Роль управленческого учета в современном российском бизнесе

Системы профессионального образования в России, В...
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 20 ноября 2015

Вадим Боженик, директор CIMA по России и СНГ. Выступление на пресс-ланче CIMA


В настоящее время наш институт превратился в то, что называют СIMA (Chartered Institute of Management Accountants). Это международная, глобальная организация специалистов по управленческому учету, которая насчитывает более 220 членов в 177 странах мира, включая РФ, и задачей этой ассоциации является решение вопросов управленческого учета, оптимизация расходов и “взгляд в будущее” (моделирование бизнесс-процессов и прогнозирование бизнеса). Нашим лозунгом является следующий: “Мы помогаем людям вести успешный бизнес”.

Таким образом, мы фокусируемся на управленческом учете, что для РФ, возможно, является явлением не очень и не всегда понятным, не очень развитым. Для того чтобы понять, как обстоит ситуация на рынке, мы провели исследование. Совместно с компанией Superjob мы хотели выяснить, ситуацию в отношении профессиональных квалификаций (насколько они признаны, насколько они востребованы) и, таким образом, насколько эта профессия имеет место на рынке, насколько специалист по управленческому учету имеет значение.

Хотел бы отметить, что мы часто сталкиваемся с ситуацией, когда говорят, мол, “у нас в компании нет управленческого учета”. Но это не совсем корректно, потому что бизнес не может функционировать без управленческого учета, и его элементы всегда есть – дело только в том, как они называются. В ведущих международных компаниях есть и специалист по управленческому учету, есть и целые отделы. В российских компаниях это на сегодняшний день редкость. В основном эти функции выполняют финансовые директора и их помощники, главные бухгалтера и так далее, которые несут на себе функции управленческого учета.

Развивая теорию и практику, мы заметили такую особенность, что в последние годы происходит трансформация функций управленческого учета. В условиях глобализации экономики, конкурентной среды и появления новых технологий роль управленцев все больше смещается от оптимизации доходов к повышению стоимости компании и повышению ее доходов. И здесь как раз специалисты играют свою роль.

В этой связи можно подчеркнуть, что у управленческого учета есть две функции: для оптимизации бизнеса они могут либо оптимизировать расходы, либо увеличивать доходы. Однако оптимизация расходов имеет свой предел: вы не можете бесконечно оптимизировать процесс - в конце концов, вы просто прекратите закупать материалы (например). А вот наращивать доходы – процесс перспективный, он может продолжаться бесконечно, и это то, чем должны заниматься специалисты.

Как показала практика (мы проводили исследование), наибольший сдвиг произошел в период с 1999 по 2009, и это, наверное, неслучайно: это последствия кризисов, которые проходили на мировых рынках капитала, в частности, падение рынка технологий в 2001 году на волне скандалов Enron и World.com. Кстати, злые люди говорят, что эти компании обанкротились, потому что ими управляли люди с квалификацией MBA – специалисты по управленческому учету, “администраторы”. Но все это можно проверить при желании, это небольшое отклонение от темы.

Итак, произошел этот сдвиг, и мы посмотрели, что из тяжелой ситуации лучше всего выходят компании, которые не только оптимизируют расходы, но и значительное внимание уделяют инвестированию в развитие своих бизнес-моделей и увеличение конкурентного преимущества. Именно эти компании остаются на рынке и занимают доминирующее положение. Поэтому мы и говорим, что в непростых экономических условиях особое значение имеет это направление, чтобы компании могли развиваться и идти дальше. Неслучайно профессия финансового директора имеет такое значение. Неслучайно на сегодня эта должность такая востребованная и высокооплачиваемая. Компании осознают важность этой профессии, готовы платить им большие деньги, чтобы они формулировали свое видение развития бизнеса, выхода из сложной ситуации.

В этом ключе, как показало наше исследование, ценятся люди, которые имеют особую подготовку. Поэтому на рынке труда выше оплачиваются люди с соответствующей подготовкой, даже больше чем люди, получившие академическую степень или даже MBA. Признание рынка – это признание того, что эти люди имеют особые навыки.

