Учет инфляции: практический опыт различных стран

Информационный бюллетень
Опубликовано: 16 сентября 2005

Лариса Горбатова

10 декабря 2000 года в Лондоне по инициативе члена Правления Комитета по международным стандартам финансовой отчетности г-на Дэвида Даманта состоялся семинар по учету в условиях гиперинфляции с участием членов Правления, наблюдателей и членов подготовительных комитетов КМСФО из Бразилии, Зимбабве, Мексики, России, Швейцарии, Соединенного Королевства, США. На семинаре обсуждались проблемы практического применения МСФО 29 «Финансовая отчетность в условиях гиперинфляции» в различных странах, а также опыт этих стран в части разработки подходов к учету последствий высокой инфляции при подготовке бухгалтерской отчетности, в том числе при консолидации отчетности. Данная проблематика представляет особый интерес для России, которая, начиная с 1991 года, существует в условиях инфляции.

По итогам обсуждения были выявлены основные проблемы практического применения МСФО 29, которые можно условно разделить на две группы:

  • проблемы измерения инфляции (сомнения в достоверности индексов, отсутствие дифференцированного подхода к различным отраслям при измерении последствий инфляции, индексы за короткие промежутки времени не всегда доступны, порог гиперинфляции в 100 процентов за три года является весьма условным);
  • проблемы учета инфляции (адекватная оценка налоговых обязательств, особенно отложенных, невыгодное положение инвестиционных компаний, имеющих отрицательную чистую денежную позицию, что стимулирует компании к приобретению неденежных активов и излишним заимствованиям).

Очевидно, что вопросы учета и отчетности в условиях гиперинфляции являются крайне важными. Несмотря на то, что, кроме использования твердой валюты, никакой иной альтернативы МСФО 29 на семинаре предложено не было, очевидно, что считать данный вопрос закрытым пока рано. По результатам обсуждения было решено предложить новому Правлению КМСФО вернуться к данной теме с учетом поставленных практических проблем для того, чтобы выработать их приемлемые решения либо на базе существующих норм МСФО 29, либо на базе их модификации.

Ниже представлен краткий обзор опыта некоторых стран и компаний в области учета последствий высокой инфляции.

Зимбабве. Фондовая биржа Зимбабве (ФБЗ) требует от компаний, чьи ценные бумаги она котирует, использовать МСФО при подготовке бухгалтерской отчетности. Институт сертифицированных бухгалтеров Зимбабве (ИСБЗ), после анализа МСФО, проектов МСФО и интерпретаций МСФО, дает рекомендации по их применению (либо не применению) «главному бухгалтерскому органу» – Совету по бухгалтерским стандартам Зимбабве. На сегодняшний день в Зимбабве подлежат обязательному применению все действующие МСФО.

Уровень инфляции в Зимбабве, составивший в 1992-1996 гг. около 120 % за три года, на сегодняшний день существенно ниже. Тем не менее, в ноябре 1999 года ИСБЗ был сделан вывод о наличии в стране иных критериев гиперинфляции, перечисленных в МСФО 29 (кроме темпов инфляции), и, соответственно, поставлен вопрос о применении предприятиями Зимбабве МСФО 29. По данному вопросу был проведен ряд консультаций с Фондовой биржей Зимбабве и Советом по бухгалтерской практике Зимбабве, а также менеджерами компаний.

В результате проведенных встреч были выделены основные практические проблемы применения МСФО 29, связанные со следующими требованиями данного стандарта:

  • требованием применять МСФО 29 в том периоде, в котором было признано наличие гиперинфляции;
  • требованием обязательной корректировки на общий ценовой индекс данных бухгалтерской отчетности при невозможности представления в тех же отчетах данных, основанных на первоначальной стоимости.

Первая из представленных выше проблем возникает из-за недостаточности данных о темпах инфляции за короткие промежутки времени, что вызывает соответствующие трудности в применении МСФО 29 в краткосрочной перспективе. Вторая проблема связана с потребностью в своего рода «переходном периоде», в течение которого допускается представление в отчетности, наряду со скорректированными на индекс инфляции данными, данных, основанных на первоначальной, или иной не скорректированной, стоимости.

