решение, проблема исчезает сама собой, и – voila, статус-кво восстановлен.

Разработчики стандартов – тоже люди. Они не хотят игнорировать отклик со стороны составителей отчетности, пытающихся ограничить изменения в стандартах. Но все-таки, как же им, поддавшимся на уговоры, должно быть трудно иногда не почувствовать себя укравшим Рождество Гринчем…

Кроме того, откроем маленькую тайну (хотя «тайну» – это еще как сказать): профессиональный опыт очень многих, если не большинства членов FASB весьма близок опыту составителей отчетности, т.е. компаний. Иногда так трудно дистанцироваться от вырастившей тебя среды и начать воспринимать свою роль иначе. Если бы этого удалось добиться, Совет с большей вероятностью пустился бы в проекты упрощения, даже если бы они означали существенные перемены в сегодняшних стандартах. Но вместе с тем, в результате разработчики также сильно утратили бы популярность в глазах деловой общественности.

Однако не будем забывать о долгосрочных преимуществах упрощенных стандартов. В конечном итоге составителям отчетности станет намного проще отражать транзакции и экономические события. В большинстве случаев им для этого будет требоваться меньше данных и подходов. Ошибки, повторные суждения и повторное составление отчетности станут явлениями более редкими. Можно разработать более эффективные рычаги внутреннего контроля с меньшими затратами. Все вместе это приведет к сокращению расходов на отчетность, которая станет более понятной и прозрачной.

Фото: www.pressfoto.ru

Устранение сложностей в лизинговой отчетности

Новый подход американского разработчика стандартов к лизинговой отчетности, безусловно, потребует серьезных перемен по сравнению с сегодняшним. Вся аренда должна будет отражаться на балансе в привязке к ключевому термину «право на использование» и финансовому обязательству, которое несет в себе объект лизинга. Но этот новый подход несет в себе ненужную сложность, относимую не на новый элемент, а как раз на попытки сохранить часть старых. В частности, многие представители индустрии настаивали на сохранении сегодняшнего признания расходов в операционной аренде.

Со своей стороны американский разработчик принял решение удовлетворить эту просьбу, потребовав от составителей отчетности субъективного суждения: предоставляет ли объект лизинга своему получателю более или же менее чем «значительную» долю стоимости (хотя в различных работах термины используются разные, суть остается та же: имеет место разграничение).

Если речь идет о «значительном» лизинге (вместе с которым передается и большая часть рисков и генерируемых прибылей), то мы, конечно, говорим о лизинге Типа B (Type B). В его случае потребуется сегодняшний подход к признанию выручки в операционной аренде. Также в случае с «Type B» требуется особый метод амортизации активов (с правом на использование). И процентные расходы, и амортизация комбинируются и отражаются в качестве одного элемента.

Если же речь идет о «незначительной» передачи стоимости (а также сопутствующих рисков и так далее), то мы говорим о лизинге Типа A (Type A). В этом случае признание выручки будет проводиться по методу, схожем с приобретением актива с привлечением долгового финансирование (причем большая часть расходов будет признаваться на более ранней стадии срока аренды из-за большего размера остающейся величины долга). Этот тип аренды не требует уникального метода амортизации, а процентные расходы и амортизационные отчисления отражаются в отчетности отдельно.

Но что такое это «значительное», и что значит «незначительное»? Зачем требовать два метода учета лизинговых расходов в отчете о доходах, если только один подход требуется для первоначального признание аренды любого типа на балансе?

Более того, если финансовое обязательство отражается на балансе, не будет ли более логичным и информативным отражать процентные расходы в отчете о доходах? Зачем предоставлять лизинговой индустрии возможность структурировать лизинг, в то время как другие кредиторы лишены этой возможности?

Конечно, всех этих вопросов можно было бы легко избежать, если бы у нас был только один тип аренды и только один способ отражения расходов в отчете о доходах. Ненужная сложность в этом проекте – пример того, как составители отчетности, которые не желают значительных перемен, «голосуют» за большую сложность, а FASB прислушивается к их мнению и не желает оставить один универсальный подход на все случаи. Чтобы избежать значительных перемен, разработчик соглашается ввести в действие дополнительный подход, предполагающий профессиональное суждение. Хорошо ли это? Зависит о того, чью сторону вы представляете и насколько честны перед собой.

Фото: www.pressfoto.ru

Устранение сложностей в учете долговых обязательств

Чтобы ограничить изменения в учете долговых инструментов (кредитов, торговой задолженности и т.д.), Американский Совет по стандартам финансовой отчетности согласился оставить большую часть сегодняшних сложных моментов учета. Эта сложность учета, в частности, предполагает разные требования, зависящие от типа инструмента (является ли он ценой бумагой: например, секьюритизированные долговые обязательства и торговая дебиторская задолженность будут отражаться по-разному) и классификации долговых ценных бумаг.