На днях я участвовал в круглом столе финансового университета, где обсуждались проблемы профессионального образования и степеней (бакалавра, магистра). Одним из замечаний работодателей было то, что в случае даже магистра у обладателей этих степеней просто не хватает практических навыков, практической подготовки к будущей деятельности. Это как раз тот пробел, который заполняют профессиональные квалификации, и именно поэтому они так высоко ценятся на рынке.

Что мы увидели из наших исследований – это что обладатели этих квалификаций в среднем получают на 41% больше, чем те, у кого квалификаций нет. Опять же, это неспроста. Это говорит о том, что эти люди могут что-то предложить бизнесу. Исходя из нашей практики, мы делали опрос среди наших студентов, которые проходили подготовку по профессиональной квалификации. Их непосредственный отзыв заключался в том, что вы можете применять полученные знания сразу же в своей практической деятельности. Было приятно осознать, что выучив вечером определенную методику, утром в офисе я уже мог ее применить и увидеть, как это состыковывается и работает. После этого хочется узнавать еще больше, получать еще больше практических навыков. Люди повышаются в должностях, строят хорошие карьеры. Как показывает практика, обладатели квалификации CIMA имеют больше возможностей претендовать на позицию финансового директора по сравнению с остальными квалификациями.

Мы оценивали и сравнивали со степенью MBA, с людьми без квалификаций и с обладателями других квалификаций - например, ACCA. В чем мы увидели различия. ACCA направлена больше на должности бухгалтерско-аудиторские, в то время как CIMA направлена больше на развитие бизнеса. Поэтому наши студенты чаще занимают должности финансовых директоров. Как результат, они имеют особые навыки, у них есть, что предложить рынку. Процент незанятости среди наших учеников – самый низкий на рынке. Если сравнивать с другими квалификациями, то получается, что сейчас почти в 2 раза меньше нетрудоустроенных обладателей квалификации CIMA.

Это ключевые моменты, которые мы обнаружили в результате исследования с компанией Superjob. Мы отмечаем для себя, что есть понимание того, что специалист по управленческому учету – это ценный специалист, что рынок видит в нем пользу, а раз рынок видит в нем пользу, то это направление будет развиваться и расти. Собственно, мы хотели бы в этом помочь, хотели бы участвовать в развитии этой профессии. Проводя мероприятия совместно с университетами и школами бизнеса, мы обсуждаем вопросы конвергенции профессионального образования и академического, что, в принципе, немаловажно для будущей карьеры выпускников.

Нам интересно было провести это исследование, для того чтобы понять позиции и получить подтверждение от тех людей, которые в бизнесе, которые нанимают людей. Приятно было осознать, что наши ожидания относительно того, что управленческий учет очень важен для ведения бизнеса, для его развития, особенно в непростых экономических условиях - оправдались.


Ответы на вопросы

(по причине плохой слышимости в отдельных случаях здесь и далее мы не будем воспроизводить сами вопросы, но передавать их суть, зато ответы Вадима Боженика в большинстве случаев звучат как раз ясно и четко, что, наверное, главное – GAAP.RU)

Вопрос о том, как давно проводится подготовка по программам CIMA

Подготовка по квалификации CIMA в России началась 10 лет назад. Сам Институт был образован намного раньше, в 1919 году. Сразу после его образования встал вопрос членства в этой ассоциации, и чтобы этих членов как-то отбирать, была образована квалификация. Что интересно, по-английски это называется “qualification”, но одним из переводов этого слова наравне с “квалификацией” является также “отбор”. Если вы знаете игорную терминологию, то там можно встретить сочетание “qualified person” – когда человек был “отобран”, т.е. вышел в полуфинал, финал и так далее. Поэтому “qualification” – это как способ отбора для выхода в финал, и таким образом была создана специальная система отбора для подтверждения навыков.