В конечном итоге предложенный подход к применению МСФО 29 в практике предприятий Зимбабве можно назвать компромиссным, поскольку, при общем требовании к компаниям применять МСФО 29, начиная с отчетности за 2000 год:

  • было разрешено в течение некоторого времени представлять в отчетности данные, полученные в результате применения ранее используемых учетных подходов, наряду с данными, полученными в результате применения МСФО 29;
  • было введено требование об обязательном включении в аудиторское заключение по финансовой отчетности за периоды, начавшиеся ранее 1 января 2000 года, специального параграфа, поясняющего, что требования МСФО 29 при подготовке отчетности не применялись.

Мексика. Мексиканский опыт учета высокой инфляции имеет более чем двадцатилетнюю историю. МСФО как таковые в Мексике не применяются, однако национальные требования по отражению влияния инфляции в финансовой отчетности во многом похожи на те, которые содержатся в МСФО 29.

Первые национальные требования, введенные актом 1979 года, сводились к раскрытию информации о влиянии инфляции на финансовые показатели в пояснениях к бухгалтерской отчетности. Основная проблема состояла в отсутствии серьезного подхода предприятий к практическому исполнению данных требований и, в результате, – в неаккуратности представляемой в пояснениях информации. В 1984 году был принят новый акт, предписывающий компаниям признавать последствия инфляции в финансовой отчетности, который неоднократно подвергался изменениям в соответствии с изменениями методологии учета инфляции. Так, в частности, изначально актом 1984 года разрешалось применение метода оценки актива по затратам на его замену, которое впоследствии было запрещено для всех активов, кроме запасов.

Общий принцип, заложенный в основу требований акта 1984 года, заключается в признании дохода на основе концепции поддержания капитала, аналогично МСФО. С точки зрения методологии пересчета стоимости активов, основное отличие от МСФО состоит в том, что общий индекс потребительских цен применяется ко всем неденежным активам, кроме запасов, стоимость которых, как уже говорилось выше, пересчитывается на основе затрат на их замену. Кроме того, для импортируемого оборудования применяется т.н. «комбинированный» индекс, включающий индекс инфляции и обменный курс. При этом бухгалтерская отчетность составляется исключительно в национальной валюте.

Проблемы консолидированной отчетности в условиях гиперинфляции

Швейцарские корпорации «Нестле» и «Новартис», имеющие свои отделения во многих странах мира, представили на семинаре свое видение проблемы учета и отчетности в условиях гиперинфляции. В то время как «Нестле» применяет модель, предложенную МСФО 29, для целей подготовки консолидированной отчетности, «Новартис» находит данную модель достаточно спорной, склоняясь к использованию долларового эквивалента сделок компании. Предложения о применении твердой валюты в качестве учетной в странах с высокой и нестабильной национальной валютой звучат не впервые. На сегодняшний день эти предложения не нашли положительного отклика у Комитета по международным стандартам финансовой отчетности, который разрешает использовать твердую валюту вместо национальной только в тех случаях, когда данная валюта является для компании функциональной, т.е. служит для осуществления расчетов с контрагентами.

Основные доводы в пользу использования твердой валюты вместо национальной в качестве метода учета инфляции состоят в простоте, объективности и доступности данного метода. Информация об обменном курсе обычно доступна даже за короткие периоды времени, сами обменные курсы складываются на рынке, в отличие от индексов, величина которых во многом зависит от методики их расчета. Кроме того, как указывает «Новартис», в условиях, когда предприятия «говорят» языком доллара, применение доллара в качестве базовой валюты для подготовки отчетности представляется вполне оправданным. Кроме того, с точки зрения инвесторов, желающих получить информацию о реальном доходе на вложенный капитал, «долларовая» отчетность имеет значительно больший смысл, чем отчетность, скорректированная на индекс инфляции. Аналогично, при консолидации отчетности отделений из различных стран приведение к единому «долларовому» знаменателю существенно проще и представляется более последовательным, чем двухступенчатая модель, предложенная МСФО: сначала – корректировка на индекс инфляции, затем – пересчет данных отчетности в твердую валюту по курсу на отчетную дату. Однако, следует отметить, что обменный курс, аналогично индексу инфляции, также нередко зависит от политических причин, в силу чего является манипулируемым со стороны властных структур.

