Аудит существенности – почему это так важно после истории с Tesco

Аналитические статьи, рейтинги
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 22 января 2015

В прошлом году довольно много полос зарубежных финансовых СМИ уделили бухгалтерскому скандалу с Tesco. Зарубежные СМИ – в основном по причине отсутствия громких и уже привычных прецедентов, мы (GAAP.RU) – просто чтобы не отставать. Если интересно, с подробностями можно ознакомиться в опубликованных ранее материалах («Глава комитета по делам бизнеса британского парламента назвал бухгалтерскую ошибку Tesco «феерической», «Бухгалтерский скандал Tesco: хуже, чем казалось поначалу» и др.). Сегодня, однако, будет затронут несколько другой аспект этой истории. Вследствие изменений в требованиях британского законодательства к частоте проведению аудиторских тендеров их число стало расти. А инвесторы, отметив такие перемены к лучшему, стали более придирчиво изучать аудиторские раскрытия по теме существенности. Об этом хочет поговорить уже известный по нашим публикациям эксперт Катарина Бэгшоу.

Автор: Катарина Бэгшоу (Katharine Bagshaw), член Института присяжных бухгалтеров Англии и Уэльса

Источник: Accountancy Live

Перевод: GAAP.RU

Фото: accountancylive.com

Столкнувшись со значительной оппозицией в лице определенных групп заинтересованных участников процесса, Совет по финансовой отчетности Великобритании (FRC) потребовал в июне 2013 года, чтобы в аудиторы на обязательной основе включали в отчеты информацию о масштабе аудита и уровнях существенности. Это был отчаянный, смелый поступок. В самом деле, в британской практике ничего подобного до того момента не требовали, и аудиторские компании стали заметно нервничать. Существенность – дело немаловажное, особенно если речь идет об аудите крупной публичной компании, где возможностей для неправильных трактовок в разы больше, а цена ошибки слишком велика.

Своими действиями FRC дал рынку четкий посыл относительно своих приоритетов – скажем, того, насколько он в действительности ценит качество информации об аудите, которая ложится на стол инвесторам. Ведь многие из них при принятии решений листают отнюдь не многостраничные отчеты с цифрами (собственно, финансовую отчетность самих компаний), а как раз заключения аудиторов! Они уже давно просили регулятора обеспечить их качественной информацией.

  • Небольшая врезка: с тематическим исследованием FRC по теме существенности в аудите, проведенным в 2013 году, можно ознакомиться по этой ссылке

Еще одним, хотя и не так четко обозначенным направлением, которое интересовало и интересует регулятора, была взаимосвязь между аудитом существенности, масштабом аудита и аудиторскими комиссиями, которые в такой ситуации оказываются под давлением.

И, пожалуй, это два самых больших суждения, которые приходится делать аудитору в ходе проверки. Кажущиеся на первый взгляд незначительные поправки в том, что сама компания определяет для себя «финансово существенным», уже в группе компаний может привести к совсем другим выводам и другим объемам работы. В упомянутом выше тематическом исследовании FRC приходит к выводу, что давление на аудиторские комиссии «сверху», наблюдаемое в последние годы, вполне объяснимо с точки зрения возросшего риска для качества аудита – как следствие, меньшей надежности, за которую платят меньшую цену. Кроме того, от регуляторов не укрылась и такая тенденция, что компании все чаще вносят изменения в свои собственные внутренние учетные политики, чтобы менять уровни существенности.

Британский Совет достаточно осторожен, чтобы не проводить прямой однозначной связи между качеством аудита и существенностью, но не может отрицать ее наличия. Одним из выводов, к которому приходят авторы отчета, заключается в том, что аудиторы должны признать изменившиеся потребности пользователей. Первой рекомендацией в этой связи является принятие их интересов в качестве определяющего фактора в определении уровней существенности.

Фото: www.pressfoto.ru

Аудиторские комиссии

Должен быть определенный простор для изменений аудиторских методологий, в частности, того, каким образом аудиторские свидетельства признаются достаточными и адекватными. В противном случае никаких улучшений аудита, никаких инноваций ожидать не стоит. Но если изменения идут лишь в одном условном направлении, а существенность – в вертикальном (т.е. возрастает), логично предположить, что в результате мы получим лишь определенную «комбинацию» результатов: скажем, объем аудиторской работы снизится, различные ее направления найдут новый равновесный баланс, будут применяться новые техники проведения проверок… Этого ли в действительности хотят и ожидают увидеть пользователи?