Эта система постоянно развивается, следит за развитием бизнеса и технологий в мире. CIMA – одна из немногих квалификаций, которая постоянно обновляется каждые 4-5 лет и таким образом обеспечивает привязку к событиям в мире бизнеса. То, что мы сделали сейчас, с 2015 года – это запустили новую квалификацию, и эта квалификация была выстроена на той работе, которую мы провели при формировании международных принципов управленческого учета. Эта очень большая кропотливая работа, которая была проведена на пяти континентах в согласовании с более чем 40 ведущими компаниями, и на основе этих согласований были выработаны принципы управленческого учета. Мы назвали их Global Management Accounting Principles (GMAP), которые в английском написании можно понимать и как “глобальные”, “всеобъемлющие”, и как “международные”. Они действительно “всеобъемлющие”, поскольку применимы к бизнесу любого размера в любой индустрии, и они действительно “международные” в том смысле, что их можно применять в любой стране мира. Эти принципы выявили особый круг компетенций, которыми должен владеть любой специалист управленческого учета. Был применен такой подход: мы сначала посмотрели, что нужно в будущем для успешного развития, затем определили компетенции, и на основании компетенций уже разработали программу подготовки. Далее я к ней еще вернусь.

Что мы увидели в ходе разработки принципов – это что продолжается процесс трансформации финансовой функции в бизнесе, и этот процесс идет в направлении продвижения финансовых директоров на роль бизнес-партнеров в бизнесе. Что это означает? Это означает, что функции учета - управленческого учета - отодвигаются на второй план, то есть занимают не такую значительную часть. Более значительную часть занимает взаимодействие с другими частями бизнеса, чтобы понять бизнес-модель и помочь выработать стратегию по ее оптимизации. Если разобраться, любой бизнес вращается вокруг денег. Деньги откуда-то берутся, куда-то инвестируются, куда-то расходуются, что-то происходит, деньги получают. С этими цифрами лучше всего знакомы финансовые директора – кому как не им в этом разбираться?

Для того чтобы обеспечить управление компанией, финансовым директорам нужно общаться со всеми сегментами компании, со всеми подразделениями. Информационные технологии помогают в этом, помогают еще больше форсировать роль финансовых директоров. Однако для того чтобы это сделать, им нужны навыки – помимо основных, помимо экономики, математики и т.д. – им нужны навыки общения с людьми, навыки лидерства, коммерческие навыки. Если вкратце, то наша модель компетенций заключается в том, что эффективный специалист должен применять ключевые навыки (учета, математических вычислений и т.д.). Чтобы применять их в контексте бизнеса, он должен понимать контекст, в котором этот бизнес оперирует, то есть он должен влиять на людей, оказывать влияние на ответственных людей, чтобы те были лидерами своих подразделений.

Для этого недостаточно просто собрать данные – их нужно обработать, привести в формат, применимый к бизнесу. Финансовый директор собирает информацию со всей компании, вырабатывает свою точку зрения. Но эта информация стоит немного, если нет возможности ее довести. То есть нужны навыки влияния на людей, навыки доведения информации. Если он сможет донести, что это важно, тогда он становится лидером, и это налагает на него определенные обязанности. Поэтому для выполнения этой обязанности нужны определенные компетенции, чтобы уметь считать в контексте бизнеса, убеждать руководство, вести за собой, быть лидером. На основе этого была выработана схема компетенций, что для этого нужно, какие навыки (личностные, коммерческие и так далее). Также эти навыки различаются по специалистам: если это линейный специалист, если это менеджер среднего звена, финансовый директор или управляющий.

Принимая все это во внимание, была выстроена система подготовки. Все навыки, которые нужны финансовому специалисту для начала работы, покрываются на первом уровне, менеджеру среднего звена – на втором уровне, и финансовому директору – на третьем уровне. После этого уже начинается постоянное повышение квалификации.

Таким образом, на сегодняшний день можно говорить о квалификации, которая готовит людей к работе будущего. То есть это не то, что происходит сейчас – это то, что будет происходить, к чему движется мир. То, к чему придут рано или поздно компании. Процесс уже начался. Мы наблюдаем за ведущими компаниями, самыми успешными, видим эту тенденцию бизнес-партнерства и готовим к этому людей, чтобы они могли оказывать влияние и выводить бизнес на новые рубежи. Поэтому у нас в квалификации предусмотрены три уровня: операционный, управленческий и стратегический. Каждый уровень покрывает компетенции, необходимые для определенного этапа развития специалиста.

Если вы обратили внимание, стратегический уровень – очень важный, потому что человек, прошедший этот уровень, уже может влиять на выработку определенной стратегии бизнеса и внедрять эту стратегию бизнеса в жизнь. Он должен сделать ее не только эффективной, но и практичной. Опять же, это подводит нас к результатам исследования, которое показывает, почему финансовые директора, подготовленные по программе CIMA, пользуются таким спросом на рынке, так высоко оплачиваются: потому что они приносят реальную пользу!