Учет изменения цен при составлении отчетности российскими предприятиями

Инфляционное изменение цен является одной из наиболее существенных причин искажения информации, представленной в финансовой отчетности предприятий. Различная покупательная способность денежных единиц, в которых выражена бухгалтерская отчетность, в разные отчетные периоды и даже в разные моменты времени внутри одного и того же отчетного периода требует соответствующей корректировки отчетных данных. Методология учета влияния инфляции при ведении бухгалтерского учета и подготовке отчетности основана на концепции сохранения капитала, согласно которой прибыль представляет собой прирост капитала, либо в финансовом, либо в физическом выражении (в виде операционной мощности).

В практике бухгалтерского учета в различных странах выделяются два основных подхода к решению этой проблемы. Первый подход основан на концепции финансового поддержания капитала и основывается на применении к неденежным балансовым статьям общего индекса цен (обычно потребительских цен).

Второй подход основан на концепции физического поддержания капитала и заключается в пересчете данных отчетности в соответствии с изменениями цен конкретных активов. Аналогичным образом проблема сопоставимости данных в условиях изменения цен решена также в Международных стандартах финансовой отчетности: МСФО 15 «Учет влияния изменения цен» и МСФО 29 «Бухгалтерский учет в условиях гиперинфляции».

Особенности российской инфляции

Особенности и основные проблемы применения указанных подходов при пересчете данных бухгалтерской отчетности российских предприятий напрямую связаны с особенностями экономического развития России в течение последнего десятилетия, прежде всего, с особенностями российской инфляции.

В отличие от классической гиперинфляции, инфляция в России в 90-е гг. характеризовалась не только стремительным ростом цен, но и значительным изменением ценовых пропорций. Темпы роста цен на отдельные виды продукции различались в несколько раз (см. Таблицы 2, 3). «Важно, что произошедший в России рост цен не был просто их пропорциональным увеличением для всех товаров и услуг, а сопровождался глубокими сдвигами в структурах потребительских цен и расходов…» [1].

Изменение ценовых пропорций в значительной степени было связано, прежде всего, с процессом встраивания ранее «закрытой» российской экономики в мировой рынок, в результате которого в России появились новые виды потребительских товаров, а цены на некоторые товары, преимущественно экспортные, начали приближаться к мировым. Наиболее значительные расхождения между темпами роста цен на различные виды товаров наблюдались в период т.н. «либерализации цен» и после финансового кризиса в августе 1998 г., т.е. в периоды быстрой девальвации рубля (Приложение 1).

Еще один важный аспект, определяющий ценовые пропорции, касается высокого уровня неденежных расчетов между российскими предприятиями. На отдельных предприятиях доля неденежных расчетов составляла около 90 процентов общего объема реализованной продукции. По данным опросов руководителей промышленных предприятий, среднегодовая доля бартера в промышленных продажах составила 42 процента в 1997 году, 51 процент в 1998 году и 42 процента в 1999 г. [2]. Несмотря на снижение этой доли в последние два года доля зачетов, векселей, бартера и т.п. в общей сумме расчетов все еще остается весьма высокой. В результате, помимо денежных цен, предприятия оперируют также «бартерными», «зачетными», «вексельными» и т.п. ценами, разрыв между которыми может доходить до нескольких десятков процентов. Это привело к размыванию понятия «отпускной цены» предприятия и к несопоставимости отпускных цен различных предприятий с разной долей неденежных расчетов. Кроме того, даже цены, используемые при расчетах деньгами, нельзя в полной мере назвать рыночными, если доля денежных расчетов на предприятии составляет менее половины объема реализованной продукции.