Схема классификации требует, чтобы инструменты, удерживаемые до погашения, отражались по амортизационной стоимости. С другой стороны, ценные бумаги для продажи будут показываться по справедливой стоимости, а корректировки к амортизационной стоимости будут проводиться через отчет о совокупном доходе – не через чистый доход. Торговую задолженность отражают по справедливой стоимости, причем корректировки к амортизационной проводят через чистый доход (категория «торговые ценные бумаги»).

Классификация будет зависеть от планов составителя отчетности на то, как именно признавать стоимость долгового обязательства, что в свою очередь определяется меняющимися обстоятельствами, фактом продажи актива, изначально классифицированного как «удерживаемый для погашения», и профессиональным суждением.

Конечно, всех сложностей можно было бы избежать и сделать финансовую отчетность более прозрачной и доступной, если бы разработчики стандартов потребовали амортизированной стоимости и справедливой стоимости для всех видов финансовых инструментов вне зависимости от их формы. Используя вычеты и прибавки к итоговым и промежуточным цифрам, общие активы, капитал, чистый доход или совокупный доход можно было бы отражать по обеим системам измерения.

Инвесторы получили бы больше информации. Составителям пришлось бы возиться с меньшим числом бухгалтерских систем, рычагов внутреннего контроля и поправок. Учет был бы более простым и дешевым, также менее подверженным переподготовке, если Комиссия по ценным бумагам и биржам или (непрямо) Совет по надзору за учетом в публичных компаниях (PCAOB) вдруг решат, что долговые инструменты были классифицированы неправильно.

Еще одним контраргументом против отражения всех инструментов по справедливой стоимости является опасность ложного умозаключения. Большинство составителей отчетности (особенно среди публичных компаний) уже и так обязаны проводить измерение по справедливой стоимости в отношении всех долговых инструментов у них на руках – разница лишь в том, что это проводится для дополнительных раскрытий, а не для включения в, собственно, основную отчетность.

Очень существенное изменение в текущий порядок отражения долговых инструментов (в том числе торговой задолженности) собирается привнести FASB своим новым подходом к обесценению. Этот метод носит название «модель текущих ожидаемых потерь по кредиту» (Current Expected Credit Loss – CECL). От составителей отчетности потребуют учитывать свой прошлый опыт в отношении кредитных потерь, принимать во внимание сегодняшние экономические условия и делать прогнозы будущих экономических изменений, чтобы определить, какие потери по долговому инструменту могут возникнуть на протяжении всего срока его жизни. Это нужно делать даже тогда, когда вероятность кредитных потерь представляется отдаленной. Оцененные таким образом кредитные потери признаются в момент первоначального признания долгового инструмента.

Не секрет, что модель CECL вводится в ответ на призывы инвесторов внедрить подход к обесценению, который ориентировался бы в будущее, а не прошлое. По ходу прошлого финансового кризиса это стало слишком большой проблемой для многих: обесценение признавали тогда, когда было уже слишком поздно действовать. Подход CECL во многом революционный: согласно ему, потери признаются до того, как произойти фактически. Однако по причине того, что тут используются собственные прогнозы составителей отчетности, данный метод создает еще одну возможность агрессивного управления выручкой.

Стоит знать, что метод CECL вовсе не так обязателен. Справедливая стоимость уже и так содержит ориентированную в будущее информацию о денежных потоках. Это несмещенная, рыночная информация, основанная на доступных наблюдаемых данных. Большинство составителей уже и так проводит измерение долговых инструментов по справедливой стоимости, и рычаги внутреннего контроля для этой системы также уже используются.

По мнению автора сегодняшней статьи, FASB стоит все-таки отказаться от этой модели и положиться на справедливую стоимость долговых инструментов, которая уже дает ориентированную в будущее информацию. Это избавит составителей от необходимости вводить новую учетную модель обесценения и дополнительные инструменты внутреннего контроля. Кроме того, не нужно будет отражать кредитные потери сразу же, как только долговой инструмент заносится на баланс – ведь это, если задуматься, просто нонсенс.

Фото: www.pressfoto.ru

Заключение

Есть много преимуществ более простых стандартов финансовой отчетности, и выгодно это в первую очередь составителям. Им следует ориентироваться больше на долгосрочные перспективы, а не краткосрочные издержки, которые они наверняка понесут в результате изменений. Отказавшись от части сегодняшних возможностей управления своей отчетностью, в долгосрочном периоде компании получат улучшение отчетности, что принесет пользу им и рынкам капитала в целом.

А американскому FASB следует быть жестче в том, что касается разработки стандартов. Непопулярность – неизбежная цена, которую приходится платить любому разработчику. Надо понимать, что избавление от совершенно ненужной сложности улучшит финансовую отчетность, а что другое может служить доказательством, что ты делаешь свою работу как надо?

Теги: упрощение отчетности  финансовая отчетность  корпоративной отчетности  упрощение стандартов  управление отчетностью  профессиональное суждение  US GAAP  FASB  инициатива по упрощениям  лизинг  долговые инструменты  экономические события  повторное составл