Вопрос (о вариантах подготовки)

Есть разные модели среди тех, что мы заметили на рынке. Это так же, как с управленческим учетом, про что я говорил: специалисты могут иметь разные названия и работать в разных отделах. Так же и подходы: есть подход “снизу-вверх” и “сверху-вниз”, т.е. в некоторых компаниях был принят подход, что люди сами должны к этому стремиться. Создается среда, когда они видят необходимость делать карьеру: если у вас больше навыков, больше способностей, то вы продвигаетесь. Тогда они сами подают заявки на обучение, и компания их поддерживает. Есть и другой подход, когда компания рассматривает свои потребности и направляет сотрудников на подготовку. В обоих случаях подготовку поддерживает (оплачивает) работодатель.

Есть другой вариант самостоятельной подготовки, когда люди хотели бы сменить профессию, перепрофилироваться, люди, которые сейчас просто не заняты. Они могут эту подготовку проходить самостоятельно, используя учебные центры или наши ресурсы.

Вопрос – как сейчас (в условиях кризиса) складывается ситуация с подготовкой специалистов?

Казалось бы, в такой ситуации мы не заметили сокращения студентов и даже увидели другую тенденцию: компании, которые раньше не поддерживали обучения, стали его поддерживать и стали оплачивать членские взносы. То есть сейчас даже больше поддержка, чем была раньше. С одной стороны, это парадокс, а с другой – это даже понятно, потому что сейчас они оценивают людей по достоинству и хотят, чтобы у них были такие люди. Когда я разговариваю с работодателями, с фирмами, они говорят – да, нам нужны специалисты по ряду причин: на проекты, которые другой не сделает, у нас есть тендер, который другой не выиграет, нам нужно, чтобы была CIMA, поэтому нам нужно готовить эти кадры. Поэтому идет понимание, и приятно отметить, что работодатели поддерживают эту квалификацию. Мы также разговаривали с кадровыми агентствами, и они подтвердили эту тенденцию.

Вопрос. CIMA в России десять лет, но первое время обучение шло на английском языке, то есть для прохождения его необходимо было владеть английским языком. Последние лет 4-5 развивается направление “CIMA на русском” по договоренности с PricewaterhouseCoopers (сейчас 4 компании: PricewaterhouseCoopers, СТЕК, Hock и ATC – провайдеров обучения, грубо говоря). Скажите пожалуйста, если смотреть на количество человек, которые там учились ранее (в английском варианте), и на тех, кто учился уже по-русски – какие там процентные составляющие, т.е. насколько стало влияние сертификации выше, когда появилась русифицированная версия? Какие сложности для вас представляет то, что приходится переводить и адаптировать такие программы?

Ситуация такая. Подготовка по квалификации началась около 10 лет назад на английском языке. 5 лет назад мы открыли офис в Москве и задались идеей подготовки программы на русском языке. В то время еще немного было программ на русском, и мы, когда смотрели, смотрели на то, что будет лучше востребовано. Наша сильная сторона всегда была в улучшении эффективности деятельности бизнеса. Поэтому мы выбрали те модули, которые относятся к этому, и создали программу на русском языке, которая называется “Эффективное управление бизнесом”. Эта программа состоит из нескольких модулей основной квалификации. То есть у нас в квалификации три направления, а мы взяли одно направление – и его сделали на русском языке. Это направление, ввиду ограниченности этой программы, заняло свою “нишу”, и эта “ниша” не всегда пересекается с основной квалификацией. Если основная квалификация покрывает вопросы финансовые, вопросы управления компанией и вопросы оптимизации бизнеса, то русскоязычная квалификация покрывает только вопросы оптимизации бизнеса. Поэтому у нее свой контингент, и она развивается параллельно.

