Борьба с отмыванием грязных денег

Информационный бюллетень
Опубликовано: 16 сентября 2005

Бэрри Иден

Террористические акты 11 сентября 2001 года потрясли мир и повлекли за собой новую серию законодательных инициатив, направленных против отмывания грязных денег (ОГД). Правительства разных стран попытались тем самым подкорректировать управление финансовыми системами так, чтобы те смогли выявлять и отсеивать денежные переводы, осуществляемые террористическими группами. Российские компании и банки трудно заподозрить в поддержке террористов, однако есть мнение, что финансовая система России используется для отмывания крупных сумм, принадлежащих взяточникам, наркодельцам и международным торговцам оружием. По этой причине Россия включена в черный список Финансового агентства по борьбе с отмыванием грязных денег (FATF) среди других стран, до сих пор не принявших надлежащих мер для предотвращения легализации преступных капиталов.

По мере того, как американские, британские и другие западные компании сталкиваются со все возрастающими сложностями, они несомненно будут пытаться переложить часть бремени на соответствующие Российские банки. По этой причине российским банкам и финансовым службам частных корпораций необходимо понять, как действуют международные законы по борьбе с отмыванием грязных денег, и как они подействуют на бизнес уже весной 2002 года.

Под отмыванием грязных денег понимается определенная обработка доходов от преступной деятельности с целью сокрытия их истинного происхождения. Она используется для того, чтобы легализовать суммы наличных денег, полученных в результате незаконной торговли оружием, контрабанды и отмывания грязных денег. Теперь их по сути мобилизовали на войну против терроризма. Государственные и правоохранительные органы требуют от них помощи в выявлении и замораживании используемых террористами активов. Рассмотрим некоторые из новых законодательных инициатив, которые в значительной степени повлияют на деятельность российских банков за границей.

FATF и другие организации

В ответ на террористические акты 11 сентября Финансовое агентство по борьбе с отмыванием грязных денег, спонсором которого является Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), выпустила пакет из восьми рекомендаций в дополнение к сорока рекомендациям, опубликованным ранее, в которых предлагается коллективный ответ на новую угрозу.

Одни рекомендации FATF носят общий характер, как например требование того, чтобы финансирование терроризма рассматривалось во всем мире как уголовно наказуемое деяние, а также совет всем странам присоединиться к конвенции ООН 1999 года о противодействии финансированию терроризма, и призыв к международному сотрудничеству.

Другие носят конкретный характер, как, например, замораживание и конфискация принадлежащих террористам активов, уведомление о подозрительных сделках, а также меры к тому, чтобы исключить использование некоммерческих организаций террористами. Еще одно, потенциально дорогостоящее в исполнении требование сводится к тому, чтобы информация о физическом лице или организации, осуществляющей перевод средств, сопровождала бы проводку по всей цепочке.

Террористические акты последнего времени подсказали необходимость принятия многими странами мира нового законодательства по борьбе с терроризмом и отмыванием грязных денег. За последние пять месяцев уже более десятка стран объявили о разработке или принятии законов о борьбе с ОГД.

Некоторые страны, объявившие о принятии таких законов (как например Доминиканская республика, Филиппины и Венгрия), или же об их разработке (такие, как Индонезия и Египет), до сих пор состоят в черном списке FATF как страны, отказывающиеся от сотрудничества, и могут быть исключены из него только после претворения этих законов в жизнь. Другие страны (включая Объединенные Арабские Эмираты, Гонконг, Украину и Оман) также выступили с заявлениями о планируемых изменениях в своем законодательстве по борьбе с ОГД.

Россия приняла закон по борьбе с ОГД в прошлом году, а вступил он в силу с 1 февраля 2002 года. Новый закон в общем и целом соответствует рекомендациям FATF, хотя отдельные его положения могут показаться двусмысленными. Однако, на февральском заседании FATF решение исключить Россию из черного списка принято не было. Российские официальные лица объясняют это тем, что прежде чем принимать какие-либо решения Комитет хотел бы увидеть, как этот закон действует на практике. Кроме того, российский закон по борьбе с ОГД был принят еще до выхода в свет новых рекомендаций по борьбе с финансированием терроризма. Российские власти, тем не менее, надеются, что страна будет удалена из черного списка летом 2002 года.

Что это значит для бизнеса

Уже совершенно ясно, что западные банки понесут значительные дополнительные расходы на сбор информации о лицах, пользующихся их услугами, а также на меры, направленные против все удлиняющегося списка нежелательных организаций и отдельных лиц. Значительные усилия потребуются на выяснение, какие клиенты действительно являются подозрительными, а какие нет, так как многие данные, указанные в этом списке либо вымышлены, либо основаны на краденых документах и удостоверениях личности. Более того, необходимо будет поднять всю бухгалтерскую документацию за последние пять лет, а правоохранительные органы еще не готовы дать рекомендации банкам, как тем следует действовать при выявлении сомнительной сделки.

Небанковские финансовые учреждения, такие, как страховщики, управляющие активами, и инвестиционные банки, от которых никогда прежде не требовалось отслеживать подозрительную деятельность, могут оказаться перед необходимостью приступить к осуществлению такого рода мероприятий. Новое анти-террористическое законодательство США весьма широко трактует понятие «финансовый институт», что на практике потребует от страховщиков, брокеров и дилеров, оперирующих с ценными бумагами, а также управляющих активами как минимум усилить меры против отмывания грязных денег и связанную с этим деятельность по внутреннему аудиту.

Неизбежно западные банки и небанковские организации разделят груз ответственности за соблюдением новых требований с соответствующими банками и учреждениями в других странах. Анти-террористическое законодательство США требует, чтобы любой иностранный банк, имеющий счет (но не имеющий представительства в США) должен назначить агента по предоставлению этой услуги. Тем самым на иностранный банк возлагаются существенные обязательства и его затраты значительно возрастают. Более того, США на определенном этапе получают возможность заморозить счет иностранного банка лишь потому, что тот не заморозил определенные «террористические» счета в своей стране.

Все российские банки могут попасть под действие различных специальных мер, которые может предпринять Министерство финансов в отношении связей с проблемными странами и институтами. По всей видимости, Россия может рассматриваться как проблемная страна по крайней мере до тех пор, пока она остается в черном списке FATF. В общем и целом это означает, что российские юридические лица, обладающие корреспондентскими счетами в американских, британских или других западных финансовых институтах, или же поддерживающие с ними деловые отношения, должны быть готовы к тому, что соблюдать законы этих стран.

Непосредственное воздействие на российские компании, действующие вне сектора финансовых услуг, будет менее значительным. Тем не менее, с учетом того, что многие из них имеют сложную «групповую» структуру, охватывающую юрисдикции нескольких стран, их финансовые директоры могут инициировать всеобъемлющую ревизию структуры для того, чтобы свести к минимуму риск срыва платежей или ареста заграничных активов по причине подозрительных операций.

Бэрри Иден является партнером московского отделения компании «Эрнст энд Янг». Данная статья является сокращенным вариантом статьи, опубликованной в журнале «Capital perspective» (март – апрель 2002).