Стремительные сдвиги в ценовых пропорциях, изменение структуры потребительской корзины, а также высокая доля неденежных расчетов между предприятиями не могли не повлиять на точность расчета индексов изменения цен. Некоторые экономисты указывают на значительные погрешности в расчете ценовых индексов, в том числе индекса потребительских цен (ИПЦ), который традиционно служит ориентиром при определении уровня инфляции. При этом они не рекомендуют полагаться на ИПЦ и иные ценовые индексы при проведении специальных расчетов: «…в силу объективных причин точность измерения роста российских потребительских цен за период экономических реформ невысока, что необходимо учитывать при использовании ИПЦ Госкомстата.»[3]. При этом следует отметить, что проблема погрешности в расчетах ценовых индексов существует и в странах со стабильной экономикой, однако в условиях переходной экономики эта проблема становится реальным тормозом к получению сопоставимой финансовой информации. «Переходный процесс является быстротекущим по сравнению со стабильным экономическим развитием, на которое и ориентирована существующая система государственной статистики. Это приводит к резкому снижению точности измерения экономических показателей в переходной экономике…» [4].

Применение МСФО 29 в условиях российской инфляции: что мы пересчитываем?

Применение МСФО 29 основывается на пересчете данных бухгалтерского учета и отчетности за отчетный период и сопоставимой информации за предшествующие периоды, используя общий индекс цен. В России роль такого индекса традиционно играет ИПЦ. Кроме того, возможно также применение индекса цен производителей промышленной продукции (ИЦП), однако, по мнению специалистов [5], погрешности при расчете ИЦП даже выше, чем при расчете ИПЦ. В связи со значительными погрешностями в расчетах ценовых индексов возникают сомнения в том, что их применение будет способствовать повышению качества представляемой в бухгалтерской отчетности информации. Кроме того, в условиях быстро меняющейся структуры цен индекс потребительских цен применительно к отчетным данным предприятий конкретных отраслей и их конкретным «потребительским корзинам» уже не может обеспечить получение объективной информации и играет роль «средней температуры по больнице».

МСФО 29 (п.19) требует списания части стоимости активов, пересчитанной с использованием общего ценового индекса, до величины соответствующего ценового параметра (возмещаемой стоимости для основных фондов, чистой цены реализации для запасов или текущей рыночной цены для инвестиций) в случае, если соответствующий параметр ниже пересчитанной стоимости. Однако, как видно из Приложения 3, цены на отдельные виды товаров могут отклоняться от ИПЦ в несколько раз не только в сторону понижения, но и в сторону увеличения. В результате отчетные данные, скорректированные на общий индекс цен, могут оказаться существенно ниже реальной стоимости активов, что приведет к занижению величины активов и капитала предприятия и, в конечном счете, может негативно отразиться на его капитализации.

[В Приложении 3 представлены темпы роста цен производителей по отдельным видам основных фондов. Для сравнения в Таблице 3 приведены ИПЦ за аналогичные периоды. Как видно из Приложения 3, наибольшие расхождения между ИПЦ и индивидуальными индексами наблюдаются по оборудованию для целлюлозно-бумажной промышленности (ИПЦ в 1994 г. в 1,75 раза, а в 1996 г. – в 1,36 раза меньше соответствующего ИЦП), для средств вычислительной техники (ИПЦ в 1994 г. в 1,97 раза, а в 1996 г. – в 1,22 раза больше соответствующего ИЦП). Таким образом, те предприятия, которые производят либо имеют в составе своих основных фондов соответствующее оборудование, при применении ИПЦ для пересчета данных бухгалтерского учета и отчетности получали искаженную картину своего финансового положения и результатов хозяйственной деятельности за периоды 1994 и 1996 гг. Кроме того, данная искаженная информация оказывает влияние на качество финансовой информации в бухгалтерской отчетности за последующие периоды.]

В результате применения ко всем предприятиям, независимо от отрасли и особенностей его потребительской корзины, единого ценового индекса при пересчете отчетности в соответствии с МСФО 29, предприятия, чья потребительская корзина дорожает быстрее общих темпов роста цен, оказываются в проигрыше. При этом ссылки на принцип осторожности в данном случае не могут считаться оправданными, поскольку разница между индексами, как показано в Приложениях 2 и 3, может доходить до нескольких десятков процентов. В результате несопоставимость отчетных данных может даже возрасти, причем не только по соответствующим показателям в различных отчетных периодах для одного и того же предприятия, но и по бухгалтерской отчетности различных предприятий за одни и те же отчетные периоды. Это относится также к финансовой отчетности компаний различных стран, привлекающих ресурсы на международных рынках капитала.