Программа получила очень хорошее развитие с момента старта. В первый год работы она была совершенно незначительна. Затем она стала развиваться экспоненциально буквально до 2014 года – у нас было порядка 35-40% прироста годовых. Затем в 2014 году этот процесс замедлился, в 2015 был незначительный спад. Сейчас, как мы видим, этот спад стабилизировался, т.е. мы не прогнозируем падения на 2016 год – возможно, будет какой-то рост незначительный. Однако я хотел бы подчеркнуть, что эта программа для другой аудитории. Это программа для менеджеров среднего звена, которые уже отработали какое-то время, которые имеют опыт и хотят для себя получить навыки по оптимизации бизнеса. Часто это может быть небольшое предприятие, часто это может быть владелец своего бизнеса, это может быть среднее предприятие. Но это те люди, которые не видят себя финансовых директорами. Из них определенная часть переходит на основную квалификацию – это люди, которые хотят развиваться дальше, у нас есть определенный процент такой конверсии. Но здесь фактором является обучения на английском языке. Поэтому сейчас наши авторизованные провайдеры, которых Вы назвали, предоставляют программы подготовки на английском языке, для того чтобы облегчить этот переход. Сейчас можно также пройти курс финансового английского и после этого начинать обучение по основной квалификации.

Вопрос (касается потенциальной возможности перевести квалификацию полностью на русский язык – нет ли тут каких-то ограничений в России?)

Имеет место расхождение между возможностями и желаниями: у нас нет возможностей. Есть желание, но на данный момент это был бы очень глобальный проект, чтобы сделать квалификацию на русском языке. Это очень обширная квалификация. Мы не готовы со своей стороны. Мы подводим рынок к этому, смотрим, как развивается русскоязычная программа. Через несколько лет она будет уже другая: она будет идти в сторону совпадения с полной квалификацией англоязычной, но это процесс постепенный, мы не можем сразу сделать все.

В январе этого года программа поменялась: поменялось содержание, появились новые экзамены, и все эти экзамены были переведены в компьютерный формат. И сейчас все эти экзамены сдаются в компьютерном центре. Соответственно, это все на английском языке, и даже с русским языком возникают проблемы в увязке систем. Поэтому, в перспективе – да, но не сегодня. Мы хотим развивать это направление. Не исключаем, что на каком-то этапе появится квалификация на русском языке, но как она будет выглядеть – сейчас об этом говорить рано.

Вопрос (о точности перевода)

Когда вы берете программу и делаете ее перевод, не всегда ее перевод можно сделать буквально – приходится иногда искажать смысл. Это является одним из наших “камней преткновения”, поскольку это будет не перевод, а это будет адаптация. При этом возникает вопрос о ее сопоставимости: насколько это приведет к искажению качества? Сейчас мы говорим о том, что эта квалификация действительно международная и признаваемая во всем мире. У CIMA нет конкурентов в области управленческого учета. Если посмотреть на бухгалтерские квалификации, то в каждой стране это регулируемая область, и в каждой стране есть аудиторские и бухгалтерские мнения. Если говорить об управленческом учете, то глобальная квалификация только одна. CIMA представлена в 177 странах, у нас есть офисы в Австралии, Новой Зеландии, Шанхае, Корее, Японии и так далее. Эта квалификация охватывает весь мир именно потому, что она унифицирована: она на одном языке, у нее одни требования, одни экзамены, и люди, независимо от того, где ее сдают, получают одну и ту же квалификацию. Поэтому они сопоставимы, и поэтому есть уверенность, что выпускник из Шанхая имеет ровно те же знания, что и выпускник из Мельбурна.

Вопрос (о соотношении в России тех, кто учится на полную сертификацию CIMA на английском языке)

По России это в основном крупные компании. Но в малых и средних компаниях практикуется “облегченный вариант” – русскоязычная программа. За рубежом это соотношение несколько другое.

Вопрос (о квалификации СMA, предположительно американской – как они связаны?)

Да, у них есть квалификационная программа CMA, она иногда позиционируется как альтернатива, потому что и то, и другое, вроде как - управленческий учет. Однако CMA – более простой вариант. Там два экзамена, и эта программа не такая всеобъемлющая, если смотреть по составу и по направлению. Это программа другого уровня. Если люди хотят получить базовый уровень, они ее выбирают, потому что два экзамена – это проще. А с CIMA это сложнее. Однако у нас есть вариант перехода, то есть если у вас уже есть CMA, вы можете перейти на CIMA, получив освобождение от некоторых экзаменов.