Пол Ли (Paul Lee), глава отдела инвестиционных вопросов в Национальной ассоциации пенсионных фондов (NAPF) и он же – бывший член комитета по делам аудита и гарантии в составе FRC, совсем в этом не уверен. «Аудиторское вознаграждение в действительности не так уж принципиально для крупных компаний. Инвесторы, однако, хотят лучшего качества, более тщательных проверок и более эффективных аудиторских методологий – следовательно, вопрос расходов в их списке приоритетов находится отнюдь не на верхних строчках» – говорит он.

При этом эксперт признает перемены к лучшему в результате появления новой информации в отчетах. «Некоторые новые аудиторские заключения изумительны» – отмечает он, одновременно подчеркивая, что подготовившим их компаниям не стоит ни в коем случае забывать, за что, собственно, их столь активно критиковали все последние годы. «Компаниям стоит задуматься, почему сегодняшнее восприятие именно такое, какое оно есть, в какой степени лично они поучаствовали в его формировании, и что еще они могут сделать в этой связи. Очевидно, они вправе вполне обоснованно ожидать, что пользователи теперь будут особенно внимательно следить за изменениями в уровнях существенности, но чего нам на самом деле хотелось бы от них – это чтобы аудиторы начали уверенно обосновывать свои суждения, притом без принуждения».

Фото: www.pressfoto.ru

Поверхностные сопоставления

Некоторые компании на сегодня подготовили два аудиторских отчета по новым требованиям, что делает возможным сопоставление информации за разные годовые периоды. Однако поверхностная оценка основных индикаторов может в действительности ввести в заблуждение.

Например, аудиторское заключение по мобильному оператору Vodafone за 2014 год снабдили графической иллюстрацией аудиторской существенности, вполовину меньшей по сравнению с 2013 годом (£250 миллионов и £500 миллионов). Первый же вывод, который сам собой напрашивается в этой связи – это что аудиторам, наверно, пришлось проделать гораздо больший объем работы. При этом в отчете довольно четко указано, что основной причиной для изменений является простое избавление от одной из компаний группы, Verizon. Базовый процент, применяемый к показателю прибыли до налогов, был один и тот же в том и другом отчетном периоде.

Напротив, отчет BSkyB за 2014 год, вызывающий легкое недоумение после беглого осмотра, показывает уровень существенности тот же самый, что и в 2013 году (£50 миллионов), но в случае с этой компании тот же самый процент (4%) применялся к оценочному показателю прибыли в том и другом году. Аудиторы в такой ситуации даже не имеют возможности мгновенно растолковать ситуацию. Идентичный результат в обоих периодах выглядит как минимум странно, а если различия очень существенны, то тут явно какая-то подтасовка (если только аудиторы не стали за один год в десятки раз аккуратнее, чем были). Что реально имеет значение здесь, так это тщательность объяснения этих перемен – или их отсутствия. А вот что касается возможного масштаба разъяснений, то тут практика показывает очень разные варианты.

Особенное любопытство лично у Пола Ли вызывают «опциональные» раскрытия по существенности показателей результативности. Многие компании очень осторожны в отношении таких раскрытий – говорит он – но аудиторские отчеты в действительности рассказывают о других вещах: что аудиторы думают о качестве систем управления, и насколько, на их взгляд, менеджмент контролирует бизнес.

Памятный отчет Tesco за 2013 не говорил вообще ничего о существенности результатов деятельности. Но он такой был далеко не единственный. Сегодня можно отыскать много аудиторских заключений, в котором также нет ни единого упоминания. Это не означает, впрочем, что у компаний есть проблемы – у большинства как раз нет. Но академики, можно утверждать с уверенностью, обязательно найдут со временем связь и скажут свое слово, в какой степени нераскрытие этих данных может служить в роли тревожного «красного флажка». Американские академики традиционно очень внимательно следят за тем, что происходит у коллег за океаном (в Великобритании), по мере того как их регуляторы предпринимают попытки внедрения схожих требований к аудиторским заключениям.

Фото: www.pressfoto.ru

Обзор раскрытий

Суждения в отношении существенности аудиторам необходимо выносить более уверенно – считает Пол Ли – и без принуждения. А то как будто приходят проводить аудит грязной кухонной посуды, в самом деле! Впрочем, это порождает еще один связанный с существенностью проблемный момент, который можно озвучить следующим образом: «как же мы допустили так много «воды» в финансовых отчетах?» Некоторые компании находят силы бороться с этим, и пример HSBC достоин уважения. «Что бы вы ни говорили о них (HSBC), по крайней мере, они всегда просматривают каждое отдельное раскрытие и спрашивают себя, так ли оно важно. Хотел бы я, чтобы больше компаний так делали» – считает британский эксперт.