Российский опыт учета влияния изменения цен

Необходимость учета изменения цен, в том числе его инфляционной составляющей, очевидна. Определенные попытки в этом направлении предпринимались российским правительством, которое в течение 1993-1998 гг. специальными постановлениями предписывало предприятиям переоценивать находящиеся у них на балансе основные фонды. При этом в более ранние периоды (1993-1994 гг.) предприятия должны были руководствоваться индексами цен производителей Госкомстата РФ, в последующие периоды, кроме индексов Госкомстата, можно было использовать прямой пересчет стоимости основных фондов по текущим рыночным ценам (некоторые из индексов Госкомстата РФ приведены в Приложении 3).

Общими недостатками данного порядка переоценки являлись:

  • неточность индексов (ИЦП);
  • ограниченный подход (пересчету подлежала стоимость основных средств, остальные активы отражались по первоначальной стоимости);
  • отсутствие требования к пересчету сопоставимой информации за предыдущие периоды;
  • невозможность для предприятий в 1994-1995 гг. применять рыночные цены в случае, когда индексы не отражали реального изменения цен;
  • неполный учет реальной степени изношенности оборудования, что весьма существенно для российских предприятий, многие из которых владеют основными фондами, изношенными на более чем 50 процентов;
  • отсутствие требования к раскрытию всей необходимой информации в бухгалтерской отчетности предприятий;
  • жесткий государственный контроль за процессом пересчета стоимости основных фондов, который был связан, прежде всего, с потребностями налоговых органов, которые опасались излишнего завышения издержек в связи с переоценкой основных фондов и пересчетом амортизационных отчислений.

В то же время преимуществом данной методики явился дифференцированный подход к пересчету стоимости различных видов основных фондов, который позволял хотя бы частично учесть изменения ценовых пропорций.

Современные экономические условия

Несмотря на значительное снижение индексов потребительских цен в России за период с начала 2000 года (до 1,3 – 2,1 процентов в месяц осенью 2000 года – 16,5 процентов за первые 10 месяцев 2000 года), инфляция все еще остается на высоком уровне – 187,7 процента за период с начала 1998 года до октября 2000 года [6]. Даже без учета данных за кризисный 1998 год общий прирост потребительских цен составляет с начала 1999 года по октябрь 2000 года 58,3 процента [6]. Таким образом, общие экономические условия в Российской Федерации пока соответствуют критериям гиперинфляции, определенным в МСФО 29: совокупный темп инфляции – более 100 процентов за три года, расчеты за определенные виды товаров – экспортные либо потребительского спроса – привязаны к валютному курсу, население нередко отдает предпочтение твердой валюте вместо того, чтобы держать средства на банковских счетах или в иных аналогичных активах.

В то же время, в связи с продолжением процесса структурной перестройки экономики, цены на различные виды продукции продолжают изменяться неравномерно, что приводит к сдвигам в ценовых пропорциях. При этом, несмотря на значительное снижение доли неденежных расчетов между предприятиями, доля бартера в продажах все еще остается высокой – во второй половине 1999 года она составила 34-38 процентов продаж в промышленности [2]. Эти факторы приводят к погрешностям в расчетах ценовых индексов, прежде всего, совокупных индексов – ИПЦ и ИЦП, что снижает эффективность применения общих индексов цен при пересчете данных бухгалтерского учета и отчетности в соответствии с МСФО 29.

Возможные решения

Российская ценовая ситуация, возможно, является уникальным результатом переходного периода от «закрытой» коммунистической экономики к открытому рынку. Тем не менее, любая страна, в которой по той или иной причине будут иметь место серьезные структурные сдвиги в экономике, может оказаться в аналогичном положении, требующем учета не только изменения общей покупательной способности рубля (что не всегда целесообразно в случаях высокой погрешности расчета самих ценовых индексов), но и стоимости потребительской корзины конкретных предприятий или, по крайней мере, отраслей.