Вопрос о претендентах, касающийся людей, которые “подключаются” к квалификации. Предположим, что есть гендиректор, у которого базовое образование вообще не связано с бухгалтерией вообще, но он осознал, проникся… Какие требования, чтобы начать?

Чтобы начать обучение, нужно соответствовать определенным требованиям, и одно из требований, как Вы и сказали – это иметь профильное образование. Если профильного образования нет, то можно рассмотреть несколько вариантов. Вы можете сначала пройти курс сертификации, который состоит из нескольких модулей. Это также компьютерное тестирование. Если вы проходите тест и получаете наш сертификат, то с этим сертификатом вы уже допускаетесь к прохождению полной программы. Либо вы можете получить сначала русскоязычный диплом, и, получив этот диплом, уже пойти на изучение программы.

Вопрос: сколько сейчас в РФ людей, сертифицированных по CIMA, и сколько из них имеют диплом CIMA русскоязычный?

Отличие очень значительное. Не могут назвать точную цифру, потому что по ряду причин она подлежит обсуждению. Люди переезжают, меняют дислокацию. Если говорить о Российской Федерации, то наших членов, которые полностью обучились и имеют квалификацию – порядка трехсот человек. То есть это как бы “элита” - люди, которые завершили обучение и стали нашими членами. Есть также много людей “на подходе”, которые завершили обучение, но не стали членами. Это число сопоставимо. Им предстоит сделать еще один шаг. Например, завтра мы принимаем еще 25 членов, завтра мы их поздравляем и так далее. Но если говорить о русской программе, которая состоит всего из двух экзаменов, то здесь уже число обладателей составляет около 7 тысяч человек. То есть разница очень большая.

Вопрос о порядке подготовки в плане сотрудничества с университетами, и есть ли оттуда преподаватели

Мы сотрудничаем с учебными заведениями – например, вчера участвовали в круглом столе в финансовом университете, проводили мастер-класс по поводу компетенций. И мы сейчас очень хорошо сотрудничаем с Российской академией народного хозяйства, где мы планируем запускать совместную магистерскую программу.

Вопрос: а как же опыт работы? Ведь это студенты 20-21 лет, у которых опыта нет – получается, CIMA на них ориентируется?

Сертификационную программу можно проходить всегда, к ней нет никаких требований. Вы всегда можете получить сертификат. Получив сертификат, можете пойти на дальнейшее обучение. Наше сотрудничество с университетами направлено на то, чтобы студенты, обучающиеся там, могли получить сертификат – это и есть наша основная задача. Таким образом, когда они заканчивают учебное заведение, у них есть на руках сертификат, и есть выбор: они либо продолжат обучение, либо его не продолжат.

Вопрос: в любом случае это платно?

Да. На магистерской программе, уже основываясь на этом сертификате, они продолжают обучение, и наша задача – вывести их на первый уровень квалификации, чтобы они могли развиваться дальше. Получив бакалавра, они получают сертификат; получив магистра, они получают первый уровень квалификации. Опыт работы нужен для получения членства, для получения квалификации. Сдавать экзамены можно и не работая, но это несколько сложнее, потому что это увязано со стратегическим уровнем, и нужно понимать, как работает бизнес. Хорошо, если вы работаете в компании и можете у кого-то спросить. Но теоретически - это возможно. А опыт работы нужен только для того, чтобы получить квалификацию. И поэтому у нас получился такой список, скажем так, “очередников”, которые завершили обучение, но еще не имеют опыта работы, и поэтому они еще не стали членами. Им нужно подождать, пока они получат опыт работы (минимально – три года), и потом они смогут уже подавать заявление на членство.

Вопрос. Долгое время активно муссировалась идея деятельности по внедрению международных стандартов финансовой отчетности в России. В последнее время, в связи с различными политическими коллизиями, эта идея заглохла, и по аудитории это здорово заметно. Когда буквально пару-тройку лет назад активные запросы шли, сейчас мы наблюдаем активное снижение. Ваше мнение – по крайне мере, стратегически вы же разрабатываете какие-то решения… Ну, российские стандарты в любом случае не позволяют решать управленческих задач. Как вы это видите – либо в виде реанимации и все-таки внедрение каких-то стандартов, связанных с управленческими функциями? Видите ли вы себя в той роли, чтобы наши бухгалтера начинали потихоньку “вырастать из шкуры” бухгалтеров, которые “простые счетчики” для налоговых служб? Готовы ли вы взять на себя ответственность за такую “миссию”, потому что появляются какие-то курсы, позволяющие “подрасти” – мы не говорим о тех, кому пора на пенсию - мы говорим о молодых людях, которые просто так пришли в бухгалтерию и проходят эти ежемесячные, ежегодные курсы.