Дебаты вокруг ненужных раскрытий продолжаются. По-прежнему имеют сложности в применении концепции существенности в отношении качественных раскрытий, а также тот факт, что составители и аудиторы (впрочем, вполне объяснимо) не желают совать свою голову в петлю, прямо заявив, что в этом году такое-то и такое-то раскрытие им, видите ли, не потребуется: все так же силен страх перед регуляторами. Есть очень много проектов и уже готовых отчетов по результатам исследования этой темы, в том числе от бухгалтерско-аудиторских регуляторов. Проблема выглядит хорошо понятой, но, тем не менее, выводы далеко не такие однозначные, а весь достигнутый прогресс выглядит вымученным.

Фото: www.pressfoto.ru

«Агрессивный» учет

Аудиторское заключение по Tesco за 2013 год приводит показатель существенности группы в £150 миллионов, что составляет 5% от скорректированной прибыли до налогов, и свою задачу привлечь внимание пользователей к этому моменту аудиторы провалили полностью. Расхождение прибыли в промежуточной неаудированной отчетности в настоящее время оценивается величиной в £263 миллионов.

Хотя представляется маловероятным, что отчет о доходах выпустили за дверь без того, чтобы аудиторы хотя бы бегло проглядели его, сами цифры (безусловно, колоссальная проблема, кто спорит) – лишь часть истории. Промежуточные результаты компании за период 2014/15 теперь многое говорят об аудиторском подходе Deloitte: коммерческий доход, представляется, переносился вперед (откладывался), причем в противоречии с учетной политикой компании. В предыдущие периоды практика была схожей, и, поскольку это взаимосвязано, отложенный доход рос от одного периода к другому.

Не похоже, что эта ситуация имеет мало общего со сценарием, хорошо описанным в работе «Aggressive Earnings Management» («Агрессивное управление выручкой»), опубликованной в далеком 2001 году ныне несуществующей структурой «Совет по аудиторской практики» (Auditing Practices Board – был расформирован в результате масштабной структурной реформы британских финансовых регуляторов несколько лет назад). Ситуация там описывалась в качестве «простого примера, чтобы продемонстрировать, как бухгалтерская практика полностью законного бизнеса может превратиться в совершенно неприемлемый финансовый учет». Там наглядно демонстрируется, как перенос дохода вперед с целью обеспечения целевых показателей путем, в принципе, вполне законных методов может очень быстро привести к тем же результатам, что и использование всех возможных методов вообще – законных или не очень.

Таким образом, вопрос здесь упирается в понятие законности, а не в сами цифры. Соответствует или нет бухгалтерский учет политике всей группы компаний, остается вопросом профессионального суждения. В самом деле, даже тщательное «копание в настройках» расчета существенности не создаст большой разницы, если сам бухгалтерский подход, в общем и целом, признается допустимым.

Совершенно необязательно при этом ничего прятать от аудиторов, чтобы такие ситуации все равно возникли. «Свидетельство» можно «заложить» в аудиторские отчеты компании. Реальная проблема, о которой пока что лишь осведомлены аудиторы, регуляторы и разработчики стандартов, заключается в том, что неправильное соотнесение прибылей и расходов всегда активно применялось с самого зарождения финансового учета как такового. Решение же ее требует возможности и простого желание аудиторов ставить под сомнение суждения задолго до того, как они приблизятся к границе, что считать допустимым.

Без сомнения, это очень серьезные задачи, и попытки их решить не прекращаются. Однако решения не придут быстро. Скептицизм (профессиональный, аудиторский) – не то же самое, что простой цинизм. А раскрытие уровней существенности в аудиторских заключениях, хотя, безусловно, и окажет эффект на поведение аудиторов, само по себе не решит структурных проблем, не дающих аудиторам ставить под сомнение выводы менеджеров компаний настолько агрессивно, насколько им этого, наверное, хотелось бы.

Теги: Tesco  аудит существенности  бухгалтерский скандал  аудиторские тендеры  аудиторские раскрытия  существенность  Совет по финансовой отчетности Великобритании  FRC  уровни существенности  аудиторские компании  финансовая отчетность  существенность в аудите