По мнению некоторых опрошенных автором специалистов, в том числе из российских аудиторских фирм и организаций-пользователей финансовой отчетности, возможны следующие варианты решения проблемы учета влияния изменения цен на качество финансовой отчетности российских предприятий:

  1. Использование долларов США в качестве валюты, в которой ведется бухгалтерский учет. Однако, как видно из приложения 4, темпы изменения валютного курса лишь в очень короткие промежутки времени совпадали с темпами рублевой инфляции, и, кроме того, динамика валютного курса напрямую зависит от политических решений. В то же время, с точки зрения инвесторов, и не только иностранных, использование твердой валюты в качестве расчетной валюты при оценке всех сделок компании является наиболее понятным и практически полезным подходом в условиях высокой инфляции, поскольку дает возможность оценить доходность вложений в тех единицах измерения, которые сами инвесторы применяют на практике. В то же время пересчет в доллары США отчетных данных, полученных в соответствии с МСФО 29, снижает информативность отчетности и создает дополнительные сложности в ее анализе, поскольку вводит дополнительный расчетный показатель отражения сделок – общий индекс цен.
  2. Использование при пересчете стоимости неденежных активов различных подходов, изложенных в МСФО 15, в том числе:
    • текущих ценовых параметров на отчетную дату, а именно возмещаемой стоимости – для основных средств, чистых цен реализации – для запасов, текущих рыночных цен – для инвестиций. Преимуществом данного подхода является то, что он предоставляет предприятиям возможность самостоятельно оценить активы, используя наиболее полную информацию о ценах, в том числе с поправкой на цены неденежного рынка. Однако данный вариант предполагает высокие затраты как самих предприятий, так и аудиторских компаний, поскольку требует физической инвентаризации активов и привлечения огромного массива дополнительной ценовой информации, которая не всегда может быть получена из публичных источников. С учетом того, что МСФО применяются обычно очень крупными предприятиями, с большим числом дочерних фирм, такого рода прямые пересчеты стоимости активов по ценовым параметрам представляются трудно осуществимыми. Кроме того, данные расчеты вносят в общий отчетный процесс значительную долю субъективизма. Неслучайно в ряде стран после нескольких лет применения такого подхода впоследствии от него отказались (см. опыт Мексики). В то же время, согласно МСФО 29 (п. 19) косвенно для тех активов, цена на которые растет медленнее общего роста потребительских цен, данный вариант пересчета уже введен. Однако он не действует для тех активов, цены на которые растут быстрее общего индекса. При использовании данного подхода необходимо раскрывать информацию об источниках данных о ценах (публичная информация, цены конкретных сделок предприятия, пр.).
    • индексов цен по укрупненным товарным группам. При этом не обязательно применять данные государственной статистики. Возможно также пользоваться данными частных информационных агентств, которые, по мнению специалистов, иногда бывают более точными и надежными. Преимущество данного подхода состоит в возможности учесть сдвиги в ценовых пропорциях при меньшем субъективизме информации, поскольку данные берутся исключительно из публичных источников. Основной недостаток данного подхода заключается в использовании ценовых индексов, методика расчета которых далеко не всегда известна и надежна. В то же время данный недостаток относится к любой методике, в той или иной мере предполагающей использование ценовых индексов. В случае применения данного подхода особое внимание следует уделить раскрытию в отчетности источников информации о ценовых индексах, групп активов и величин самих индексов.
    • комбинированного подхода с применением текущих ценовых параметров в отношении одних статей (например, запасов и инвестиций) и индексов цен в отношении других статей (например, основных фондов).
  1. Бессонов В.А. О смещениях в оценках роста российских потребительских цен. // Экономический журнал Высшей школы экономики, 1998, №1, с.36.
  2. REB indexes. – Russian Economic Barometer, №4, 1999, p.65.
  3. Бессонов В.А. О смещениях в оценках роста российских потребительских цен. // Экономический журнал Высшей школы экономики, 1998, №1, с.31.
  4. там же, с.62.
  5. там же, стр. 61.
  6. данные Госкомстата России.