Все зависит от подготовки кадров, и когда мы готовим кадры, мы готовим их на основании принципов. Опять же, в чем большая разница между МСФО и российским бухучетом? МСФО – это принципы, российские стандарты – это написанные правила. Принципом невозможно описать правило. И это вводит в ступор. “А что здесь ставить?” – “Ну, вот же написано” –“Нет, здесь написан принцип, а мне нужно правило!” Поэтому мы не разрабатываем стандарты – мы разрабатываем принципы управленческого учета. Эти принципы достаточно всеобъемлющи, но они не прописывают правил, т.е. мы не прописываем, как нужно делать, что нужно, и так далее, и так далее. Мы учим людей думать и брать ответственность. Они используют принципы для того, чтобы выполнять свои обязанности. У нас рассматриваются вопросы этики, честности, профессионализма. В процессе подготовки мы людей к этому готовим. Мы готовим их к тому, что по окончанию обучения это будет человек, который способен думать за себя, принимать решения, будет честным, порядочным и так далее.

Вопрос (финансовый директор как партнер)

Если сейчас взять иерархию, то финансовый директор сейчас – лицо подчиненное. Он выполняет указания и редко принимает участие в решениях. То, что делают, как мы заметили, международные компании – они ставят финансового директора на уровень руководства, т.е. финансовый директор становится лидером. В этом плане он стает партнером – но это не отражение его должности, а отражение его новой роли в бизнесе. Он становится партнером-управляющим по созданию стратегии. Так как он видит движение денежного потока, его роль – общаться со всеми подразделениями, чтобы понимать, что где происходит. И тогда он является центром аутсорсинга, т.е. он берет у бизнеса, у каждого направления те функции, которые являются ключевыми. Они говорят: “Да, вот мы тут делаем гайки, но нас не устраивает эффективность”. Тогда финансовый директор оставляет производство гаек на главу цеха, а сам решает, как это сделать эффективно. В этом и состоит его роль: он собирает данные со всех отделов.

Как вы знаете, есть данные, есть информация, а есть уровень знаний. Его задача в том, чтобы собрать данные, из них составить информацию, информацию вывести на уровень знаний, а эти знания – преподать управляющим. Он приходит к ним, говорит: “Вот что у нас есть: это, это и это…Я все сложил, посчитал”. “А что это значит?” – спрашивают его. - “А это значит, что нам нужно сделать так, так и вот так”. Применить и убедить. Убедить управляющих, что нужно сделать так, а не иначе. Для этого необходим постоянный обмен информацией. Вообще, это один из наших принципов, причем информация должна быть 1) актуальной 2) индивидуализированной и 3) информация должна быть продуманной, чтобы она имела влияние на директора.

Компания ставит финдиректора на равных с управляющим, партнером по бизнесу. И тогда получается интересная ситуация, когда у нас как бы два центра управления, два начальства: у нас есть непосредственное начальство, и у нас есть главный представитель департаментов, на которого смотрят, на которого ссылаются, и от которого ожидают, что он им поможет. Однако у него есть свой “механизм защиты”, свой как бы “домик”, в который он может спрятаться: он может сказать, мол, “я финансовый директор, у меня свои полномочия”. Такой получается довольно интересный дуализм работы.

Вопрос (различаете ли вы в процессе подготовки экономистов, финансистов, контролеров и т.д.? Есть ли у CIMA подготовка специалистов контроля?)

У нас программа очень всеобъемлющая, и во всех модулях охватываются определенным образом функции финансового контроля и финансового управления. Есть элементы экономики, есть элементы анализа, есть элементы, которые относятся даже к внутреннему аудиту. На что нужно обратить внимание, так это на то, что, по нашему мнению, полностью квалифицированный финансовый директор должен иметь хотя бы начальные навыки во всех этих областях.

Вопрос. Вы разрабатываете принципы. Эти принципы каким-то математическим моделям, наверное, поддаются. Есть ли у вас программные продукты или сотрудничество с компаниями-разработчиками, которые помогают применять те принципы, на которых основывается квалификация?

Мы сейчас уже завершаем процесс перевода (принципов) на русский язык, и когда этот процесс будет закончен, когда он будет опубликован на русском языке, что его будет отличать от оригинала – это то, что в нем будет практическое руководство. Мы разработали такой диагностический инструментарий, который позволяет понять соответствие компании этим принципам, понять слабые и сильные стороны, и на что нужно обратить внимание. На сегодняшний день это выглядит как анкета, ряд вопросов, на которые нужно ответить, чтобы получить рекомендации. Мы видим будущее развитие этого направления, и у нас будут какие-то программы online, которые облегчат людям этот процесс.

Вопрос. Т.е. это не в связке с продуктами SAP, 1C? Это будет самостоятельный продукт?

Это самодостаточный инструментарий, напрямую не увязанный с квалификацией.

Видите ли вы в этом перспективы развития?

Мы видим развитие в более полном использовании, применении принципов в практике компаний. На сегодняшний день эта работа уже началась. Вот мы создали принципы – относительно недавно, всего год назад, но ряд крупных компаний - таких как Vodafone, Sainsbury’s - уже принял их у себя, и у нас будут отклики по всему миру. Сейчас уже финансовое ведомство Новой Зеландии приняло у себя эти стандарты, применила таможенная служба Австралии. Есть крупные организации (мы тут разговаривали с Налоговой службой Великобритании), которые готовы принять их у себя для оптимизации деятельности, а ведь это то, на что они и направлены. На то, чтобы компания лучше работала. И мы показываем, что нужно сделать, какими компетенциями нужно для этого обладать. Вокруг этой сферы компетенций и выработана программа подготовки.

______________________________________________

Что еще можно сказать о CIMA на основе ответов на вопросы, поступившие от участников пресс-ланча? Сегодня действуют три основных провайдера этой квалификации – Hock Training, ATC и СТЕК. Преподаватели (как люди) – это, как правило, обладатели квалификаций, которые работают в бизнесе, и для них это не является основной деятельностью, но при этом обучение им нравится в плане личного развития.

Стратегия продвижения квалификации – на данный момент в основном финансовая, но при этом сильно ограничено “живое” продвижение среди людей на специализированных мероприятиях, подобных “Российской неделе маркетинга” и так далее. Причина этого – не столько в нежелании, сколько в ограниченных возможностях. Как признается Вадим Боженик, пока что они еще только развиваются.

Развитие у них поступательное. За прошедшие 5 лет было сделано очень много, но в данный момент расширение пока не имеет смысла. Момент не самый подходящий.

Многие компании на сегодня по-прежнему не понимают, зачем нужны принципы учета, когда есть правила. И многие, бывает, приходят на работу с сертификатом на руках, а им там прямым текстом сознаются, мол, управленческого учета у нас нет”. А у тех глаза на лоб лезут – “что же тогда нам здесь делать?” Но это все преходящее, нужно время на то, чтобы переучить. Управленческий учет не может не быть, просто называется там частью бухучета: они сами еще это не осознали. Но бывает и такое: начальство вообще не поощряет обучения подчиненного по квалификации, потому что “Зачем мне подчиненный умней меня?” Это хуже, с такими директорами каши не сваришь.

Из принципов управленческого учета выходят компетенции, которыми нужно обладать, чтобы претворять их в жизнь. Для формирования компетенций создается программа подготовки, но эти же компетенции включают и определенные ключевые навыки расчетов (амортизации, оценки инвестиций и так далее). Отсюда получается ситуация, когда человек, услышав что-то новое на занятиях, может прийти на работу и тут же это применить. То есть программа сама по себе очень практичная.

Теги: управленческий учет  CIMA  Chartered Institute of Management Accountants  оптимизация расходов  моделирование бизнесс-процессов  профессиональные квалификации  Вадим Боженик  финансовый директор  оптимизация доходов  повышение стоимости компании  оптимиза