Приложение 1

Соотношение индексов потребительских цен и индексов цен производителей промышленной продукции в 1992-1999 гг. *

Год ИПЦ** ИЦП*** Отношение ИПЦ/ИЦП
1992 2608,8 3375,0 0,77
1993 939,9 995,0 0,94
1994 315,1 333,0 0,95
1995 231,3 275,0 0,84
1996 121,8 125,6 0,97
1997 111,0 107,5 1,03
1998 184,4 123,2 1,50
1999 136,5 167,5 0,81
1999**** 608149,4 856835,4 0,71

* рассчитано по данным: Обзор экономической политики в России за 1999 год. – Бюро экономического анализа, ТЕИС, Москва, 2000.
** индекс потребительских цен (темпы роста цен в процентах к предыдущему году)
*** индекс цен производителей промышленной продукции (темпы роста цен в процентах к предыдущему году)
**** общие темпы роста цен за период 1991-1999 гг. (в процентах).

Жирным шрифтом в таблице выделены периоды наиболее резких сдвигов (в том числе структурных) в ценовой динамике. С 1 января 1992 года цены в Российской Федерации, за исключением цен на отдельные виды продукции – например, электроэнергию, перестали регулироваться государством. Такое единовременное введение свободы рыночной стихии привело к многократному повышению цен абсолютно на все виды продукции и услуг. Эта мера российского правительства вошла в историю под названиями «шоковой терапии» и «либерализации цен» и положила начало явлению, которое до 1992 года не было известно в России – гиперинфляции. В августе 1998 года в России разразился финансовый кризис. Национальная валюта по отношению к доллару США обесценилась почти в 3 раза в течение четырех последующих месяцев (см. Приложение 4). ИПЦ за соответствующий период составил 1,71.

Приложение 2

Год ИПЦ ИЦП на потребительские товары ИЦП на средства производства ИЦП на промежуточные товары
1995 231,3 231,9 310,8 279,8
1996 121,8 128,2 128,2 127,7
1997 111,0 110,9 108,2 106,4
1998 184,4 153,4 118,3 112,2
1999 136,5 137,6 157,5 179,5

Приложение 3

Годы

Группы основных фондов
1994 1996
Машины для пищевой промышленности 1,5 1,58
Вычислительная техника 1,6 1,0
Автомобили легковые 2,0 1,0
Оборудование прокатное и для цветной металлургии 2,4 1,42
Тракторы сельскохозяйственные 2,4 1,26
Нефтеперерабатывающее оборудование 2,5 1,26
Оборудование электротермическое 2,5 1,74
Оборудование торговли и общественного питания 3,2 1,18
Машины и оборудование химической промышленности 3,8 1,18
Холодильное оборудование 4,5 1,0
Машины и оборудование для целлюлозно-бумажной промышленности 5,5 1,66
Для справки: ИПЦ** 3,15 1,22

* по данным Государственного комитета РФ по статистике: письма от 30.11.94 № 17-1-17/1501, от 15.12.96 № 24-1-20/2861.
** индекс потребительских цен

 

Приложение 4

Динамика обменных курсов (российский рубль к доллару США) и снижение покупательной способности доллара США на российском рынке в течение 1992-1999 гг.*

Год Обменный курс (ММВБ, конец периода, руб/долл.**) Темп роста обменного курса (в % к предыдущему периоду) ИПЦ
(в % к предыдущему периоду)
Снижение покупательной способности доллара США (3:4)
1 2 3 4 5
1992 0,415 245,6 2608,8 0,09
1993 1,247 300,5 939,9 0,32
1994 3,550 284,7 315,1 0,90
1995 4,640 130,7 231,3 0,57
1996 5,570 120,0 121,8 0,98
1997 5,974 107,2 111,0 0,97
1998 21,140 353,8 184,4 1,92
1999 26,959 124,6 136,5 0,91
1999*** - 15573,6 608149,4 0,026

 

* рассчитано по данным: Обзор экономической политики в России за 1999 год. – Бюро экономического анализа, ТЕИС, Москва, 2000.
** деноминированных рублей.
*** в процентах к 1991 году.